Лучшие истории дня от 17-11-2011

Просмотр списком

Друг вчера рассказал.


Далёкие 80-е... История реальна, фамилии изменены.
Стоит в курилке замполит, подполковник Иванов.
Подбегает солдат, с полувыпученными глазами.
— Товарищ подполковник, разрешите обратиться!?
— Ну, обращайся, что там у тебя? — лениво выпуская дым, ласково отвечает
замполит.
— Товарищ подполковник, скажите, а не Вы майор Сидоренко? Выпаливает на
одном дыхании боец.
Замполит, поперхнувшись дымом, выдаёт крылатую фразу:
— Да хрен его знает, может и я! В нашем дурдоме всё может быть!



И все-таки, были... были люди....
Ума не приложу как, но и в армии, среди множества редких недоумков и
просто мудаков, встречались они иногда.

Сержант Снегирев.
Фамилия маленькая, бойкая, да и сержант такой же. Мелкий, но коренастый.
Приземистый крепыш.
Большинству из нас — до уровная носа. Это когда мы «смирно» стоим. А стоим
мы так, потому как учебка, мы неделю после присяги, а он — сержант.
И не просто сержант, а инструктор. И будет он обучать нас правилам
оказания первой помощи. Потому как учебка саниструкторов.
В первый же день занятий у нас «тактика». Перглядываемся — в медицине мы
еще ни бум-бум. Но оделись, навесили, нацепили, полный боекомплект
добавили и еще мед. снаряжением шлифанули.
Стоим. Одежда не по размеру, оружие болтается, рожи сонные. Но сержанта
глазами едим.
А Снегирев пальчиком выцепляет из строя рядового Полыхаева, жлоба
толстенного, размера жуткого. Отводит его в сторону, метров на тридцать
и чего-то говорит. Видим, Полыхаев укладывается на землю и лежит
недвижим.
Возваращается сержант и следующими выводит меня и еще одного бойца,
Рагулина. И перед всеми ставит нам боевую задачу:
— Товарищи бойцы! В тридцати метрах от вас, лежит и стонет от ран
рядовой Полыхаев. Ваша задача — добраться до него под огнем противника,
оказать первую помощь и вынести с поля боя. Время пошло. Да, все свое
берем с собой. И кстати, ползком!
Вы думаете тридцать метров ползком это ерунда? А когда на тебе автомат,
подсумок, противогаз, да еще мед. инвентарь? Да еще эта сука Рагулин
ползет впереди, тащит носилки. Ручки у носилок рваной резиной
окрученные, так и норовят в глаз влезть!
Не успели мы отползти, как мне по каске что-то «тюк»!
— Огонь противника! — сообщает Снегирев, — и следующим камешком в Рагулина
«тюк». И тут как посыпалось на нас! Всем взводом палили, ироды, собратья
по оружию. А кое-кто даже залпом. Камушки мелкие, но когда по каске или
прямо перед носом-неприятно. Ползем, морды в землю втыкаем, ощущение что
и вправду по тебе палят.
Добираемся до Полыхаева, мокрые, злые. Полыхаев лежит, в руках бумажку
держит. Читаем: «Проникающее ранение в области живота, контузия и
оторвана рука». В общем, не жилец....
Давай мы его лечить. Сумки с мединвентарем открыли, где что лежит вроде
помним, но разве это найдешь? За секунду все развернули перевернули, все
что нужно перепутали.
— Давление ему меряй !- шипит Рагулин.
— Какое нах... давление! Жгут на руку! Нет! Сначала бинт!
Бинт разматывается, падает в грязь. Не стерильно! Где еще один! А
живот-то, живот! Чем прикрыть?
А Полыхаев вдруг орать начал: «Ой, Мамочки! Ой, спасите! Ой, больно,
помираю!» И не просто орать, а руками махать и встать порываться.
— Лежи! — Рагулин приподнялся, к земле его руками. И тут ему самому по
каске камушком «Тюк». Ах ты ж!!! Лежим мы оба на Полыхаеве, вокруг нас
пули свистят. Тот снова верещать: «Ой, спасите! Ой, в глазах меркнет!
Ой, отпустите руку, пидоры!»
— Руку ему вяжи! — ору Рагулину. — Кровью же изойдет!!!
— Да хрен с ним! Давай ему повязку на живот, там проникающее!
Ага. Попробуйте сто двадцать киллограмм недвижимых повернуть! Да еще
лежа! Толкаем мы его, повязку под спину, коленом по ребрам. Пристрелили
бы гада!
Справились вроде. На носилки его! Та же проблемма, повернуть на бок,
носилки под спину, обратно. Полыхаев стонет, у меня руки дрожат, Рагулин
уже не шипит даже. Положили. Потащили.
Ой, мамочки! Это ж надо с кочки на кочку этого слона перетаскивать, да
чтоб вместе одновременно, а иначе одному его и с места не сдвинуть.
А у нас еще и снаряжение и инвентарь у нас, и не поднимешься — бой кипит.
— Ногами помоги! — говорю ему. — Подтолкни, падла!
— Контузия у меня! — оправдывается Полыхаев. — И Снегирь обещал два вне
очереди, если увидит что!
Как доволокли — не помню. Мокрый весь, аж в сапогах хлюпает.
В глазах слезы, темные круги и три сержанта Снегирева.
— Становись! — командует тот. Обошел он вокруг Полыхаева, на часы
посмотрел: — Пятнадцать минут, — сообщает.
Не может быть. Часа два там возились... Я вперед смотрю, от той кочки,
где Полыхаев лежал, метров тридцать, два скачка. И борозда глубокая
тянется.
— Товарищи бойцы! — обьявляет Снегирев. — Сегодня, в бою с врагом, геройски
погиб рядовой Полыхаев!
Взвод стенает, давится, лица вниз. Мы с Рагулиным переглядываемся.
— Его убили не враги! — продолжает Снегирев. — Враги его только ранили. А
добили друзья, однополчане, боевые, так сказать, соратники! Потому как
пока добрались, пока справились, да пока обратно приволокли. А уж какую
первую помощь оказали, тут бы и здоровый не выжил!
И на нас смотрит. «Все, говорит, ясно?»
Куда уж яснее. Это вам не пальчик перевязать и не таблетку надвое. А
ведь это еще не бой....
Все что мог, все что надо, обьяснил нам всем сержант Снегирев. И не
лекциями сонными, а живым примером, на пятнадцать минут.

