Лучшие истории дня от 07-03-2011

Просмотр списком

В начале 90-х я ненадолго оказался в штате новоиспеченной фирмы


"Средства индивидуального потребления в быту". Эта контора занималась
среднеоптовой перепродажей всякой всячины — от утюгов до подтяжек.
Боссом у нас был не слишком вредный и достаточно веселый мужик, вполне
себе охочий до баб. Ну и секретаршу он подобрал себе такую, чтобы она
ему не только кофе в кабинет приносила.
Девушка, которую называли Зика (по паспорту Зина), ожидания босса
оправдала, однако в границах отношений с ним не удержалась и быстро
наладилась вступать в контакт и с другими мужичками нашего офиса.
Поскольку она не очень-то даже это и скрывала, босса это изрядно
корежило.
И вот однажды секретарша не явилась на работу. Ее нет день, два, три.
— А где Зика? — осторожно спросил я начальника. — Не заболела ли?
— Я ее уволил, — мрачно произнес он. — Она не соответствовала профилю
нашей фирмы.
— То есть?.. — оторопел я.
— Ты забыл название компании, в которой работаешь? — посуровел босс. — Она называется «Средства ИНДИВИДУАЛЬНОГО потребления».



История не со мной происходит (тьфу-тьфу-тьфу).
Но я над ней несколько лет ухахатываюсь. Процесс идет по нарастающей...
Подруга моя Ленка, девка зажитоШная, прикупила себе жилье. Блок из трех
квартир: соответственно три санузла, метраж сумасшедший, ремонт как во
дворце. Радуется! Хорошо ей там!
Этажом выше (этаж № 8 – это важно) в таких же хоромах (тоже блок из трех
квартир) проживала милейшая семья: мама, папа, маленькая доча. Мама чуть
старше 20 годов – домохозяйка. Папа чуть старше 40 годов — «владелец
заводов, газет пароходов и чего-то еще». Доча года 3 — неработающая.
Три санузла в обеих квартирах, один над другим: маленький, побольше,
самый большой... Началось все с самого большого...
Если в самом большом санузле Ленки скромно приютился унитаз, биде,
джакузи, то сверху там прижились на тот момент сауна с бассейном...
В каждой семье есть свои традиции. Была она и у соседской: каждые три
месяца папа уходил в запой примерно на недельку. В рамках этой традиции,
мама с дитем на это время сваливала на дачу. Папа пил в гордом
одиночестве, мечтал о чем-то великом, наверное, об океане! Потому как
пик запоя он проводил обязательно в бассейне (что он там делал
неизвестно), но в итоге выпускал из него воду каким-то своим, только ему
известным способом, прямиком на Ленкины потолки, стоящие немыслимых
денег. Каждые три месяца, почти по расписанию.
Ленке это надоело – она застраховала свои потолки, чтоб не париться...
Прошел год. Ленка звонит довольная: «А мои соседи квартиру продают!»
Теперь квартиру купила другая милейшая семья (описание можно прочесть
выше, но повторюсь) мама, папа, маленькая доча. Мама чуть старше 20
годов – домохозяйка. Папа чуть старше 40 годов — «владелец заводов,
газет пароходов и чего-то еще». Доча года 3 — неработающая.
И тоже семья с традициями. Теми же. Но каждый день.
Теперь потопы стали раз в месяц. По ночам — звуковое сопровождение из
серии: «А суки все! вон отсюда наХ! все здесь мое!» Раз месяц
заплаканные страховые агенты после общения с виновником приходили в себя
в Ленкиной квартире, отпаиваясь коньячком (Ленка вообще девчонка добрая)
А! Еще у Ленки в подружках завелась его жена: «Лен, ты не парься.
Мешаем? Дык ты ментов вызывай и все. Он от них почему-то успокаивается.
А на тебя он не обидится. Во-первых, женщин боится. А во-вторых, ну он
же не совсем дурак».
Так вот они и жили двумя квартирными блоками...
Около года назад звонит мне пьяная Ленка: «Вик! Поздравляй! Сгорела
все-таки моя любимая сауна и бассейн ее не спас».
Рассказ Ленки: ну, во-первых, все живы, никто не пострадал... дальше
«Сплю я. И снится мне, что я на водопаде и так мне хорррошо-хорррошо!
Только какие-то гады в дверь звонят, не переставая, и колотят в нее
кувалдами. Проснулась. Йееее! А водопад-то у меня в квартире. Как там
всем домом эвакуировались – это отдельная история.
В общем, сауна эта коротнула и потихонечку себе загорелась. Сначала на
нее сработала пожарная сигнализация, потом пожарные живьем приехали.
Поливали и водой, и пеной и все это стекало к Ленке, потом опять
поливали и опять к Ленке. Ленкины хоромы превратился в руины. Не устояло
ничего.
Днем пришли сосед с соседкой глядеть на плоды своего проживания. Речь:
«Бл@. Ой, Бл@! Мда, бл@! Ладно, Ленка! Щас поехали к нам на дачу пить. Я
тебе и ремонт, и мебель оплачу, завтра своих рабочих отправлю — командуй. А остальных наХ» (остальные – это 6 этажей снизу, по три
квартиры на каждом).
Ленке возместили все еще лучше, чем было. Чем все у остальных соседей
закончилось не знаю.
Свою квартиру они переделывали полностью. Сауну и бассейн больше не
ставили.
Пока делали ремонт, разругались напрочь, начали разводиться, квартиру
продавать. Пока продавали, помирились, разводиться перестали, въехали
обратно.
Ленку больше не топят. Но все равно весело...
Последняя история была на днях. Это уже что-то из новой серии....
Лена: «Cплю я, Антошка тут же спит (любимый мужчина), сквозь сон слышу
жуткий скрежет и голос как в фильме ужасов: «Лееееенкаааа! Лееенкааааа!»
Проснулась, Антошка тоже проснулся, переглянулись, звуки идут из зала.
Антон пошел в зал...
Дальше рассказ Антона: «Включаю свет и оху@ваею. Снаружи по окну бьется
душевой шланг вместе с набалдашником-распылителем (только водой не
поливает), рядом болтаются какие-то тряпки и голос от окна: «Лееенкаааа!»
Открываю окно и оху@еваю еще больше.
Тряпки – это связанные между собой простыни, на которых висит сосед
сверху в трусах и одном тапке, лупит по окну душевым шлангом и орет
«Лееенкаааа!».
А на улице почти минус 30, а этаж 7-8, а на дворе ночь.
Увидал, сердеШный, что окошко ему открыли, как обезьянка по простыням
спустился, в комнату запрыгнул. И с ходу, как в сказке, три желания:
«Водки! Телефон! Денег!»
Антоха – джин волшебник: начал с водки, ибо ярко выраженные признаки
алкогольной интоксикации были Очень Ярко Выражены... Потом последовали
телефон и деньги...
В общем, история выглядела так: допился мужик уже до той степени, что
даже пофигистка-жена свалила от него на дачу. Перед этим позвонила его
другу-коллеге, мол, сделай что-нибудь. Он и сделал: отобрал у бедолаги
все деньги, телефоны, выпивку, одежду, запер его на клюшку и оставил к
жизни возвращаться.
Ну, этот чуть протрезвел и вернулся к жизни! Своим методом! И своим
выходом!
Афигеть!
Что там дальше в их совместной на два этажа жизни будет – неизвестно. Но
что-то мне подсказывает, что это еще не предел.
Смеюсь над Ленкой, она действительно человечек очень лояльный и
коммуникабельный. Ну вот и... гармония должна быть.
Кроме Ленки таких соседей вряд ли еще кто-то без вреда для здоровья
выдержит.
А жить-то им где-то надо.
Вот они и живут)))



