Лучшие истории дня от 27-02-2012

Просмотр списком

Мать провела рукой по линолеуму — набрала полную руку пыли. Начинает наезжать — типа, всю неделю не убирался. Оправдываюсь:


— Ну, понимаешь, что-то эта неделя так быстро пролетела, я даже швабру намочить не успел.))



Блиц-шахматы в обеденный перерыв.
Участники, болельщики, подначки...
Один из игроков, делая очередной ход:
— Любуйтесь — как эстетично!
Один из «массовки»:
— Ещё Швейк подметил: «все эстеты педерасты».
Всеобщая ржачка.
А бахвал, несмотря на блиц-навыки, с ответной репликой не нашелся,
да ещё и хорошо начатую партию слил...



Лет в сорок я впервые нанял водителя.
Сорвал спину и разгрузка коробов с товаром превратилась в сущую муку.
Торговля была неплохая, денег хватало, и я обзвонил знакомых, чтобы порекомендовали какого-нибудь непьющего добросовестного спокойного человека.
Вскоре я встретился с кандидатом.

Он раньше водил «Газель» какого-то рыночного торговца, но недавно тот свернул дела, и теперь Саша работал сторожем на стоянке, и был готов перейти ко мне.

Я рассказал ему, что надо будет с экспедитором ездить в Москву за товаром, грузить-разгружать, ревизировать в магазине неработающие игрушки и, при возможности, ремонтировать их, либо отсортировывать на возврат поставщикам, готовить к продаже детские велосипеды, и вообще быть в магазине мастером на все руки. Ну и обычные водительские обязанности на нём, как-то — эксплуатировать машину надлежащим образом, и вовремя производить все регламентные работы.

Предложенная зарплата его устроила, и он был готов приступить к работе хоть прямо сейчас.
Я осведомился — не подставит ли он своего теперешнего работодателя неожиданным увольнением, и сказал, что готов подождать, пока на автостоянке ему найдут замену.
Он ответил, что с этим никаких проблем, и назавтра принес уже мне свои документы.
Однако вскоре я случайно встретился с этим его работодателем.
Он оказался моим старым приятелем.
Шутливо, но с долей серьёзности он мне сказал:
— Что же ты, Витя, чужих работников переманиваешь? Нехорошо, нехорошо... Хоть бы позвонил, переговорил...
Я расстроился:
— Серёга, извини! Я же разговаривал с ним на эту тему. Он сказал, что никаких проблем...
— Всё равно нехорошо. Проблем действительно никаких. Но надо было позвонить. Проблемы будут... У тебя... С ним... Но я тебе о них заранее рассказывать не буду. Нет, не пугайся, — воровать он не будет. Но ты поймешь, что я подразумевал.

Саше я показал особенности управления Транспортёром, на котором ему предстояло ездить, покатался пассажиром с ним по городу, доброжелательно проконтролировал, как он собирает велосипеды и ковыряется с браком, предложил, чтобы для простоты общения он называл меня Николаичем и на «ты», и, несмотря на появившееся у меня к нему чувство необъяснимой антипатии, полагал, что с работой он справится, и я вздохну свободно.

Экспедитором ездила с ним Лена — мой зам.
Я уже давно приказом назначил её заведующей. Большую часть повседневных вопросов в магазине и возникающих проблем решала она. И товаром она занималась.

