Лучшие истории дня от 16-03-2011

Просмотр списком

Дело было в декабре 1972 г., когда эсминец Северного флота «Бывалый»


прибыл в порт г. Конакри, для несения боевой службы у берегов Гвинейской
республики. У моряков корабля быстро сложились хорошие отношения с
местными жителями — фарцовщиками, обитавшими в порту. Каждый день
плутоватые гвинейские парни подходили к борту
нашего корабля с сувенирами. Воздевая с ними руки к белым братьям из
далёкой северной страны, они пытались осчастливить ими весь экипаж. Это
были африканские фигурки и безделушки из красного и чёрного дерева, а
также фрукты. Несмотря на запрет командования, натуральный обмен всё же
имел место. Частенько можно было видеть, как по палубе эсминца лёгкой
тенью мелькали члены экипажа с кокосами и ананасами, исчезая в своих
постах. Это сейчас их можно свободно купить в магазине, а тогда, в
начале 70-х, они были настоящей диковинкой. Матросы «Бывалого», ребята
щедрые, на обмен предлагали самые «необходимые» в Африке вещи, благо
ассортимент нашей корабельной лавки это позволял. Летели на причал: мыло
«Хозяйственное», «Банное» и так нужный на чёрном континенте гуталин.
Мойтесь, товарищи негры, чистите обувь! В свою очередь на борт
переправлялись сувениры и фрукты. Кушайте, советские моряки, витамины,
любуйтесь на фигурки стройных негритянок. Большим спросом у фарцовщиков
пользовались тельняшки и ещё одеколон «Маки» и «Кармен». Стеклянные
флаконы треугольной формы с резкой, пахучей жидкостью были непременным
атрибутом точек Военторга. Куда там французам со своей парфюмерией.
Какой-нибудь «Диор» или «Шанель» — слов нет, известные марки, даже в
Гвинее, а вот одеколон «Маки» и «Кармен» до нашего прихода на западном
африканском побережье не знал никто. Желающих насладиться замечательным
запахом советского парфюма было много. Как они использовали эту пахучую
жидкость — мы не знали. Сами ли поливались ей, а может, дарили своим
чернокожим подругам, или перепродавали? Случилось так, что одеколон с
поэтическим названием жгучей испанской красавицы чуть не стал причиной
разрыва наших добрых отношений. Когда торговля набрала оборот, стало ясно,
что спрос на него и другие товары превысил предложение. Урожай в Гвинее
снимают четыре раза в год, а запасы корабельной лавки быстро закончились.
В результате интенсивного торгового обмена на переборке корабельной лавки
сиротливо остались висеть только шнурки от матросских ботинок, стопка
почтовых конвертов и наборы ниток с иголками. Возник дефицит. Однажды,
вернувшись с моря, мы пришвартовались не к причалу, а к борту советского
сухогруза. Там работали портовые грузчики, среди которых быстро появились
менялы. Наша палуба оказалась ниже палубы соотечественника. Небольшими
группами мы стояли на юте корабля. И захотелось тут одному нашему матросу
вкусить сочную мякоть ананаса, ну просто очень, до слюны. Тем более, что с
борта нашего соседа их назойливо предлагали. Но обменять ему было нечего, и
своим желанием он поделился с друзьями. В чью разгоряченную тропическим
солнцем голову пришла простая счастливая мысль, сказать трудно, но сама
её оригинальность и новизна показалась заманчивой. Такой пример ещё не
был описан ни в одном учебнике по внешней торговле. Итак, в пустой
флакон из-под одеколона «Кармен» была налита солярка! Да, одеколон в
лавке закончился, но солярка на корабле была. По цвету на одеколон
похожа и запах есть. А почему не воду налили, так она без цвета, запаха
и вообще на корабле на вес золота. Короче, необходимые для продажи
приличия были соблюдены. На «Бывалом» всё бывало, а такое впервой.
Молодцы моряки, любят добрую шутку! В этот же самый день,
темнокожий джентльмен захотел осчастливить себя
или свою подругу парфюмом. Со спелым ананасом он стоял на борту
сухогруза. Желания сторон совпали. Язык жестов сработал быстро и ананас
с одеколоном перелетели из рук в руки. Дабы не видеть разочарования
гвинейского «друга», и не портить себе аппетит, наш товарищ моментально
исчез с ананасом в стальных недрах эсминца. Мы же с интересом наблюдали
за негром.
Он отвернул колпачок флакона и понюхал содержимое. Понюхал ещё раз... и
ещё. Не может быть! Посмотрел на этикетку с красивой, черноволосой
испанкой, вдыхающей аромат алой розы. Содержимое не соответствовало
упаковке и обман был раскрыт. От обиды и недоумения он не знал, что
предпринять, но решение пришло быстро. В Гвинее ведь тоже живут
сметливые ребята. Сбегав на берег, он вернулся с камнем в руках, и с
борта сухогруза стал выслеживать «дичь» – своего недавнего торгового
партнёра. Намерения его были серьёзные, да ещё в поддержку он пригласил
своих земляков, которые с гневом кричали что-то в нашу сторону. Сквозь
французскую речь слышались дорогие матросскому сердцу забористые
словечки. Подумалось, надо же, как они быстро выучили русский, а ведь мы
и месяца здесь не пробыли. Матросы стали избегать хождения по левому
шкафуту, ведь «охотник» мог ошибиться и признать в обидчике любого из
нас.
Вспомнилось грозное предупреждение из «Айболита»: «Не ходите дети в
Африку гулять!». С затаённой обидой, огорченный обманом абориген бродил
с камнем по палубе сухогруза, выслеживая нашего матроса. Предупреждённый
о грозящей ему беде, братишка сидел в душном боевом посту и не выходил
наверх. Только память о съеденном ананасе и весёлой шутке ободряли его.
Вскоре всё вскрылось, доложили командиру и «международный конфликт» был
улажен. На борт советского судна отправился один из офицеров. В качестве
отступного он вручил потерпевшему новую офицерскую рубашку, тельняшку, и
попросил не преследовать партнёра. Этого оказалось достаточным и,
свидетельствуя о перемирии, гвинеец выбросил флакон «Кармен» в воду
залива. Был ли наказан наш матрос я не помню, но он точно вернулся живым
домой... к маме. А стекляшка с соляркой до сих пор покоится там, на дне,
как памятный знак о пребывании эсминца «Бывалый» в Конакри.