С того дня двадцать два года прошло. Сегодня я сам врач, в другой стране
живу, в другой армии служу. Но что хорошо помню: до самого конца учебки,
все полгода, ни на одном Снегиревском уроке, ни один из нас не заснул.
Нет, были все-таки люди, были....



Из истории русского пьянства.

Вторая половина 90-х годов. Как тогда пили, это уму непостижимо. Кто жил
в то время, тот помнит.

Я находился в длительной командировке, работал в строительной
организации и жил вместе с семьей в небольшом старинном городе
Серпухове, не так далеко от Москвы.
Строители, как известно, много пьют, но просыпаются рано. Однажды утром,
затемно, на автомате собираюсь на работу. Мысли – как облака стоят или
плывут в неизвестном направлении. Отдаю себе отчет в том, что чувствую
себя хорошо, руки не дрожат. Это значит, что еще пьян, похмелье не
наступило.
Вспоминаю, что мне приснилась Таня. Вместе учились в институте, я был
влюблен, но она взаимностью мне особо не отвечала, она дружила со мной.
Какая была история, какие чувства! Потом, как водится, разошлись наши
пути-дорожки. Сколько раз я мечтал её разыскать, просто увидеть,
поговорить. Похвастаться своей карьерой. Но я уже женат, родился сын.
Здравый смысл подсказывал, что не нужно её разыскивать. Не нужно и всё
тут.
Вскоре пришло в голову и объяснение, почему Танька приснилась – её отец,
хороший добрый неудачник, из этих мест. Царствие ему Небесное. Мы даже
как-то собирались поехать сюда.
За весь день я ничего спиртного не пил. Кружка пива за обедом – не в
счет. Надо утром ехать за рулем в Москву на еженедельный отчет. В дороге
и у начальства нельзя быть похмельным. Гаишников, к слову сказать, тогда
не боялись.
Как я себя плохо чувствовал! Как я понимал тогда булгаковского Степу
Лиходеева, которому Воланд сказал: «Вставайте, иначе я буду стрелять!»
Как известно, Степа ответил ему: «Стреляйте».
Меня всего колотило. Руки, лоб и остальные части тела были мокрыми и
липкими. Прихожу с работы домой. В гостиной сидит Татьяна, у неё на
коленках – мой сын, рядом моя жена, пьют чай. Таня и моя жена никогда не
были знакомы.
Воланд тогда не стал стрелять в Степу Лиходеева. Он мановением ока
переместил его из Москвы в Ялту.
На мое появление компания не обратила особого внимания. Мне кивнули и
продолжали пить чай.
У Булгакова герой, попав неизвестным образом в Ялту, стал суетиться. Как
известно, его поймали или он сам пошел в милицию, откуда стали поступать
нервозные телеграммы. Я не стал суетиться, а сдерживая дрожь во всем
теле, выложил на стол покупки из магазина. К чаю. Присел за стол на
краешек диванчика, выдержал паузу и, как мне казалось, невозмутимо
сказал:
— Ладно, завтра рано ехать. Пойду, отдохну.
Схватившись ха стол, я уже привстал, чтобы уйти. Но мне сказали:
— Эй, гражданин, обождите. Разговор есть, отнимем у начальства немного
его драгоценного времени.
Было это сказано, конечно, в резко издевательском тоне.
Я не мог ни думать, ни тем более продолжать какой-то непонятный мне
разговор. Мне вообще все было непонятно в этой истории. А моя
невозмутимость – это плод моей почти железной воли.
Поскольку я уже начал вставать, делать обратное движение вниз на диван
было расточительно, я боялся упасть. Поэтому прошел к серванту, достал
ликер Амаретто, в то время популярный напиток, фляжку водки и лафитники.
Черт с ней с Москвой и начальством, никуда они не денутся, а я никуда не
поеду. А я сейчас помру или сойду с ума или одновременно то и другое.
Из последних сил, сдерживая дрожь, я разлил напитки, «за встречу!».
После третьей рюмки я пришел в себя.
Воланд, кстати, тоже налил Степе Лиходееву для поправки. Иначе бы
разговора не получилось.
Мне повезло гораздо больше, чем директору варьете. Передо мной сидел не
черт в человеческом обличии, а две прекрасные женщины и ребенок, очень
близкие мне люди. Оказывается, Тане для мужа нужна какая-то справка в
институт из строительной фирмы, что он там работал, какое-то время.
Оказывается, Таня случайно узнала, что я проживаю в Серпухове, вчера уже
приходила. Но я был в таком состоянии, что ничего не помнил. А потом
решил, что она мне приснилась.
Справку Танинному мужу мы сделали, впоследствии устроил его на работу в
эту строительную компанию. Таню я больше не видел. Я бросил пить в 2003
году. Почти 8 лет назад.



