Лучшие истории дня от 27-02-2011

Просмотр списком

Вертолет Ми-6 возвращается из командировки. Середина лета — жара.


Бортрадист и бортмеханик спят на своих местах. Командир и штурман
"рулят". Правый летчик и борттехник кимарят в полглаза. Борттехник
открыл окно и высунул босые ноги под поток воздуха — балдеет. В грузовой
кабине просыпается бортмеханик и от скуки выглядывает в первый от кабины
летчиков блистер. В полутора метрах от него торчат босые ноги. Он решил
пощекотать эти ноги шваброй. Двумя руками выставил швабру за борт и стал
двигать ее к ногам. При скорости 230 км в час против потока воздуха
тяжело швабру давить. Приложив побольше усилие — швабра пошла против
потока воздуха. При уменьшении угла атаки швабры сопротивление водуха
стало уменьшаться, а скорость приближения швабры к ногам стала
увеличиваться, поэтому удар получился болезненный. Механик бросил швабру
и лег на свое место. Борттехник, получив удар по ногам, от неожиданности
скатился в кабину. Затем осторооожненько выглянул, за борт, покрутил
головой — никого не видно. Летим, высота 300 метров. Он спрашивает у
командира — ничего мимо них не пролетало, а то что-то ударило его по
ногам. Командир удивленно, нет, ничего не видел. Борттехник выглянул в
грузовую кабину — механик спит. До самой посадки сидел задумчивый,
иногда выглядывая за борт. Только на земле механик признался, что это его
работа...



Звонит утром дружище Денис:
— Заработать хочешь?
— А то! Что делать надо?
— Звонил N, у него послезавтра торжественное открытие нового магазина, а
оборудование только сегодня привезли. Кассы, сканеры, сервак. Нужно к
субботе сетку кинуть, настроить, программу поставить и ассортимент
забить.
— Думаешь, справимся? Срок-то маленький.
— Да он на все согласен, лишь бы успели: можем прям там спать, пиво
неограниченно прямо со склада, жратва, кофе — все за его счет. Плюс
платит вдвое.
Неограниченное количество пива сыграло решающую роль.

Уже часа через два мы впряглись по-полной. Продавщицы и грузчики были
переданы в полное наше распоряжение и дело начало спориться. К трем
часам ночи мы уже сидели на прилавке и, потягивая халявное пиво, с
улыбками олигофренов любовались на проложенные короба, установленные
кассы и грузящий новую «Винду» сервак. Было чем гордиться! Сутки в
запасе только на софт.

Сутки начались с невыносимого пивного бодуна. Кто знает — тот знает.
Морды как у Винни Пуха после пчел, во рту вкус, как будто медную дверную
ручку всю ночь сосал, в голове перекатывается чугунное ядро. Но дело
есть дело. Установили софт, начали забивать ассортимент. Ух! Такого
конвейра никогда не видел: я диктую Денису наименования, количество,
цену; он всандаливает это в базу; штрих-принтер выплевывает патронташи
самоклеющихся этикеток; продавщицы выхватывают их еще на лету и бегут
клеить на товар. Все в движении, все налажено.
Приехал и сам N, посмотреть на результаты, остался доволен как слон,
пообещал добавку. Вот тут-то мы и расслабились...
Расслабились — это значит, что к пиву уже пошла и беленькая. Тем более,
что основной ассортимент кончился, беготня прекратилась, а нам осталось
только вбить всякую мелочевку типа презервативов, зажигалок и закусок к
пиву.
— Пиши: «Жолтик полосатый», цена...
— Кто полосатый?
— Тьфу... «Жел-тый по-ло-са-тик»: — зрение уже не фокусировалось.
— Много там еще?
— Остались «Толстолобик» и «Ротан»
— Перекур.

После перекура башню само-собой снесло еще больше, но базу закончили. За
успех устроили сабантуй вместе с продавщицами, после которого завалились
спать прямо в бухгалтерии на банкетках.

Открытие прошло очень успешно, но премию мы так и не получили. Из-за
того, что часть ценников пришлось переделывать позже и бесплатно. Два из
них я храню до сих пор: «Толстый Лобок» и «Желторотик». Как сказал N,
хорошо, что хоть не «Толстожопик».