И вот, не прошло и недели, как она заговорила об увольнении этого Саши:
— Николаич, ищи другого. Я не могу с ним ездить! Ты знаешь — после того, как мы с тобой перевернулись на «шестёрке», я не терплю быстрой езды. Но он вообще полный тормоз! Вот мы подъезжаем к нерегулируемому перекрёстку. У нас — главная. Справа и слева стоят — нас пропускают, в соответствии с Правилами. И он встаёт. Смотрит испуганно по сторонам, потеет, сморкается и не трогается с места. Сзади сигналят, с боков мигают, он — стоит. Потом те, что стоят на второстепенных, начинают трогаться, а он теперь наконец рожает, и тоже трогается. Они пугаются, сигналят, и встают. Он — тоже.
Или, едем по Рязанке. Он всегда в правом ряду. Упрется в фуру, и едет за ней. Две полосы для движения в нашем направлении, но обогнать кого-то для него мука смертная. Фура — шестьдесят, и он — шестьдесят. Фура сорок, а его это не напрягает, так за ней и едет... Николаич! У него всегда сопли! И он, с бульканьем, постоянно втягивает их в себя! Меня от него тошнит!

Я возразил:
— Ну, как я его теперь уволю? Он же ту работу потерял! Потерпи — может насморк у него пройдет, и на дороге он освоится...
— Тебе легко говорить! Ведь, терпишь-то не ты, а я!

На выходные я разрешил Саше воспользоваться фургоном — что-то перевезти на дачу.
В понедельник он с гордостью продемонстрировал мне линолеум, которым он застелил фанерованный пол в фургоне, закрепив его по периметру саморезами через каждые десять сантиметров.
Очень удобно при погрузке — картонный короб с товаром поставил в фургон, толкнул его, и он едет по скользкому линолеуму аж до передней стенки.

Я огорчил его:
— Это ты зря! Зимой ты на обуви занесёшь в кузов снег, и на этом полу будешь здесь падать с кувырками. Да и после дождя мокрыми подошвами мы здесь будем опасно скользить.
— Нет, Николаич! Нормально! Я не буду падать!
— Будешь. И я буду! Сними!
Поговорка мне тут вспомнилась — услужливый дурак опаснее врага.

Через пару дней Лена позвонила мне из Москвы, и попросила приехать на Форде, забрать товар, который не помещается в Транспортер.
Приехал.
Саше сказал, чтобы он отправлялся в Воскресенск разгружаться, а мы, дескать, с Леной дополучим остальное, расплатимся, и подъедем скоро после него.
Он, выслушав меня, как-то заменжевался, потом нырнул в помещение для клиентов, где нас бесплатно угощали чаем в пакетиках и кофе «три в одном», быстро вышел оттуда, сел в машину и уехал.
Следом за ним из этого буфетика выскочила сотрудница, что-то возмущенно крикнула ему в спину, но он не обернулся.
Оказалось, что он, зайдя туда, схватил горсть пакетов Липтона, и сунул их в карман. Хотел ещё и кофе набрать, но она его остановила.

Я потом высказал ему своё возмущение:
— Как ты не понимаешь, что это не халява с помойки, а угощение! Ты и в гостях так себя ведёшь?

Прошла ещё неделя.
Снова неприятный разговор с Леной:
— Николаич! Я отказываюсь с ним ездить за товаром. Езди ты! Плати мне меньше. Я буду заниматься только магазином и товаром в магазине. А в Москву с ним ездить отказываюсь! Несколько часов в день проводить с ним невозможно! Он хлюпает носом. Я всё время сижу отвернувшись, чтобы меня не вырвало! У меня от этого уже шея болит. Тебе жалко его, но не жалко меня! Хорошо! Твоё право. Но не надо жалеть его за мой счет. Давай, закупками будешь заниматься ты!

По ряду причин её предложение меня не устраивало.

Я позвонил Сергею — хозяину автостоянки. После обмена приветствиями перешёл к главной теме:
— Слушай, а ты возьмешь Сашу назад сторожем?
— Ха-ха! Помнишь, ты мне рассказывал анекдот про диагноз: «Психических отклонений нет, — просто мудак!» Вот этот Саша и мне на хер не нужен был. Я его терпел только из жалости, потому что он убогий. А, когда ты его забрал, я, на самом деле, обрадовался. Вот, думаю, пускай Витя теперь с этим дуралеем лиха хлебнёт! И поделом тебе! Не будешь работников переманивать!
— Серёг, ну я же тебе объяснял — не переманивал я! Я специально с ним этот вопрос обговаривал...