В гостях разговорились о телевизорах, начали вспоминать, у кого какие
были. Среди гостей мужчина и женщина примерно одного возраста, родом из
разных городов, познакомились буквально час назад:
Она: Самый первый наш телевизор, который я помню — черно-белая «Березка»
Он: О, и у нас была «Березка» черно-белая! Хотя она тогда, наверное, у
многих была. У нас она даже не на тумбочке стояла, а на таких ножках
особых.
Она: Черных, да? У нас поэтому под теликом еще коробка с моими игрушками
стояла.
Он: И у нас коробка с игрушками... о_О Мяч только не влазил, отдельно
лежал...
Она (испуганным полушепотом): Красный с синей полоской?
Он (вообще шепотом): Да...
Минуту смотрят друг на друга такими вот О_О глазами, потом она:
— Э-э-э-э... Максим... У тебя, случайно, нет каких-нибудь родинок там,
бородавок приметных? Просто на всякий случай?



ЛИСА И ЖУРАВЛЬ
November 16th, 10:17
Мой монтажер Алик опаздывал уже на полчаса. Это черт-те что такое.
Но вот открылась дверь, и в комнату наконец вплыло его невозмутимое
индейское лицо с длинными (по плечи) черными волосами. Алик с трудом
переступив через себя — наскоро извинился и важно принялся включать
комп. Вообще-то он не совсем Алик, его полное имя Аламурод. По
национальности Алик таджик, но очень этого стесняется. Алик не любит
москвичей, но еще больше ненавидит своих земляков-гастарбайтеров,
потому что его с ними постоянно сравнивают. А ведь Алик – человек с
высшим образованием работающий на телевидении, да и прическа индейская,
не то что у этих... и к тому же он специально отрастил пару длиннющих
ногтей, которыми при желании аппендицит можно вырезать и все это только
для того, чтобы не ассоциироваться с тяжелым ручным трудом...
Вообще Алик не любит никого кроме анаши, насвая и Советского Союза.
Че, спрашиваю, опоздал?
— Да эта гребанная доставка не дождалась, пока я выскочу из ванны и
ушла. Пришлось через весь город тащиться на почту, чтобы забрать свои
паршивые кроссовки. Бардак!
Алик разодрал посылку с мятыми заморскими газетами, извлек новенькие,
приятно пахнущие кожей кроссы, и с недовольным лицом приготовился к
работе.
Я оценил и сказал:
— Вот времена наступили — крутейшие кроссовки можно запросто выписать из
самой Америки и называть их паршивыми, только за то что их не принесли
прямо домой... Я вот сейчас вспомнил, как почти тридцать лет назад во
Львове, во времена горячо-любимого тобой СССР-а, стоял в универмаге
уткнувшись лицом в глухую бежевую стену. Рядом не обращая на меня
внимания сновали толпы счастливых советских людей, а я все стоял мордой
в бежевую стенку. Через некоторое время, ко мне присоединились несколько
человек из посвященных. Один из них сказал:
— Парень, ну ты так явно в стену не упирайся, а то люди заметят и нас
тут всех сметут. Делай вид, что ты просто кого-то ждешь, расслабься, мы
и так поняли, что ты первый.
Я посмотрел вокруг и осознал, что это были мудрые слова. Туда сюда
бродили озабоченные люди, как зомби из фильмов ужасов и если бы они хоть
отдаленно почувствовали запах живых, то с потрохами сожрали бы нашу
жалкую горстку посвященных... А у нас как назло ни огнемета, ни даже
арбалета.
Я ведь с таким трудом прогулял в тот день школу, отступать было некуда.
Сегодня или никогда.
Все началось с того, что мне повезло и один знакомый грузчик из этого
универмага, за пятерку продал мне ценнейшую коммерческую информацию и
указал на едва заметную бежевую дверцу в бежевой стене. В котором часу
