Лучшие истории дня от 17-05-2011

Просмотр списком

Случилась эта история в далеких и жарких песках Сахары. Экспедиция — ети


ее по-разному. Просто однажды трое русских мужиков оказались посреди
пустыни, правда в месте, называемом аборигенами оазисом. Оазис этот
стоял возле насоса и трубы, качавшей воду из-под земли, корыт для поения
скотины, небольшого поселочка с медицинским пунктом совмещенным с
аптекой, какого-то офиса с телефоном и пары домишек для иностранного
персонала. Чем занимался персонал непонятно — приборы для георазведки
как правило никогда не работали.
Поэтому естественная селекция привела к тому, что в качестве персонала
остались только русские, которые почему-то с удовольствием ездили в
столь дальнюю командировку. Но первыми русскими были именно те трое,
назовем их Вася, Петя и Гриша. На третий день командировки Вася начал
серьезно возмущаться. Почему например всю цивилизацию создали люди,
потребляющие алкоголь, все технические изобретения придумали люди,
слегка и умеренно выпивающие вино, пиво, водку, коньяк, виски, ром и тп.
А вот именно им, передовым и технически образованным представителям
мировой цивилизации, находящимся в окружении неработающей и сломанной
аппаратуры, как раз выпивать запрещено. Причем категорически под угрозой
самых жестких законов мусульманского оазиса. Кто же тогда сможет
починить всю эту технику да насухую? На попытку Пети заквасить в бочке
финики с последующей возгонкой на сахарском солнышке — переводчик просто
показал фотографии предыдущего украинского экипажа, воспитываемого
аборигенами по законам пустынного шариата. Желание стать пивоварами
улетучилось. Кончилось все тем, что Гриша, имеющий на родине в женах
врача-ветеринара, был отправлен на разведку в местную больницу в поисках
местного варианта нервоуспокаивающих капель, типа пустырника или
боярышника, или хотя бы корвалола. К сожалению ни боярышника ни
пустырника в местной больничке не нашлось. Почему то в Сахаре они не
растут. Валидол с корвалолом может и был, но проверенные сердечным
недомоганием настойки, все оказались водного содержания. Ничего, нуль, к
тому же языковый барьер с местным фельдшером оказался непреодолимым. В
тяжелом стрессе, Гриша выходя из больнички, обратил внимание на большой
бак с краником и с кружкой на цепочке, рядом с которым на земле стоял
тазик. На баке было что-то написано по арабски, зато надпись Poison и
череп с костями указывали на неординарность содержимого. На полунемой
вопрос к фельдшеру типа пурква па тот жестами показал мытье ног и
протирание рук, причем делать это надо было строго отвернувшись.
Ядовитость процедуры была подчеркнута постукиванием по картинке с
черепом. Цена вопроса также жестами была показана, что бесплатно. Что-то
Грише подсказало, что и его экспедиция тоже должна протирать ноги и
руки, причем неоднократно. Налив в пластиковую 5 литровую бутылку
ядовитого содержимого и показав фельдшеру что все понял насчет яда,
Гриша отбыл в свой дощатый офис.
Наверное можно было бы не продолжать далее рассказ. Но именно с тех пор
сложная геофизическая аппаратура стала успешно работать, местные
аборигены наконец-то узнали рецепты соленых огурчиков и фиников на
местных травах с перчиком, несложная конструкция из бака, трубы с гирей
в роли поршня + генератором и аккумулятором от старой тойоты
превратилась в источник бесплатной паровой электроэнергии для местных
хижин и тд. А все почему, да потому что никто нигде не запрещал русским
пить страшный яд с непонятной формулой С2Н5ОН.



Батя мой вырос на Колыме. Его мать, моя бабушка, плюнула на московскую
квартиру, детсады и школы и поехала со всеми детьми на поселение за
ссыльным мужем, "врагом народа". Но, увы, дед не дотянул до кончины
Сталина, поэтому квартира помножилась на ноль и, похоронив мужа, бабушка
с младшими уехала жить в деревню, а батя — прямиком в армию, благо
возраст подошел.

К чему такое предисловие — к тому, откуда у отца столько историй
криминального характера. Сам он, будучи пожизненно влюбленным в дорогу,
оттопил дальнобойщиком не один миллион верст по всему Союзу и ни в чём
более уголовном, чем левый провоз в Москву сезонных адыгейских арбузов,
замечен не был за всю жизнь.

