Лучшие истории дня от 19-04-2011

Просмотр списком

Конец семидесятых. Рок в стране Советов уже не в полном подполье, и все


чаще из открытых жарким летним вечером московских окон доносится
бодрящий ритм Smoke on the Water или пронзительный шквал Stairway to
Heaven. Мы с младшим братцем мудрим над «псевдостерео» системой. Два
катушечных магнитофона подключены друг к другу, на одном – ручка высоких
частот на максимуме, на втором – басы. Запись, в которой все еще вполне
угадывается Deep Purple, звучит из обтянутых мешковиной самодельных
колонок почти как стерео! Но ведь не только нас это должно радовать –
громкость выше, и вот уже, как нам кажется, и листва на тополе за окном
замирает от восторга.
Наш полет в нирвану в перерыве между нетленными композициями нарушают
ритмичные удары во входную дверь квартиры. Дед, проживающий в нижней
коммуналке аккурат под нашей комнатой, ломится к нам и, похоже, не
вполне разделяет наши музыкальные вкусы. Мы узнаем о только что
звучавшей музыке и о себе много нового и то, что таких пи... ков как мы
надо расстреливать без суда и следствия, но обещание вызвать милицию нас
несколько успокаивает – немедленная расправа все-таки не последует.
Вопиющая несправедливость суждений нашего нижнего соседа и особенно в
отношении нашей любимой музыки – нас задела... Не то что мы отвязные
хулиганы, но в сердце стучит обиженный рок... Микрофон подключаем к
магнитофону, пододвигаем его вплотную к тикающему будильнику, колонки
кладем на пол динамиками вниз и громкость на полную... Тик-так, тик-так,
тик-так...
Через пару дней приходит повестка в товарищеский суд. Родители принимают
соломоново решение и отправляют нас – подростков, на этот суд одних:
сами заварили – сами и расхлебывайте. Общественность, собравшаяся на
суд, готова вынести нам обвинительный приговор в момент нашего появления
в красном уголке ЖЭКа – только за наш внешний вид. Ведь уже по нашим
волосам до плеч совершенно понятно, что мы с братцем заслуживаем самой
суровой кары. Но процедура требует, чтобы потерпевшая сторона
высказалась. Дед повторяет все обвинения в наш адрес, которые он уже
сформулировал у дверей нашей квартиры. Несмотря на ярко эмоционально
окрашенные лексические обороты обвинительной речи, не принятые в
официальном общении, мы видим, что сочувствие общественных судей явно на
стороне нашего соседа и готовимся к худшему... И вдруг, завершая свою
пламенную речь, дед говорит: «И еще – у них в комнате так громко тикают
часы, что я заснуть не могу!»
Немая сцена, общий хохот товарищей судебных заседателей и занавес...



У меня в юности была приятельница-шикарная толстушка. кукольное личико,
кожа такая молочная. И вот стоит эта красота на автовокзале, ждет
автобус, и решила денежки в кошельке пересчитать. Мало их оказалось, но
не в этом дело. Подходит к ней такой себе интеллигентный сухонький
старичок и говорит:«Какая же вы богатая!». Вита, помня содержимое своего
кошелька, автоматически отвечает:«Ну какая же я богатая?». На что в
ответ еще раз, с восторгом, с плавными движениями-в воздухе, повторяя
необьятные Виты очертания, старичок повторяет«Да вы сами не
представляете, какая вы богатая!»



1. И снова я. Первое мое рабочее место было в отделе сбыта. Ездила на
товарную станцию, заказывала вагоны. Там в одном отделе сидели три
разговорчивые тетьки и вечно хмурый, неразговорчивый начальник. Одна
как-то выбежала за мной и рассказала, мол, вчера мы тебя обсуждали, мол,
такая хорошая девочка, но лишний вес. Начальник слушал-слушал и не
выдержал:«вы, как ничего не понимаете, так помолчали бы. ТАМ НИГДЕ
НИЧЕГО лишнего нет!»

2. Советские годы, у нас на предприятии профсобрание. Сижу в президиуме
как толстая и умная. Выступает простая женщина-станочница. Жалуется на
непомерно высокие нормы: «Работаешь-работаешь, чтоб норму выполнить, аж
волосы все мокрые!» Помолчала, решила, что как-то не так высказалась,
двусмысленно, и уточнила: «НА голове!». Кто в зале, поползли с кресел...
Мне с моим чувством юмора на сцене было так плохо! Я долго лицо в кучку
не могла собрать! А еще дольше в тот цех не могла идти без улыбки.



НЕРЕАЛЬНЫЕ ЗАПРОСЫ
Бродили мы с камерой по улицам и задавали прохожим один и тот же вопрос:
«Какое Ваше самое заветное желание»?

Опросили человек девяносто, но видимо большинство о своем желании
вычитало в женских журналах: им подавай остров в океане, на нем дом и
поле для гольфа (Ну кто из них пробовал играть в гольф...? Ходишь с
клюшкой по лугам и болотам, проще и полезнее кроликам травы накосить. Я
один раз играл, мне не понравилось, чувствовал себя забытым в степи
хоккеистом...) Естественно далее шли мешки с деньгами, яхты, квартиры с
видом на Кремль и т. д и т. п.

Мы уже изрядно подзамерзли и хотели было «сворачивать удочки», смотрю –
маленький таджик в униформе скребет травку грабелькой похожей на руку
Фредди Крюгера, рядом тачка с мусором и инструменты.
Спрашиваю: Уважаемый, а какое у Вас самое заветное желание?
Дворник выпрямился, заулыбался, похвастав металлическими зубами трех
разных цветов и сказал:
— Вы хочешь меня в кино снимать?
— Да, скажите, что бы Вы хотели больше всего на свете? Может быть много
денег, красивую невесту, регистрацию? Все что угодно...
Таджик перестал улыбаться подумал, и сказал:
— Не знаю даже, деньги нам платят все время — каждый раз, жена и дети у
меня есть, регистрация настоящий... Адин все-таки есть у меня желаний, а
Вы не будете обидеться?
— Нет, не буду, говорите. Любое желание.
Таджик немного помялся, заглянул в объектив и серьезно сказал:
— Я хотел бы больше всего, чтобы вы – москвичи стали бы или немножко
больше культурными или наоборот — чуть чуть меньше культурными... Такой
мой самый большой желание.
— Я Вас не понял, поясните, пожалуйста.
— Ну, если бы все москвичи стали чуть больше культурными, то свои
бумажки – мумашки, мусор-шмусор, они бросали бы только в урна. А если бы
стали меньше культурными, чем сейчас, то бычки-мычки, семечки – жувачки,
бросали бы прямо себе под ноги на асфальт и не старались бы их культурно
бросить на клумба или трава... Там мне очень трудно собирать мусор, а с
асфальта – р-р-р-аз и подмел легко... Такой мой самый большой желание. Я
правильно Вам сказал?

Думаю, что этот таджик захотел уж «слишком любое желание». Нам проще
сброситься ему на остров в океане, чем перестать изображать из себя
культурных, пряча в клумбах свой мусорок.

Однако много человеку нужно для счастья...



Лежим с любимой в постели. Не хочет меня выпускать. А мне уже надо.
— Пусти, я ненадолго встану.
— Зачем?
— Ну, компьютер выключить, свет погасить...
— ... Я, кстати, тоже в туалет хочу.

Лучшие истории дня от 19-04-2011
4055
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top