Исторические анекдоты: от Баха до Ленина

Просмотр списком

Исторические анекдоты о нобелевских лауреатах, декабристах, актёрах, музыкантах, учёных и видных политических деятелях прошлого.

Исторические анекдоты: от Баха до Ленина

Здесь собраны не столько забавные исторические анекдоты, сколько интересные исторические факты. Впрочем, многие из фактов недостаточно достоверны и/или достаточно смешны, чтобы подходить под понятие исторического анекдота, над другими же стоит задуматься без усмешки. Приведены в «историческом порядке»:

1. К середине XVII в. национальный состав Войска Запорожского Низового был таков: славяне (русские, украинцы, белорусы) — 34,2%; азиаты (турки, татары) — 27,4%; кавказоиды (армяне и др.) — 17,4%; средиземноморские народы (евреи, греки и др.) — 21% (В. Семененко, Л. Радченко «История Украины» 1999 г.). Д. Яворницкий писал: «в Сичи можно было встретить всякие народности, чуть ли не со всего света выходцев, как-то: украинцев, поляков, литовцев, белорусов, великорусов, донцев, болгар, волохов, черногорцев, татар, турок, евреев, калмыков, грузин, немцев, французов, итальянцев, испанцев и англичан» (т.1, с.143)

2. В первой четверти XVIII в. Бакинским районом заинтересовался Петр I, рассматривая его как опорный пункт для развития торговли России с Востоком. Его особенно привлекала так называемая «белая нефть», которая издавна добывалась в окрестностях Баку. В 1723 г. в приказе генералу Матюшкину Петр I указал: «...Идтить к Баке, как наискорее и тщиться в оный с помощью Божией, конечно достать, понеже ключ всему делу оный... Оная Бака богата нефтью отменного качества... Нефти белой несколько пуд вели взять из Баки и пришли к нам». В следующем году он вновь приказал Матюшкину: «Белой нефти тысяча пудов или сколько возможно прислать, да поискать здесь мастера». Выполняя приказ, генерал Матюшкин в 1723 г. захватил г. Баку (Персональный сайт Ч. Султанова)

3. Во время смотра в Вильне Алексей Андреевич Аракчеев высказал неудовольствие утомленностью лошадей роты Алексея Петровича Ермолова, на что услышал: «Жаль, Ваше сиятельство, что в артиллерии репутация офицеров зависит от скотов». Будущий военный министр принял это замечание на свой счёт и, будучи уязвлён, какое-то время препятствовал карьере молодого офицера в артиллерии, но впоследствии стал его покровителем. (Журнал «Новый Берег» 2008, № 21)

4. На очной ставке декабристов Пестеля и Волконского присутствовал граф Павел Васильевич Голенищев-Кутузов. В один из моментов граф не удержался и сказал: «Удивляюсь, господа, как вы могли решиться на такое ужасное дело, как цареубийство?» Пестель тут же ответил: «Удивляюсь удивлению именно Вашего превосходительства, Вы должны знать лучше нас, что это был бы не первый случай». Граф (бывший, как известно, одним из убийц императора Павла) побледнел и позеленел, а Пестель повернулся к остальным членам комиссии и добавил: «Случалось, что у нас в России за это жаловали Андреевские ленты!»

5. Знаменитый актёр Олег Янковский вспоминал: «Вообще-то, когда Ленин был маленьким, он дружил с моей бабушкой. А ее отец в свое время ездил за рубеж и привез ей как-то куклу с закрывающимися глазками. И вот Володенька все хотел ей выковырять глазки, чтобы выяснить, почему они закрываются».

