Лучшие истории дня от 01-06-2011

Просмотр списком

Отмечали в отделе юбилей Виктор Петровича, скромного труженика на еще


оставшихся кочках российской электроники. Когда тепло от пожеланий и
тостов уже наполнило собравшихся и глаза их заблестели, настала пора
баек и приколов из пролетевшей жизни. Было и от Виктор Петровича, или
просто Вити, если соотнести его со временем байки.
В молодости, лет тридцать назад, полный азарта и интереса к своему делу,
он успешно учился в аспирантуре, но уже обзавелся семьей. И в бригаде
таких же аспирантов и кандидатов наук летом ездил по северам, строя и
зарабатывая, чтобы зимой на заработанное жить и творить. Это называлось
“ездить на шабашки”, если кто не знает. Пахали на этих шабашках весь
световой летний северный день, как крестьяне в страду, когда “день год
кормит”.
Строили они как-то дорогу. Щебень для нее возили из огромной кучи,
наваленной на ближайшей станции. Витя с напарником лопатами загружали в
подъезжающие машины щебень в темпе “бери больше, кидай дальше, пока
летит — отдыхай”. Невдалеке рылись в той же куче щебня корейцы.
Большинство русского языка не знало, но толмач (кореец, кое-как
по-русски говорящий) объяснил, что они из КНДР (Северной Кореи). Почему
или по какому хозяйственно-военному договору-обмену они у нас
обретались, Витя не понял, да и не важно.
Работали корейцы как корейцы, то есть спин не разгибая, но наши им не
уступали. Или даже наоборот. Витя как–то, пока машин не было,
спустился к водопроводной колонке лицо ополоснуть. Толмач наполнял водой
ведро. Он, взглянув на Витю, уступая место у водопоя, покачал головой и
сказал сочувственно, как умудренный брат младшему неслуху:
” Что тьяжело?.. Тьяжело! Воот ведьь, учиться надо было!”

Виктор Петрович рассказал эту байку последний раз лет пятнадцать тому
назад, потому что теперь засмеялись только те, кто, скажем так, помнил
песню Пахмутовой “Яростный стройотряд”. Юная Нина, новый конструктор,
спросила, правильно ли она поняла, что они работали летом “как, ..., ну
как таджики сейчас”, и на этот летний заработок можно было потом весь
год, ну, просто ничего не делать?
Виктор Петрович вздохнул, кивнул и больше ничего не рассказывал.
Он вспомнил сегодняшнее утро, седого таджика в бригаде гастарбайтеров,
ломами ворочавших блоки поребрика перед проходной института. Он случайно
встретился с ним взглядом, и они почему-то кивнули друг другу. Виктор
Петрович теперь знал почему: Они были из одной пропавшей страны, из
одной общей молодости и, оба знали одно, и тоже их общее:
Меняем реки, страны, города...
Иные двери... Новые года...
И никуда нам от себя не деться,
А если деться — только в никуда.



Корейская кухня.
В опорный пункт милиции с криками «Грабят, воруют, изверги!» вломилась
дама. У означенной дамы-потерпевшей неизвестные злоумышленники от
магазина свели охеренно дорогую собачину, породы долматин (вроде бы так
порода называется). Участковому потерпевшая заявила, что имеются
свидетели, видевшиие, как увели собаку. От опорного пункта милиции,
благо располагавшегося в паре сотен метров от магазина (он же — место
преступления), к месту кражи помелся участковый.
Свидетели и взаправду наличествовали. Две бабульки, отиравшиеся около
магазина, охотно рассказали, что «пятнистого собАка» увел какой-то
нерусский гражданин. Игравшие около магазина пацанята внесли в «дело»
еще бОльшую ясность:
— Собачку какой-то кореец увел, мне мама вчера говорила, что дяди с
узкими глазами в Корее живут... — охотно пояснил участковому пятилетний
свидетель кражи.
— Сожрут, гады..., они же их... — Потерпевшая начала терять сознание,
после чего хозяйку украденной собаки повели в опорный пункт отпаивать
валерьянкой.
На следующий день в тот же опорный пункт милиции с жалобой на
хулиганские действия некой гражданки обратился директор ресторана
восточной кухни. Суть жалобы состояла в том, что гражданка, она же наша
потерпевшая, ворвалась в ресторан восточной кухни и с криками типа:
«Убийцы, изверги, живодеры!» потребовала вернуть ей её «лапочку».
Заявление директора ресторана зарегистрировали...
Еще через три дня в уже известный опорный пункт вновь примелась
потерпевшая, неся на руках собаку, что характерно — долматина, и гоня
на пинках перед собою похмельно-помятого дядьку азиатской внешности:
— Заявление свое забрать хочу, Вы уж простите.
Объяснилось все просто: Муженек нашей потерпевшей — якут по
национальности, на три дня вернулся раньше из командировки, шел домой,
но по дороге решил похмелиться и направился к близлежащему магазину. О
возвращении мужа благоверная предупреждена естественно не была. Узрев
около магазина собственную привязанную собаку, муженек решил
приколоться, благо женушки рядом не усматривалось, посему отвязал зверя,
и повел с собой. Идея была в намерении помучать малость женушку, души не
чаявшую в своем четвероногом любимце. По дороге нашему герою встретился
его школьный друг, с которым тот не виделся уже лет пять...:
— Ну давай по чуть-чуть за встречу!
Домой вместе с голоднющей собакой хозяин вернулся только на третий
день...
Приглашенному заново в опорный пункт милиции директору уже ранее
упомянотого ресторана ситуацию объяснили. Директор улыбнулся, забрал
заявление и вручил нашей потерпевшей приглашение на бесплатный ужин в
ресторане, на троих...



