Лучшие истории дня от 06-08-2011

Просмотр списком

Сколько я себя помню, мой батя гнал самогон. И до сих пор это делает.


Правда рецепт уже другой. Раньше – со змеевиком, потом появился
стеклянный холодильник. Вся инсталляция из трубочек, склянок, баков,
воронок и банок на растяжках из бинтов развешивалась на кухне. Окна
кухни завешивались одеялом, наверное для того, чтобы все во дворе знали,
что в 59-й квартире гонят самогон. Двери кухни плотно затворялись, чтобы
затруднить работу соседских газоанализаторов. Время от времени брались
пробы и делались замеры. Помню, что в какой-то момент был куплен
спиртометр. До него все делалось по канонам – отрывался кусок газеты
«Вечерний N-ск», подставлялся под струйку с самогоном, чтобы отделить
живую воду от мертвой. Пробы делались очень сосредоточенно с заранее
порубленным лучком и кусочком копченого сала размером с марку. Буквально
пятьдесят грамм. Иногда раскрыть букет и оценить качество дистиллята не
удавалось с первого раза. Тогда приходилось делать второй отбор. Лучок
еще раз и на этот раз соленый грибочек. Соленые грибочки в ассортименте
— грузди белые, грузди черные, волнушки.

В разные периоды самогон делался по разным рецептам и поэтому имел
разные имена. Была просто Родимая. Несколько промежуточных подвидов
имели имя Проклятая. Был период, ближе к защите кандидатской, когда
самогон приговаривался к двойной перегонке через активированный уголь, и
весь урожай получил поэтическое название Северная рапсодия. Когда
гналась самогонка, все передвижения и звонки были запрещены. Исключение
делались только для междугородних переговоров, узнать их можно было по
более нервным и коротким звонкам. Если это были знакомые, их просили
быть покороче. Пароль был прост: мы смотрим кино. Вторую серию. Вторая
серия означала вторую трехлитровую банку. Традиция гнать самогон привил
бате его отец Василий Иванович. Я как сейчас вижу его одинокую фигуру с
железным прутом в руках, медленно шаг за шагом передвигающуюся по огороду
и через каждый же шаг протыкающую брюхо земли прутом. И так по несколько
часов в день. Иногда неделями. Дело в том, что в сёлах борьба с
проклятой велась особенно жестоко. И десятилитровые бутыли приходилось
закапывать в огороде до нужных времен. Были периоды, когда дедов огород
мог дать урожай до центнера самогона с десяти соток. Много дед не пил,
гнал много. Закапывая, дед старательно запоминал место. Кто хоть раз в
жизни предавал земле самое ценное, знает, как важно запомнить место. Дед
помнил об этом всегда. Помнить-то он помнил, а вот само место он забывал
почти сразу, стоило последней горсти земли упасть на заспиртованную
могилку. Склероз — главный враг всей нашей семьи по отцовской линии. Он
сгубил больше самогона, чем все министерство внутренних дел. И вот когда
приходила пора собирать урожай, дед выходил к огороду как на минное поле
с лопатой и начинал разорять курганы. И всегда сталкивался с тем, что
курганы эти были пусты. Углублялся в землю как Илья Муромец по плечи,
давно зная, что не зарывал бутыль так глубоко. Но может она по какой-то
таинственной причине ушла в землю? А может он ошибся? Может.
Тогда он начинал копать рядом. Опять мимо. И так огород превращался в
поле игры в морской бой. То тут, то там на нем возникали воронки. Когда
все подсказки, которые сполохами блуждали по его подкорке, были
исчерпаны, дед начинал рыть случайным образом. Но не только ни один
корабль не был потоплен, но даже ранен. Вот тогда-то он и решил, что
глупит. Огород и так был как прыщами изранен кротами. А тут еще и он
сам...
Вот тогда-то изворотливый ум деда нашел простое и элегантное решение
борьбы со склерозом. Он взял из своего сарая двухметровый железный прут.
И стал шаг за шагом идти взад-вперед по огороду, аккуратно и бережно
протыкая землю.
Эта стратагема пришлась по душе многим, потому что даже сейчас, гуляя по
селу, когда бываю там проездом, я нет-нет да увижу одинокую фигуру с
железным прутом на своем огороде.

Все это была предистория. А сейчас и сама история. Из-за этого же
самогона я однажды видел как батя танцует. Почему-то 31 декабря, прямо
перед Новым годом, батя гнал самогон. Все были зашифрованы, говорили
шепотом и старались делать вид, что дома никого нет и не будет. Вдруг
звонок. Батя замер. Настойчивый и нервный повтор. У бати адреналин начал
растворять стенки сосудов. В дверь начали стучать. Батя подкрался к
двери, прислушался (глазка у нас не было) и, по запаху что ли, думал
определить гостей. В дверь начали бить ногой. Не бить, а хуячить. Батя
скривился, но открыл дверь, на всякий случай привалившись к ней всем
телом. Но на дверь навалились с той стороны, батя отлетел и в коридор с
громким криком ввалилась пьяная компания с гармошкой, бабами, частушками
и азбукой морзе каблуков.
— С Новым Годом!
— Вы кто такие?
— Танцуй!
— Кто такие, я спрашиваю?
— Танцуй! — и вся компания заворачивает на кухню. Батя становится
стеной. Позади Москва. Отступать некуда.
— Стой! Дальше нельзя!
— Танцуй!
Батя сглотнул, прочистил горло, словно хотел еще и спеть и... стал
танцевать! Камаринского. Выбивая пыль из совдеповской майки цвета
морской волны и синих спортивок в дермантиновых шлепанцах. Бабы визжали
частушки, гармонист заходился в тактильном экстазе, всеми пальцами рук
разжигая 25 клитора гармошки...
Танцевал пока не раскалились меха его прокуренных легких и он не
остановился, истекая потом. Отдышавшись, он в конце концов смог добиться
от гостей — кто они и откуда. Выяснилось, что они ошиблись этажом и шли
в гости к Шишкиным, соседям над нами.