6. Во время гражданской войны будущий лауреат Нобелевской премии по физике Игорь Тамм попал в плен к одной из банд Махно. Его отвели к атаману — «бородатому мужику в высокой меховой шапке, у которого на груди сходились крест-накрест пулеметные ленты, а на поясе болталась пара ручных гранат».
— Сукин ты сын, коммунистический агитатор, ты зачем подрываешь мать-Украину? Будем тебя убивать.
— Вовсе нет, — ответил Тамм. — Я профессор Одесского университета и приехал сюда добыть хоть немного еды.
— Брехня! — воскликнул атаман. — Какой ты профессор?
— Я преподаю математику.
— Математику? — переспросил атаман. — Тогда найди мне оценку приближения ряда Маклорена первыми n членами. Решишь — выйдешь на свободу, нет — расстреляю.
Тамм не мог поверить своим ушам: задача относилась к довольно узкой области высшей математики. С дрожащими руками и под дулом винтовки он сумел-таки вывести решение и показал его атаману.
— Верно! — произнес атаман. — Теперь я вижу, что ты и в правду профессор. Ну что ж, ступай домой.
Тамм так никогда и не узнал фамилию атамана. (Уолтер Гратцер «Эврики и эйфории»)

7. В конце Великой Отечественной войны, когда церковь укрепила свой авторитет пожертвованиями в Фонд обороны, у тогдашнего патриарха Сергия состоялся необычный разговор со Сталиным.
— У нас осталось совсем немного священнослужителей и мы просим разрешить открытие семинарии и академии для подготовки необходимой смены.
— Что же вы нэ убэрэгли свои кадры?
— Растаскивают, Иосиф Виссарионович!
— Как так растаскивают?
— Да вот, готовили мы одного в епископы, а он стал Верховным главнокомандующим!
— Ха-ха! Разрэшаю!
Один высокий духовный иерарх подтвердил достоверность этой истории. («Несколько историй академика В. Л. Янина»)

8. Вскоре по окончании войны возобновилось участие советских ученых в международных научных встречах. Одной из первых полетела в Нидерланды академик Анна Михайловна Панкратова, которая звание академика дополнила званием члена ЦК. Она как рачительная хозяйка предположила, что за рубежом ей доведется устраивать небольшие приемы, угощать зарубежных коллег... Не покупать же водку за границей, тем более что и валюту-то отсчитывали знаем какой мелочью. Водку надо везти с собой. И тут выясняется, что по нидерландским таможенным правилам можно беспошлинно провозить только одну бутылку для личного употребления. Любая вторая облагается непосильным для советского человека налогом. Далее события разворачивались так.
Прилетев в Амстердам, Анна Михайловна выкладывает свой чемодан на прилавок к таможеннику. Тот, поигрывая замочками, спрашивает:
— Мадам провозит водку?
Анна Михайловна отвечает срывающимся баритоном:
— Провожу одну бутылку для личного употребления.
Таможенник щелкает замочками, крышка чемодана отскакивает и открывает его восхищенному взору незабываемую картину. В чемодане с угла на угол, лежит, как гусак, четверть водки (трехлитровая емкость). Таможенник бережно закрывает чемодан, придвигает его к владелице, прикладывает руку к козырьку и уважительно произносит: «Я преклоняюсь, мадам!» («Несколько историй академика В. Л. Янина»)

9. Когда Горбачев пришел к власти, он организовал в Москве что-то вроде симпозиума и пригласил на него знаменитого кинорежиссёра Милоша Формана. Советский режиссер Кулиджанов решил взять у него интервью, во время которого он спросил:
— Что вам, товарищ Форман, кажется наиболее значимым событием в XX веке?
Ответ был:
— Взрыв атомной бомбы.
— Почему?! Почему, товарищ Форман?!
— Помните, в первой половине века было две мировых войны. Много миллионов людей погибло. А потом, в 1945, взорвалась бомба. Сейчас век уже подходит к концу, а третья мировая так и не началась. Она не началась только потому, что и американские и ваши генералы вдруг осознали, что в случае атомной войны они будут в такой же опасности, как и рядовой в траншее. (Из воспоминаний Милоша Формана)

8837
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top