Ближе к вечеру. Духота за окнами. Хандра. Кондишен. Прохлада. Нытье:
«Холодильник пуст... авто... супермаркет».
Неохота до жути. Спорить? Бессмысленно. Убийственный аргумент: «Купим
тебе вкусненького... вечер... пиво... «фазана твоего темного»... холодненькое... в
баночках...».
Гараж. Авто. Кондишен-предатель – запашок... Уши замерзли, снизу
слиплось.... Колеса: «Ляп-ляп-ляп...» — плавящийся асфальт. В правом ряду
одни подонки и рейсовые автобусы. Нудный поиск парковки в теньке. Фигли
там... Солнцепек.
Длань мокрая на толкаче тележки, стою, рассматриваю в аквариуме живую
рыбу. Бедные толстолобики... Плен... Кипящее масло... Сплин. Сверху прохлада
кондишена с ароматной присадкой, уходить неохота.
Тычок в ребра:
— Смотри!
В пенопластовом квадрате под прозрачным целлофаном, кружки губной помады
для губ бегемотихи в окружении рыбьей кожи — нарезка лосося. Краем глаза
уловил – не моя... И спорить лень. Вяло отмахиваюсь:
— « Аха...» — Может сама поймет и отстанет.
Захват за рукав рубашки:
— Будешь?!
— Неа... — пытаюсь отстраниться.
Жесткий, с кожей, болезненный прихват, с жестоко-стремительным
разворотом:
— А ПАЧЕМУ!!!
Вижу перед собой разъяренные глаза абсолютно незнакомой мне, очень даже
симпатичной женщины. Гамма чувств напротив. Попытка узнать,
разочарование, удивление, боль понимания...
Направо от меня странные хрюкающие звуки. Словно душат кого-то. Поворот
её головы влево. Я синхронно вправо. Мужик одетый, так как и я, цепляясь
за навесной прилавок, в ступоре сдавленного ржания сползает вниз. В том
состоянии, что уже ничего поделать нельзя. Состояние аффекта. Вниз
ползут баночки с деликатесами. Она к нему: « ...и ты молчал?!!!..». Я
бежать. Не люблю семейных разборок, битого стекла и разборок с охраной.
Свою нашел не сразу. Сыскал любимую. Самозабвенно, игнорируя
недоуменно-возмущенный взгляд незнакомого мужика, рачительно складывает
облюбованные баночки в его тележку.
Лето, духота. Асфальт плавится: «Ляп-ляп, ляп-ляп...».
Садовник.



Читаю рекламу одного банка «Наши кредиты избавят от головной боли».
Рядом с фразой стоит звездочка. В сноске написано «Не является рекламой
медицинских услуг».



История про сахар или как возникают слухи.

История моя и приключилась несколько дней назад. В качестве емкости для
сахара на работе я использую обычную литровую банку, т. к. пакеты часто
рвутся. Откопал тут старую банку с высохшим сахаром и решил её помыть.
Но сахар настолько засох и пожелтел, что пришлось залить банку кипятком
и оставить на часик. В итоге жидкость приобрела ярко-желтый цвет,
неотличный по цвету от... мочи. В обед я взял эту банку, и, прикрывая
руками, пошёл в туалет вылить. По пути, конечно же, встретилась коллега
из соседнего отдела и вытаращив глаза, посмотрела на банку... Я, конечно
же, подыграл:
— Привет. Вот, опять эти новые проекты... Сидишь, и даже в туалет
некогда отлучиться, приходится в банку ходить...
Девушка как-то глупо поулыбалась, мол, шутку оценила и пошла дальше. А
сегодня вечером меня вызвал начальник и сказал:
— До меня дошли слухи, будто бы я свой отдел так нагружаю, что они
просто с ума сходят. Ты не знаешь, кто бы это мог такое сказать?

Я удивленно сказал, что не знаю и пошёл работать дальше. И хорошо, что
дошло происходящее до меня только потом...

Лучшие истории дня от 01-06-2011
2892
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top