Встречаю недавно старого приятеля. Ещё более старого холостяка, никак не
могущего найти свой идеал. Идет покупать обручальные кольца.
Неужели женишься? — спрашиваю. — Как это ты решился? Давно знакомы?
— Два дня...
Видя мой недоуменный взгляд, говорит:
— Понимаешь, познакомился с девушкой. Приглашаю её к себе домой вечером
часиков в двенадцать попить чайку и почитать стихи. Так она пришла со
своей заваркой и томиком Пушкина...



Есть ещё на Руси конторы – тихие заводи советской эпохи. Человека там
уволить практически невозможно, как бы он не доставал и не запарывал
дела. Такой коллектив может мирно работать хоть целую вечность, пока там
не заведётся стерва с амбициями – и тогда конец тихой заводи. Сначала
дама выживает самых нервных сотрудников, на которых достаточно наорать,
чтобы они побежали писать бумажку «прошу уволить по собственному
желанию». На их места приходят дополнительные стервы, и начинается их
весёлая щучья война в карасином пруду. Мужики в таких коллективах
остаются очень немногочисленные, миролюбивые и только на высоких постах,
которые жалко терять – в конце концов, должен же хоть кто-то дарить
цветы на 8 марта.

В одной из таких контор лет десять назад одна достойная дама
поперегрызала горла своим коллегам, чтобы её послали на месячную
стажировку к партнёрам в очень уютную страну недалеко от Антарктиды. Это
был её единственный шанс выбраться за рубеж нахаляву. Маленькая проблема
заключалась в том, что из всех языков планеты она знала только великий и
могучий, да и то больше его могучую часть. Начальство робко спросило, на
каком языке она собирается там общаться с аборигенами.

Но дама недаром была специалистом по стратегическому управлению – с
собой в поездку она прихватила ещё и своего друга, который нафиг там был
не нужен, но с грехом пополам говорил по-английски. Состав делегации был
целиком её идеей, никому другому он не приснился бы и в страшном сне. Но
начальство осталось под впечатлением, что это его собственный удачный
ход. Ведь было убито сразу два зайца – во-первых, теперь можно было
целый месяц спокойно шагать навстречу пенсии без этой дамы, а во-вторых,
она по гроб жизни будет теперь признательна за такой добряк и укротит
наконец свой свирепый нрав.

Но по возвращении дама сделала второй удачный ход – она заявила, что её
просто бросили на амбразуру, послав в эту далёкую страну. Каких только
страданий она там не натерпелась! Самое страшное помню – наши партнёры
неохотно возили её с приятелем по вечерам на шопинг, а на такси они
пожмотились, несмотря на неплохие командировочные. Пришлось нарезать
вёрсты пешком, иногда на каблуках. В рабочей же части своего визита она
запомнилась партнёрам как «Мадам Нет», вроде Молотова.

Чего только не делало наше начальство в последующие годы, чтобы
загладить свою вину перед этой мудрой дамой. А сама эта поездка с каждым
годом обогащалась в её рассказах всё новыми подробностями – плавно
возрастали и пережитые ею ужасы, и само значение поездки. Постепенно
выяснилось, что она просто спасла тогда наш совместный проект от краха.
Как ни странно, это полная правда – после неё наши зарубежные партнёры
стали как шёлковые и легко согласились на самые выгодные для нас
финансовые условия, без которых проект угас бы на корню. В ответ они
выставили одно-единственное неформальное условие, не вписанное ни в один
меморандум, но безукоснительно с тех пор соблюдавшееся – только бы эта
дама не вернулась обратно закреплять достигнутые ею результаты...



Занесло как-то в продуктовый магазинчик, пристроенный прямо к стенке
владивостокской тюрьмы. Ценники там вроде теста на трезвость. На первый
взгляд всё вроде на месте, а приглядишься к ходовому товару, так просто
злой рок какой-то напал на эти ценники – одни заляпаны, другие загнуты,
третьи заслонены, четвёртые отвалились. Так в школьных учебниках
изображают племя дикарей – вроде голышом в самых непринуждённых позах, а
все запаслись чем заслониться. У меня там произошёл любопытный диалог:

— С вас 287 рублей пятьдесят копеек!
— Сколько-сколько?! (лень пересчитывать, беру на психологию)
— Ну если вам совсем уж точно, 257 рублей пятьдесят копеек!
— А ещё точнее? Может, ценники обратно прилепите?
— Ой, 237 рублей пятьдесят копеек. Это — совсем точно!

Лучшие истории дня от 27-02-2011
4058
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top