он и сам не знал, знал только, что точно в этот день.
Вот я и пришел к самому открытию магазина и почти до вечера просидел у
стенки на полу.
Вдруг что-то в стене щелкнуло, непрозрачное окошко открылось и
продавщица злобно сказала:
— Размер!
Я всунул приготовленные с утра и измятые до сигарообразной субстанции
сорок рублей и выдохнул:
— Сорок второй!
— Сорок второго нет, есть сорок четвертый. Будете брать?
— Конечно буду!
От окна уже было не пробиться, вокруг бушевала драма. Зомби
почувствовали свежую кровь в виде кроссовок Адидас, тут уж не до
сантиментов. Мат, вольная борьба, крики – «Люди, отступите, ребра о
стенку сломаете! А! Сережку отцепите – ухо рвется! Люди! Да стойте, вы
же на женщину наступили!»
Но когда кровожадных зомби останавливали подобные крики...? Они перли и
перли, чтобы утолить жажду свежего человеческого Адидаса.
Но, кроссовки кончились так толком и не начавшись — минуты через три, их
ведь и продавали только для отмазки перед ОБХССом...
Эх, как я был счастлив тогда... До самой армии года два наверное таскал их
гордо с напиханными внутрь бумажками и в толстых шерстяных носках, а
мама меня обманывала, что они совсем не кажутся большими...
Хотя через много лет призналась: «Жаль тебя было расстраивать, но ты
выглядел в них как маленький Мук».
Алик выслушал мою историю и сказал:
— Ну не могло такого быть! Я ведь только на пару лет младше тебя, так
что прекрасно помню те времена. При том, что жил я в совсем маленьком
городке — сорок тысяч всего, но с самого детства не было у нас проблем
ни с продуктами, ни с одеждой, ни с чем. Помню — еду нам готовили и
убирались в доме две милые старушки, маме было некогда.
Кроссовок у меня всегда валялась в коридоре целая куча и все фирменные.
Бегал с пацанами по стройке в американских джинсах и горя не знал. В
тринадцать лет я сам за рулем на дискотеки ездил. Хорошо было. Ну не
любишь ты советскую власть, зачем же придумывать и говорить то, чего не
было...? Тем более мне – живому свидетелю.
Я очень удивился и переспросил:
— Ты говоришь — в американских джинсах по стройке в детстве бегал? А ты
знаешь, что они тогда стоили 180 рублей?
Алик:
— Сколько раз в своей жизни я слышал подобную чушь, но не было же
такого. Не могли они столько стоить – это миф вражеских спецслужб. 180
рублей – это ведь была целая месячная зарплата и притом не самая плохая.
Я оглянулся, не было ли вокруг скрытых камер. Ну не может советский
человек в конце семидесятых жить такой попрыгунострекозной несоветской
жизнью. А Аламурод все усугублял:
— Вот еще говорят про железный занавес. Какой там занавес, если я –
советский таджикский мальчик побывал с мамой в Англии, Югославии, ГДР, а
уж в Болгарии на море и не сосчитать сколько раз. И все бесплатно. А в
наше капиталистическое время, я могу себе позволить только паршивую
Турцию...
Эх, такую страну развалили ублюдки...

Я совсем растерялся и спросил:
— Алик, а кем у тебя папа работал?
— Папа умер, когда я еще маленький был, я его не помню совсем. Мы жили с
мамой и дедушкой.
А дедушка кто?
— Дед был начальником милиции нашего города, а мама первым секретарем
горкома партии. А почему ты об этом спрашиваешь...?

storyofgrubas.livejournal.com/89201.html
PS Сам грубас сказал, что больше писать сюда не будет, но истории
свои пользовать разрешил, при условии сохранения ссылок. Вот я и
стараюсь за него )
Iceloki

Лучшие истории дня от 17-11-2011
6986
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top