Старший матрос Михаил Балашев. г. Санкт-Петербург, 2010 год.



Товарищ рассказал.
Было дело, провожали друга в армию. Ну, все как положено, бухло рекой,
музыка до утра и т. д. и т. п. А жили в обычном доме, соседи, ессно,
вызвали милицию. Ну, и приходят два таких вальяжных, типо: «Хули вы тут,
мы вас щас, ну и далее по тексту.» И тут из толпы провожающих
вываливается в дрова пьяный друг новобранца и сфокусировав свой взгляд
на одном из стражей порядка, изрекает следующее (стиль автора сохранен):
— ПИСЯ!!! Ептыть, да это пися же!!! Ах ты гнида, мало мы тебя пиздили!!!
Ребят, да у него же со школы погоняло ПИСЯ!!!
Секунд на 15 немая сцена а-ля «К нам едет ревизор.» Потом дикий ржач,
слабонервных уносили. Коллега «Писи» бочком-бочком отодвигается.
Ну, и тут «Пися», дабы не потерять лицо, потерев переносицу,
глубокомысленно изрекает:
«Ну ладно, пойдем, тут без нас разберутся.»
Ну и тут друг новобранца завершает постановку, достойную МХАТа:
«Не пойдем, а иди нахуй отсюда!!! ПИИИСЯ!»

Занавес.
P.S. Соседи аплодировали стоя. Потом бухали всем домом.



Эта история произошла в далёком 1965 году. В одной из деревень
действовала шайка, промышлявшая ограблением домов, хозяева которых
поехали в город на несколько дней. И никто не мог понять, каким образом
воры определяли, что хозяева в городе, а не, скажем, пошли в лес на пару
часов.
Когда шайку поймали, у одного из её членов обнаружили омметр, длинный
трос и крючок. Казалось бы, зачем грабителю этот нехитрый прибор?
Выяснилось, что вот зачем.
Почти во всех деревенских домах в тот период приёмники были оборудованы
наружными антеннами с грозопереключателями. Перед началом грозы
полагалось этим переключателем отключить антенну от приёмника и
заземлить. А если хозяева уезжали на несколько дней, они заземляли
антенну даже тогда, когда на грозу и намёка не было — на всякий случай,
если погода внезапно изменится.
Грабители выбирали ясную ночь без малейшего намёка на грозу и начинали
ходить по деревне, набрасывая крючок по очереди на антенны разных домов.
И если между антенной и землёй омметр показывал малое сопротивление...