Сидим разговариваем под пиво. Разговор сходится к тому, что «Валить пора
из рашки в страну где толерантно относятся к неправославным, геям и
наркотикам». Вдруг Петрович обводит нас взглядом — «А я и не знал, что
вы тут все обдолбанные буддисты-пидарасы»



Рассказал друг, далее от первого лица.
Идём по улице с дочкой Олей (4 года). На перекрёстке милиционер очень
внушительных размеров (толстый):
— Мама, смотри, какой милиционер толстый — кричит очень громко Оля.
Милиционер всё слышит, прохожие смотрят, оборачиваются.
— Тише, он в бронежилете — отвечаю дочери.
Милиционер демонстративно отворачивается к нам спиной.
Ольга кричит громко, с удивлением:
— Мама, смотри, у него и попа в бронежилете.



Давно это было, да вот вспомнилось.
Сеть магазинов среднего размера: из «в соседнем подъезде» уже вырос, а
до какого-нибудь маркета еще не дорос. Раньше такие называли
универсамами: все от еды и выпивки до мелкой бытовой химии и средств
личной гигиены. Хоть и не ларек, единственный на округу, где все всех
знают, но продавцы прекрасно помнят постоянных покупателей и частенько
прощают им мелочь. Те, в свою очередь, отвечают тем же и не требуют
сдачу, если монеток в кассе нет. Между собой постоянные посетители хоть
и не ведут задушевные разговоры, но, так сказать, раскланиваются.
«Продуктовый набор» у таких людей тоже практически не меняется, только
время от времени что-нибудь добавляется в зависимости от денежных
поступлений.
Почти каждый день я там сталкивалась с парнем лет 18, явно
студентом (общаги какого-то института у нас недалеко). Его стандартная
покупка состояла из пачки самых дешевых сигарет и пластиковой
полуторалитровой бутылки самого дешевого пива. Очевидно, на большее
денег не хватало, а подработку еще не нашел. Своей бедности парень
нисколько не стеснялся, а мне при встрече весело подмигивал, наверно,
потому, что мой набор немногим отличался. И с кассиршами он общался
запросто, все с шутками и прибаутками.
Как-то на кассе появилась новенькая. В отличие от остальных, она вечно
была хмурой, прощение мелких долгов исчезло, а шутки моего знакомца на
нее не действовали. Да и черт с ней, можно и в другую кассу пойти, у нее
медом не намазано. Но однажды так получилось, что во все кассы очередь,
а у нее практически никого, не идет никто почему-то (с чего бы это,
непонятно). Стоит одна бабулька, считает мелочь, за ней пристроился мой
знакомый, потом я. Бабулька ковыряется в кошельке, кассирша с ненавистью
на нее смотрит, а уровень злобности растет. Студент положил свою бутылку
на ленту транспортера и пожаловался мне: «Какой идиот придумал стойку с
пивом на солнце поставить? Горячее, закипит скоро». Девица, не глядя,
протягивает руку и ставит полторашку вертикально, парень снова ее
кладет, она опять ставит и шипит «Не трогайте бутылку». Тот пожал
плечами, типа, как знаешь.
Бабулька, наконец, рассчиталась, и кассирша включила транспортер. От
рывка бутылка дернулась и упала. В одной точке сошлись три линии:
нагревшееся на солнце пиво, дешевизна оного, подразумевающая под собой
также некачественную тару и падение этой тары вместе с содержимым.
Раздался большой бабах, и пивная пена щедро полила противную девицу и
открытую кассу. Парень не пострадал, потому что его загораживала
кассовая стойка, мне досталось некоторое количество, но мне было
наплевать, я только что из леса, все равно капитальная стирка предстоит,
в общем, можно считать, что единственной жертвой оказалась кассирша.
Слов у нее не нашлось, только рот разевала, не в силах сказать хоть
что-нибудь. А парень повернулся ко мне и сказал: «А у меня такое уже
было. Я потому бутылку и положил».
Эту девушку пару недель видно не было. Я почему и случай этот вспомнила:
появилась снова, улыбчивая такая, на себя прежнюю непохожа. Вот что
пивная ванна с людьми делает.



ЖАННА МИХАЙЛОВНА ТАЛЬ РАССКАЗЫВАЕТ...
Дело было на сборах в Подмосковье, где сборная СССР по шахматам
готовилась к каким-то соревнованиям. Как-то вечером шахматисты собрались
в гостиничном номере и загуляли. Тренер был в ярости, вломился в комнату
и закричал:
— Всё! Объявляем бой виски!
На что папа отреагировал тут же. Щёлкнув пальцами, он скомандовал:
— Бо-ой, виски!

Лучшие истории дня от 06-08-2011
9630
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top