В общем — Сергею этот Саша был не нужен.

Сашу я попросил написать заявление об уходе, выплатил ему месячный оклад в качестве компенсации, и мы расстались без обид. Очень скоро он нашел работу на грузовой «Газели».
А я начал закидывать удочки через знакомых в поисках нового водителя, будучи при этом сам и водителем, и грузчиком, и бракёром, и администратором.
Свято место пусто не бывает, и вскоре я познакомился со следующим претендентом.
Лёша тоже пришел ко мне через знакомых.
Если Саша был заторможенный, то этот напротив – очень бойкий. Что бы я ни начинал ему говорить или объяснять, он вскоре перебивал меня, чтобы высказать своё аналогичное мнение и полное со мной согласие. Это слегка раздражало.
Я вполне закономерно поинтересовался его прежним местом работы и причиной увольнения.
Оказалось, что он водил «Газель» какого-то предпринимателя, работал много и добросовестно, но козёл-начальник не оценил Лёшины старания, и платил явно недостаточно.
Я в ответ сказал, чтобы он никогда не отзывался так о старых работодателях в присутствии нового.
— Потому что, — добавил я, — первое, что мне приходит в голову, это: «А что он про меня потом будет говорить?»
— Не, Николаич, ну, ты же не такой!
— Ты ещё не знаешь, какой я. И я не знаю – какой ты. Нам обоим рано обольщаться.
Сели в «Транспортёр». Я за рулём. Показываю – на каких скоростях переключать передачи, как разгоняться...
Я выезжал с второстепенной дороги, и БМВ мигнул мне фарами, пропуская. Я вырулил на главную перед ним и благодарно мигнул «аварийкой».
Леша удивленно спросил:
— Николаич! А зачем ты его на хуй послал?
— Кого?!
— БМВ этого? Ведь, мигнуть аварийкой, это значит «пошел на хуй»! В Москве всегда так – кто-нибудь влезет перед тобой, и обязательно аварийкой потом мигнет – пошел на хуй!

Я, услышав такое, просто оторопел. Потом ответил:
— Да кто тебе такое сказал?
Аварийкой в таких случаях мигают, чтобы поблагодарить или извиниться!
Это тебе, верно, в шутку кто-то объяснил так. А ты, что же, всегда думал, что тебя посылают?

Вот он за рулем. Выезжаем на главную у светофора. Машинам красный, пешеходам — зеленый. Выезжая на дорогу в этом месте, я всегда сначала останавливаю машину в раскоряку, пропуская пешеходов, после их прохода выравниваю машину и жду зеленого.Леша же,.выезжая, принялся вовсю сигналить, распугивая пешеходов и чуть не расталкивая их бампером.
У меня — глаза на лоб:
— Ты что делаешь?! Пропусти их! Вон человечек на светофоре зеленый, — у них же приоритет!

Ему было непонятно моё возмущение.

Он постоянно генерировал идеи.
— Николаич! Я вот что придумал, — давай уберем одну кассовую кабину. Место освободится в магазине, на которое можно товар поставить.
— Леш, а если кассиру понадобится в туалет отойти, или покушать?
— Так сменщица в её кабинку и сядет!
— А случись недостача, с кого из них спрашивать?
— Ааа...

— Николаич! Я вот что придумал, — давай грузчика наймем!
-...
— Ну я только водителем буду, а товар грузить-разгружать-носить — он.
— А платить ему из твоей зарплаты? А если твою зарплату располовинить, найдется работник на такие деньги? А браком кто будет заниматься — ты или он? Или нам потом ещё надо будет бракера нанять? И вообще тогда, ты-то зачем мне нужен? Не проще ли найти грузчика с водительским удостоверением, который будет и шоферить, и грузить, и браком заниматься, и лампочки в магазине менять при необходимости, и прокладки в смесителе тоже. Ведь до твоего прихода я один со всем этим справлялся, ещё и администрированием занимался...

