Лучшие истории дня от 22-02-2011

Просмотр списком

В конце 80-х мой однокурсник Саша Чичёв лишился стипендии за редкостное


оболдуйство. Вагоны грузить он не пошёл, жил скромно, но неплохо. На
наши вопросы, чем подрабатывает, хмыкал неопределённо, но по пьянке
иногда разражался замогильным смехом, что нас порядком интриговало.
Наконец через полгода он раскололся — сказал загадочно, что зарабатывает
арифметикой на уровне третьего класса средней школы. Это нас совсем не
удивило, поскольку дальше его знания и не простирались. Но мы всё-таки
потребовали объяснений. Оказалась жуткая штука — за эти полгода он
умудрился трижды продать свой труп. По договору на пожертвование своего
тела для науки, то есть на потрошение студентками местного мединститута,
полагалось 100 рублей, причём естественно без всяких обязательств
немедленной смерти. К сожалению, об этом ставилась отметка в паспорте,
чтобы труп не ускользнул чего доброго на кладбище. Восстановление
потерянного паспорта стоило 25 рублей...



Флотские доктора — совершенно особенная общность индивидуумов.
Большинство из них приходило из гражданских ВУЗов, службе училось по
ходу дела, но непонятная непосвященным сфера врачебной деятельности
делала их в глазах строевых офицеров этакими чудаковатыми шаманами,
причем обладающими запасами огненной воды...
По степени веселости и легкого разгильдяйства равных в полку им не было.
Но и истории с ними происходившие были конечно неординарными.
Служил у нас молодой доктор, лейтенант Х. Фамилию умолчу, причина будет
ясна позже. Закончил он Минский мединститут, земляк, весельчак,
гулена... Жена его училась в Калининграде в Университете и каждый день
ездила на занятия. Как-то отправив жену на занятия и имея свободный от
службы день привел он девку с Камстигаля к себе домой, а тут,......,
жена вернулась... Забыла что-то. Что делать? Метнулся он в ванную
комнату, хлебнул шампуня и открыл жене дверь корчась в судорогах и
пуская пузыри, валяясь на пороге... Жена в ужасе метнулась к соседям,
скорую вызывать... Пока она туда-сюда, он деваху за дверь и давай
кататься по полу, обильно пуская пузыри и нечленораздельно и жалобно
мыча... Приехала скорая, там все свои, гарнизон невелик и сколько раз
друг друга выручали (очень сильна корпоративность в среде медиков). Наш
герой моргнул приехавшей за ним бригаде, его в смирительную рубаху, на
носилки и в госпиталь. Диагноз — острое нервное расстройство на фоне
тяжелой службы. Две недели валял парень дурня в госпитале... Среди
офицеров этот случай, как возможный вариант спасения в экстренной
ситуации ходил еще очень долго, во всяком случае я еще пару раз слышал
уже искаженную, но еще вполне узнаваемую версию через 15 лет после
происшествия.