В 1919 году на Парижской мирной конференции, посвящённой итогам Первой
мировой войны, известный пианист и композитор Игнаций Ян Падеревский,
тогдашний премьер-министр Польши, заявил:
— Если не будут выполнены все требования поляков, они разъярятся и
перебьют всех евреев в стране.
На что Луис Маршал, признанный лидер еврейской общины США, возразил:
— А если все требования поляков будут удовлетворены, то они от радости
перепьются, и тем паче перебьют всех евреев.



На стене техникума повесили плакатики: ОСТОРОЖНО СОСУЛЬКИ. Догадливые
студенты тут же удалили четыре последние буквы...



К югу от Владивостока тянется очень странный кусок русской земли – от
пляжа до Китая рукой подать, а вот в длину километров сто будет, до
самой корейской границы. В этих местах география сошла с ума –
бесконечные бухточки, каждая на свой лад и даже на цвет песка,
полуострова загогулистой формы, плавни и озёра, островки в неописуемом
количестве. На некоторых перешейках рыбак может попеременно удить
пресную и морскую рыбу, просто повернув стул в другую сторону. Даже
крупномасштабная карта этой местности бессмысленна – в прилив и в отлив
она выглядит по-разному, а клочья тумана преображают её по пятнадцать
раз на день. В этих местах лучше вообще не выходить на берег – хочется
часами бродить по пояс в прозрачной воде или плыть с аквалангом попой
кверху, наблюдая за диковинной морской жизнью. Моя тоскующая по этим
местам знакомая, которую давно унесло тысяч на десять километров
западнее, однажды назвала их жемчужным ожерельем России, самым
удивительным, что она видела в жизни. Но вот как это ожерелье стало
русским, на это есть забавная история.

Приморский край отошёл к России по Айгунскому трактату с Китаем,
подписанному кстати на полутораметровой скатерти – видимо, китайцы
побаивались, чтобы коварные русские не подменили обычные бумажные листы.
Проблема заключалась в том, что обе высокие договаривающиеся стороны
имели крайне смутное представление о территориях, лежащих к югу от реки
Уссури. Проще говоря, проводить границу было не на чем — карты напрочь
отсутствовали. Договорились о том, что демаркационные комиссии обеих
стран на следующее лето 1859 года прибудут в условленное место. По
прибытии на это место губернатора Восточной Сибири графа
Муравьёва-Амурского китайцев не обнаружилось. Энергичный граф принялся
делить землю сам – кто первый встал, того и тапочки. Позднее в своих
воспоминаниях граф признался – сначала он хотел провести границу прямо
под Владивостоком, но из любопытства решил сплавать на юг и просто
влюбился в эти бухточки — «Когда я их увидел, моя рука сама взяла
красный карандаш и начертала границу до самой Кореи...»

Лучшие истории дня от 07-03-2011
9033
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top