— Николаич! Я не буду больше велосипеды собирать. У меня друг есть. Он пенсионер и живет в деревне — семь километров отсюда. Дом у него большой — места хватает. Я буду отвозить ему короба с велосипедами и потом забирать готовые.
— Хм... Инструмент у него есть?
— А я отсюда ему привезу.
— А если здесь обнаружится какая-то недоделка, — велосипед надо будет к нему в деревню везти? А если какой-то некомплект окажется в коробе? Все запчасти тоже к нему надо будет заранее отвезти? И по всякой неожиданной обнаруженной неисправности надо будет к нему ехать? Ну, хорошо. А платить ему как?
— Я из своей зарплаты буду ему отстегивать.

По сравнению с предыдущим местом работы, теперешняя зарплата казалась ему очень приличной. Я в виде эксперимента согласился с ним, но расплатившись со своим другом один раз, Леша стал собирать велосипеды сам.

— Николаич! Колесо спустило. Где домкрат?
— Я же показывал тебе — под твоим сиденьем. А запаска сзади под кузовом. Ты умеешь колесо-то снимать?
— Обижаешь, начальник.
Через некоторое время я почувствовал легкое беспокойство и вышел проверить, — как он справляется.
Он сумел меня удивить. Домкрат стоял не в специально предназначенном для этого месте возле арки колеса, а посредине порога, сминая этот порог. Автомобилисты поймут мои чувства.
После этого я начал подыскивать ему замену, но он ещё успел сделать мне заманчивое предложение:
— Николаич! Я вот что придумал! Давай ещё один магазин откроем! Где-нибудь в центре. Только там я буду уже заведующим.

Лёшу я попросил написать заявление «по собственному...», и принял на его место Филиппа.

Вот о нём мне нечего рассказать забавного...
Просто хороший человек.
Она проработал у меня четыре года.
Не припомню за ним ни одного косяка.
Выдержанный, корректный, с чувством собственного достоинства и развитым юмором.
Не болтун, но случалось, рассказывал интересные истории из жизни.
Компетентный. Толковый.
Я советовался с ним по самым разным вопросам, и, принимая потом решение, учитывал его мнение.
Он один из тех людей, которых я очень уважаю, и чьим уважением дорожу, если, конечно, его заслуживаю.
Он моложе меня лет на пятнадцать, но какого-либо превосходства в житейской мудрости или жизненном опыте я не чувствовал.
Настоящий мужчина, муж, отец.
Он видел, что магазин приходит в упадок.
И для него не было неожиданностью моё признание в том, что в ближайшем будущем для меня будет непозволительной роскошью платить ему зарплату.
Мы расстались.

И это печально.



живу в тел авиве. местные народ дикий, воспитание нулевое, в чем убедилась в очередной раз.
выехали мы с дочерью на велосипедах по парку. парк огромный, мы проехали по дорожкам от нашего дома до самого моря, погода отличая, виды великолепные. на обратном пути есть место, где велодорожка вплотную подходит к стоянке, на самой дорожке столбики, достаточно близко друг к другу, и дорожка между ними половина асфальт, половина земля, с маленьким бортиком. земля мокрая после легкого дождика.со стороны стоянки прямо на нас едет на мотороллере такое мордатенькое чмо, сначала к дочери, и что то спрашивает, без всяких там церемоний, типа извините, да пожалуййста, та его проигнорировала, и ето чмо прет прямо на меня... для меня проезд между столбиками ето отдельная песня, а тут мокро, узко, и ето чмо чешет... ну, навернулась я с велосипеда... упала на руки, встала, но!!! ето чмо таки доехало до меня, и таки спросило свой вопрос, пока я валялась на земле... а че там, ну ерунда какая, пока валяется на земле, самое время задавать вопросы...

Лучшие истории дня от 27-02-2012
9368
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top