На празднике Дня Флота рассказали историю годичной давности. Посмеялся
сам — посмеши товарищей.
После торжественного построения и митинга у монумента «Славы», народ
разбивается на компании и начинает употреблять горячительные напитки
принесенные ранее или купленные по дороге специально выделенным
хозвзводом. Вся минская пехота со всех флотов образует отдельную от
остальных флотских застольную диаспору, которая впрочем не изгоняет
мариманов (постоянно с нами несколько матросов с десантных кораблей). На
одном и том же месте, в парке у уреза вод Комсомольского озера
накрывается поляна, организуются места сбора мусора (это строго, мы не
босяки какие-нибудь) и праздник идет своим чередом. Милиция ходит рядом,
поздравляет, но гуляющих в упор не видит. Впрочем мы особо и не шалим.
Но... В прошлом году не был свидетелем конца праздника, очень жалею об
этом, а вышло вот что... По озеру под музычку неспешно ходит прогулочный
кораблик на дизеле, метров 20 длиной, верхняя палуба со скамеечками под
парусиновым тентом. Гуляющей на бережку морской пехоте какие-то
прекрасные леди на кораблике прокричали приветствия и поздравления и
призывно помахали с борта рукой... Наиболее активная часть празднующих
призыв приняла и в чем была поплыла брать кораблик на абордаж. На
кораблике, увидев с десяток беретов над водой, застопорили ход и стали
ждать развития событий. Абордажная команда, с соответствующими моменту
громко выкрикиваемыми лозунгами, используя все возможные подъемные
средства, начала взбираться на борт и пленять юных леди, тут же пускаясь
с ними в пляс. Надо заметить, что возраст самых молодых в Белоруссии
морских пехотинцев уже подваливает к 40 годам, не мальчики, но как
очевидно задор еще есть. Кто-то из абордажной партии пошел разбираться
со шкипером... Оставшая на берегу группа обеспечения, моментально
свернула поляну и потащила ее на ближайший пирс, куда задыхающийся от
хохота шкипер и привел призовое судно с леди и морской пехотой на
борту... Короче, шкиперу рабочий вечер сорвали, потому как загрузив
группу обеспечения, он больше никого на борт категорически не брал, а
под звуки танго и ритмичных танцевальных мелодий до темна катал по
водоему всю танцующую и выпивающую призовую партию вместе с юными
леди...



Ранним ноябрьским утром полк в парадном составе выходит за КПП. Командир
впереди, за ним знаменная группа со знаменем, оркестр надрывается
маршами.... Балтийску пришлось проснуться....
Погрузились все в дизель на вокзале и покатили в Калининград на парад к
годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Выгрузившись в
Калининграде, полк парадной колонной движется к месту проведения парада.
Полощется на ветру алое и с портретом гвардейское знамя полка, сияет
полковая оркестровая медь, шеренги держат равнение, черная строевая
форма (знаменитое ПШ) у всех с гюйсом и аксельбантом, а об стрелки брюк
можно порезаться. Все что должно блестеть — сверкает. Мерная отмашка рук
четко обозначена белыми перчатками. Шаги гремят железом, соперничая с
большим барабаном и оркестровыми литаврами.
Усилиями оркестра Калининград тоже пробуждается ото сна, открываются
окна, жители начинают интересоваться происходящим. Кто-то кричит
приветствия, кто-то машет рукой. Полк на каждое приветствие отвечает
дружным ревом двух парадных «коробок», обозначая таким образом единство
армии и народа.
И тут.... На третьем этаже одного из домов по левую сторону улицы
распахивается окно и в него по пояс выглядывает заспанная красавица в
распахнутой ночной рубашке. Естественно, все ее прелести весьма
аппетитно вываливаются наружу, вызывая громкий восторг проходящего
полка. Молодой матрос К. (левофланговый первой коробки) чересчур
увлекшись таким прекрасным зрелищем, не замечая ничего вокруг и строго
отрабатывая «равнение на .... », по кривой траектории с темпом 120 шагов в
минуту вылетает из строя и на полном ходу и в полном очаровании от
наблюдаемого...врезается лбом в осветительную мачту. Падает, не выпуская
из рук вверенного ему Родиной оружия. Его подбирают последние шеренги
коробки. Оркестр ревет маршами, полк ревет приветсвиями, публика ревет
от восторга и рукоплещет... Краса и гордость Вооруженных Сил СССР, 336-й
отдельный гвардейский Белостокский полк морской пехоты идет на парад...



Задержки и невыплаты заработных плат – вещь порою широко практикуемая.
Что думают об это сами работодатели, я могу лишь догадываться. Но вот
что могут сказать на сей счет работники – знаю хорошо. В идущем далее
повествовании имена участников, естественно, изменены, однако сути это
не меняет.

