Лучшие истории дня от 27-08-2011

Просмотр списком

Учился я когда-то на химфаке МГУ. С четвертого курса был выгнан (в


общем, за дело). Далее — ПТУ (рассчитывал получить хорошую
характеристику и восстановиться, но не выгорело — тогдашний декан
химфака Илья Васильевич Березин сказал, что покаяние принимается только
через армию). Ну что ж, три года на флоте (тут уже местный военком
постарался — ему позвонили из КГБ, чтобы отправил меня куда-нибудь на
подольше). Плюс еще всякая бюрократия. Но все проходит, и вот через пять
лет я снова студент химфака. Со второго семестра четвертого курса. Из
новых сокурсников не знаю никого, и меня никто почти не знает. Пошел
заранее на фак, расписание посмотрел. Первое занятие моей группы — семинар по научному коммунизму. Практикума в этот день нет, значит,
можно поприличнее одеться. Пиджак нацепил для такого случая. Сказано же
— по одежке встречают. Вот наконец первый день. Нахожу аудиторию, (решил
зайти за 3 минуты до времени, чтобы все уже были), захожу. Тут должен
заметить, что никаких предварительных разработок не было, сам потом
балдел от неожиданности. Народ уже сидит по партам.
Спрашиваю: Это четыреста первая группа?
Одна девушка (староста, как потом стало известно) отвечает "Да".
"Здравствуйте!", — говорю.
Все встают.



ТОРГ

Лет двадцать назад соседний дом в нашей деревне купили две сестры из
райцентра. Обе – очень порядочные тетки, и сыновей они своих воспитали в
таком же духе. Женщины умерли, а судьбы их детей сложились по-разному.
Сын старшей сестры Денис продолжал жить в райцентре, инженерил на
местном цементном заводике и жил от получки до получки. Сын младшей
сестры Георгий подался в столицу и научился там делать бабки, толком не
знаю, на каком поприще. Но он, по общему мнению, остался хорошим и
честным малым – уж и не ведаю, возможно ли такое в его сфере
деятельности. Однако не сказать, что первый был дурак, а второй умный –
просто так по жизни получилось.
Понятно, что если дом находится в руках двух хозяев, судьба его
печальна. Он постепенно разрушался вместе с гаражом, кухонькой, банькой
и забором – чинить все это индивидуально на общую пользу никому неохота.
Кроме того, когда летом наезжал в деревню Георгий с семьей и друзьями и
одновременно Денис со своими близкими, в домике становилось слишком
тесно, без взаимного раздражения и разнообразных бытовых обид не
обходилось. Коммуналка! О чем тут говорить. И семье Георгия, и семье
Дениса было понятно, что дом должен находиться в одних руках.
Было это понятно и сестренкам, которые купили когда-то дом. Поэтому они
оформили между собой письменное соглашение. Суть его была следующей:
если Денис и Георгий договорятся в будущем о цене дома, то
первоочередное право на приобретение недвижимости получает Денис –
поскольку его мать вложила несколько больше денег в покупку. Оба
двоюродных брата чтили своих матерей, и это соглашение имело для Дениса
и Георгия безусловную юридическую силу.
Денис очень хотел выкупить дом. Ведь для Георгия с женой и тещей тот был
просто загородной дачей, а для Дениса важным средством пропитания – он
на участке разбил огород, что помогало ему как-то держать на плаву свою
немалую семью (жена и трое детей). Но денег на такую покупку у него
попросту не имелось.
Между тем жена и теща подзуживали Георгия, чтобы тот выкупил дом,
причем, можно сказать, за любую цену – денег-то у мужика навалом. А
потом сделал на участке роскошный особняк. Но на их беду Георгий являлся
настоящим бизнесменом, а потому решительно не хотел переплачивать ни
копейки и наоборот, по привычке прорабатывал варианты, как бы
максимально сбить цену. И вот наконец, продумав план торга, он сделал
Денису предложение о покупке. Дальнейшее я излагаю со слов Дениса, но
порядок предлагавшихся сумм мне неизвестен, и я привожу их по своему
разумению.
— Ну и сколько ты хочешь за эту развалюху?
— Почему же развалюху? – надул губы Денис. – Здесь еще сто лет жить
можно. Впрочем, называй, как хочешь. А я согласен на пятьсот тысяч.
Для Георгия это вообще были не деньги, но он же бизнесмен...
— А за что ты хочешь такие бабки? Ведь сам дом ничего не стоит, его
придется сносить. А ты знаешь, сколько берут таджики за разборку?
Денис уныло кивнул.
— Вот именно! А гараж, кухня и забор? Все это отжило свой срок и
придется сносить к чертовой матери!
Денис так не считал, но под напором брата только ежился и со всем
соглашался.
— Единственное, что имеет вроде бы какую-то цену – это скважина. –
(Через нее питьевая вода из-под земли выкачивается). – Но вот посмотри
заключение специалиста. – Георгий сунул под нос брату какую-то бумагу с
печатью. – Срок службы этой скважины – пятнадцать лет, а ей уже
двадцать! Так что некоторую ценность представляет лишь участок земли. Но
мы находимся за сто километров от Москвы и вдали от шоссе, и потому
стоит он гроши. Так что за твои три сотки я могу предложить пятнадцать
тысяч рублей. И это всё!
— Да, ты прав, брат, — печально кивнул Денис.
— Так ты согласен? – в душе гордясь собственным умением вести
переговоры, спрашивает Георгий.
— На то, что дом с участком стоит пятнадцать тысяч рублей?
— Да!
— Согласен.
— Тогда по рукам? – Георгий все еще не верит, что дом (на самом деле,
вполне еще приличный) ему достается практически даром. И, между прочим,
правильно делает.
— По рукам. Я покупаю дом и участок за эти деньги. — И Денис предъявляет
брату давнишнее соглашение, заключенное между их матерями, о котором
Георгий очень хорошо знал, но в пылу торга запамятовал.
Такие небольшие деньги у Дениса действительно были. Потом он мне
говорил, что продумал эту ловушку изначально, но тут Денис, может, и
приврал.
Георгий же как истинно русский купец от своего слова не отказался и
продал брату дом, а купил особнячок за пару миллионов долларов где-то
поближе к столице.
Денег-то у него и в самом деле было до хрена.



Несколько лет назад, объявление в анапской газете б/о, пишет мужик с
северных краёв: Познакомлюсь с женщиной с Черноморского побережья, можно
с ребёнком. Приеду к вам летом.



Еду утром на работу. Думаю о роли и значении интеллигенции, практически
дремаю.
Из состояния анабиоза выводит удар сзади. На автопилоте выхожу, водитель
Форда уже оббежал машину и стоит у моего разбитого заднего правого
фонаря.
Машинально, как принято, даю ему оплеуху.
Затем собираюсь пнуть ногой, и тут вспоминаю, что я не за рулём, а ехал
в маршрутке.
Блин, неудобно как-то получилось



Подарили собаку. Суку. Назвал Тещей.
Дрессирую во дворе. Мужики из дома висят в окнах и завидуют.
Теща, сидеть! Теща, стоять! Теща, фу! Теща голос!
Соседи по подъезду при встрече пользуются командой "Теща, дай денег".
Дает лапу.
Жена не одобряет, теща далеко, ей не говорит. Обещает завести кобеля и
назвать Костей (так меня зовут). Думаю, что удерживает только мысль о
неизбежных поползновениях Кости на Тещу.
Семейная жизнь стала веселей. Делюсь рецептом.

Лучшие истории дня от 27-08-2011
1636
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top