СМЕЛЫЕ ЛЮДИ
Вчера выбрался в гости к старым друзьям.
Сергей и Светлана, хоть и моложе меня, но по количеству детей давно
заткнули меня за пояс, целых четыре человека нарожали...
Душевно посидели.
Я у них открыл гастроном и продавал продукты двоим серьезным покупателям
(четырех и шести лет).
Когда магазин закрылся на ночь по причине того, что покупателям пора
было отправляться спать, мы переместились за стол.
Говорили о кино, и я похвастался, что скоро пойду на премьерный показ
фильма Пирамида – это про МММ.
Сергей и Света живо заинтересовались и стали выспрашивать – нельзя ли им
как-нибудь тоже со мной?
Я развел руками — мол, людей там будет совсем мало, даже не знаю. Меня
самого туда пригласил лично автор фильма.
У нас зашел разговор об МММ, я повозмущался, как же так: Мавроди ведь
столько миллионов человек «кинул», а сам по-тихому уже отсидел, не
расплатившись с вкладчиками, несправедливо это как-то...
Сергей:
— А чего несправедливого? Когда вкладываешь деньги в швейцарский банк,
то знаешь почти на 100%, что через год ты заработаешь свои 2%, да и то
мало ли: войны, цунами...
Если положил все деньги в наш отечественный банк, скорее всего через год
наживешь процентов пять, но весь год будешь переживать, ворочаться и
следить за политической ситуацией в стране...
А вот когда ты вложил деньги в МММ, то через месяц сможешь заработать
на них 100%, но при этом — дико рискуешь.
Продвигаемся дальше по этому вектору: Ты пришел в казино, где тебе так
же предлагают разместить капитал с прибылью 3600% в минуту. Неплохо,
правда? Но ведь ты знаешь, что и шанс заработать деньги – один к
тридцати шести и все же идешь на риск, так что все честно... главное не
ставить того, что не готов потерять.
Света:
— Я даже не поняла, за что вообще посадили Мавроди? Под дверями казино
ведь не собираются толпы обманутых фортуной вкладчиков и не скандируют:
ВЕРНИТЕ НАШИ СТАВКИ!!!
Я:
— Ну, причем тут казино? Там хоть выиграть можно, а МММ ведь изначально
создавалось как мошенническое предприятие с целью собрать пирамиду
повыше и кинуть людей побольше... Там же все вкладчики пострадали,
только Мавроди выиграл, да и то – прячется сейчас от народа, как сова в
дупле — гол как сокол...
Сергей и Света переглянулись:
— Грубас, так ты не в курсе...? Тогда вот тебе зеленый чай и послушай
одну старую историю:

В славном городе Костроме жила–была молодая семья.
Изначально родители были против их брака, потому что фамилии у них были
Монтекки и Капулетти, да и жить молодоженам было негде...
И вот благородная сеньора — баба Катя Капулетти отдала Богу душу и
оставила молодым комнатку в засранной коммуналке и это был рай в шалаше
с удобствами на улице... Заработать на нормальное жилье Ромео смог бы
лет за триста, а если позволить себе детей, то и за восемьсот...
Вот молодая семья провела очередную бессонную ночь за подсчетами,
собралась духом и решилась.
Продали свою коммуналку, а на все вырученные деньги накупили акций МММ.
Жить им пришлось у родителей, только отдельно друг от друга, ведь
родственники их вместе к себе не пускали даже временно, а только
потирали ручки: «Ну вот наигрались в самостоятельность и хватит, пора
разводиться...»
Молодая семья не могла даже позволить себе снять квартирку, ведь каждую
заработанную копейку они бегом несли к ненасытному Мавроди...
Встречались вечером после работы, сидели на лавочке и целовались как
дети...
Конечно же, у них был в запасе план «Б»: в случае провала пирамиды,
уехать в глухую деревню и жить там в пустующем доме (деревня на примете
уже имелась и даже с работой в тамошней школе договорились) Так
продолжалось бесконечных полгода.
Сколько же за это время было скандалов, седых волос и фальстартов...
Но вот семья приняла окончательное решение: ПОРА!
Отстояли пока еще не очень дикую очередь и пристроили огромную сумку
своих акций.

В результате, на заработанные у «гада – Мавроди» деньги, Ромео и
Джульетта смогли купить трехкомнатную квартиру в Москве в одной минуте
ходьбы от метро, и смело позволили себе завести четверых детей, у
которых теперь есть место где играть с гостями в гастроном...

Я громко отхлебнул свой чай и сказал:
— Вау... тогда ладно, попробую и для вас добыть приглашения...



В советскую эпоху, когда в магазинах нашего города было шаром покати,
мне попался на глаза эпизод из книги «Прощай, оружие» — там, где группка
солдат отступает от немцев по разорённой войной северной Италии.
«В брошенном доме нам пришлось ограничиться на ужин тем, что нашли в
подвале – ветчиной, брынзой, сыром и парой бутылок красного вина» — так
описывались страдания отступающих.
«Да чтоб я так ограничился!» — мелькнула тогда у меня возмущённая, по
сути антисоветская мысль, которой я тут же устыдился. Означенный
Хемингуэем набор продуктов увидеть на прилавке одновременно при
советской власти мне так и не удалось...

Лучшие истории дня от 16-03-2011
5886
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top