В редакции одной газеты как-то произошла такая история. Мой знакомый по
имени Дима работал в этом издании верстальщиком. Контора эта
существовала уже давно. Бывали у нее и взлеты, и падения. Но в этот раз
наступили совсем уж тяжелые времена – конкуренты надавили так сильно,
что даже переманили половину сотрудников. Организация стояла на пороге
закрытия – всем было понятно, что она отчитывает свои последние деньки.
Ясно, что денег в такой ситуации у руководства не было, и долги перед
сотрудниками были просто огромные.

Окончательно поняв, что запахло жареным, и получить свои деньги
представляется маловероятным, Дима начал действовать решительно. Он
пошел к директору, которого звали Василий Антонович, и сказал, что если
завтра он не увидит хотя бы часть своей зарплаты, то газету он сдавать
не будет. А разговор этот состоялся аккуратно в канун дня сдачи номера в
типографию. Василий Антонович, уже привыкший врать про выплаты долгов,
заверил, что волноваться Диме не о чем, и завтра с утра он с ним
рассчитается.

Когда Дима пришел утром в редакцию, то встретил в коридоре спешащего на
выход директора. Поздоровавшись, Дима напомнил ему о вчерашнем уговоре.
Но Василий Антонович привычной фразой «У меня сейчас срочное дело,
поговорим вечером» отмахнулся от назойливого работника и скрылся за
дверью.

Все было понятно. Дима направился к своему рабочему месту. Закрыв
длинным паролем доступ к компьютеру, на котором хранились свежие файлы
газеты, он отправился домой. Ловить здесь было уже нечего.

Немного позже подошел второй верстальщик, который должен был помогать
Диме в этот трудный сдаточный день. Подождав Диму и не дождавшись, он
включил его компьютер, но тут же столкнулся с необходимостью ввести
секретное сложное слово. Второй верстальщик связался с директором, а
тот, в свою очередь, с системным администратором Колей. Системный
администратор в этой организации был приходящим, и в основное время
занимался другой работой в другом месте. Но создавшийся форс-мажор
вынудил его оставить все свои дела и примчаться в злополучную редакцию.

Получив от Василия Антоновича указания подобрать пароль, Коля удалился в
кабинет верстальщиков. Он знал несколько способов устранить возникшую
сложность с компьютером, но решил прибегнуть к простому методу. Коля был
хорошим парнем и пользовался уважением многих сотрудников издания, а с
Димой даже водил дружбу. Поэтому он просто позвонил бывшему сослуживцу.
Разговор был недолгим:

— Дима, привет. Тут мне пароль нужно убрать, который ты поставил. Ты же
понимаешь, что я все равно его уберу. Может, ты мне так его скажешь, а?
По дружбе.

А дружба для русского человека – это святое! Это даже выше борьбы с
недобросовестными работодателями за свои зарплаты! Это главный принцип,
перед которым меркнет даже самая отчаянная принципиальность. Поэтому
Дима, конечно же, сообщил товарищу секретный пароль!

Коля загрузил компьютер, введя заветные символы, и пошел к директору.
Доложив, что так, мол, и так, все работает, Коля хотел было отправиться
восвояси, но Василий Антонович остановил его:

— Николай, а какой пароль?

А, надо сказать, дорогой читатель, что, когда Дима окончательно убедился
в том, что никаких денег ему никто давать не собирается, он воспылал к
начальству такой злобой и призрением, что вложил все свои негативные
переживания по поводу директора в придуманный им пароль — «дядявасянахуйпошёл»

— Вы точно хотите его знать, Василий Антонович? – спросил Коля.

— Конечно! – утвердительно ответствовал шеф.

И Коле ничего другого не осталось, как прочитать своему работодателю
прямо в глаза скрытое содержание строки «пароль».

Вот такая историю, друзья! А мораль? Все тайное становится явным. Но вот
всегда ли нам это нужно?..

Лучшие истории дня от 22-02-2011
3740
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top