История первая. Как подломили Госбанк РСФСР. Банк находится на Неглинке,
через пару кварталов от самой Петровки-38, поэтому о налёте речи идти не
могло. Уголовники придумали вопиющее для времен коммунизма решение — набрали по периферийным киностудиям списанной техники, подделали
нехитрое разрешение на съемку — и абсолютно открыто вперлись на
территорию банка на съемочном автомобиле. Охране пришел звонок "из
Мосфильма", что известный режиссер будет снимать сцену налета на
хранилища наличности, были расставлены камеры и софиты, предъявлены
бутафорские мешки с "деньгами" — и ограбление прошло изумительно
натуралистично! Актеры сердечно поблагодарили сотрудников банка за
помощь в съемках — и были таковы. Грузовичок с аппаратурой бросили в
соседнем переулке, а съемочный "ЗиМ" с мешками настоящих денег исчез
бесследно.

История вторая, преподнесенная изначально как загадка. Дано — броневичок
с золотом-сырцом, идущий под охраной с прииска. (В Союзе не было
современных желтых "сейфомобилей", ценности перевозились в обычном
неказистом газике, под тентом которого скрывался сварной железный ящик с
охранником и собственно грузом.) Два отсидевших рецидивиста желают
вернуться домой с денежками. Вопрос — как? Оружия, понятно, им никто не
дал бы, да и если дал — все равно охранник им ящик не откроет изнутри...
На этом месте батя усмехнулся и спросил, знаю ли я, как лисы едят ежей.
Я признался, что, конечно, не знаю. Оказалось, очень просто — закати
ежика в ручей, тут-то бедняга и развернется, куда деваться.
Остальное уже понятно, да? Угоняется лесовоз и ждет у мостика в засаде.
Как только приближается кортеж, лесовоз, пропустив первого мотоциклиста,
вылезает на дорогу под углом и — без шума и пыли броневичок и второй
мотоцикл уходят от столкновения прямо в воду. Дальше — дело техники, по
воде можно пешком уйти от любой собаки.
Эти, правда, не ушли: их главной ошибкой было махать заточками перед
водилой угнанного лесовоза...

(c).sb.



Работал в фирме по продаже компьютеров и офисной техники. Заходит мужик,
приехал с деревни. Подходит к кассе и просит нашего кассира: "Девушка,
тут мне сын заказал, как его... принтер! Струями который пишет. Продайте
один". Наша кассир спрашивает: "А какой принтер нужен? Какой фирмы ваш сын
заказывал?" Мужик мучительно начинает вспоминать название, потом махнув
рукой, вспомнив наверное, громко говорит: "Ну этот... Хуля как его — Пакард!" В зале тишина, наша кассир тихонько плавится и у нее от смеха по
щекам текут слезы. Но принтер мужику продала. А тот, недоумевая, что он
такого смешного сказал, ушел с принтером под мышкой.



В Антальи уже тепло, спеют апельсины и скоро появится черешня. Народ
прибывает. Загрузка полная. Люди оттягиваются по полной. В один из
майских вечеров стал свидетелем разборки между французскими мужиками. В
Отель прибыла делегация отдыхающих из 30-35 человек, скорее всего какого
нибудь пенсионного фонда свободолюбивой французской республики, так как
возраст самого молодого из путешественников был (на глаз) ну минимум как
годков так 72-74. Дедульки с бабульками сидели на огромной террасе у
моря и попивали мирно сухое винишко. Ближе к полуночи, затянули хором
марсельезу. Закончилось всё тем, что пару "пацанов" не поделили видимо
"девчёнку" и один из них, закатал другому бутылкой в лоб. Дед крякнул,
но не отключился и ответил хорошо поставленным в молодости оперкотом в
челюсть обидчика. Далее последовал не переводимый французский певучий
сленг и в ход пошли плетёные стулья. Турецкие секьюрити выпучили глаза и
остолбенели от увиденного. Драка продолжалась. Горячие наследники
Бонапарта махались от души и с огоньком. Разнять дедков не
представлялось никакой возможности, так как было не совсем понятно, кто
с кем, на чьей стороне и за что. Бабушки визжали и впадали в истерику.
Фотографировать я не стал, посчитав это дело не этичным, но впечатления
остались на всю жизнь!



Рассказывают, однажды госсекретарь США Александр Хейг в присутствии
Рональда Рейгана закурил гаванскую сигару, и президент спросил:
— Разве это не поддержка торговли с врагом?
На что Хейг ответил:
— Я предпочитаю называть это сжиганием вражеского урожая на корню.

Лучшие истории дня от 17-05-2011
8859
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top