Лучшие истории дня от 10-10-2010

Просмотр списком

В далеком 1975 я был первокурсником физфака. Кроме физики, математики и


т. п. в те времена были объязательны общеобразовательные
науки-философия, диамат, истмат и т. д.
Историю КПСС нам читал Владимир Федорович Ф., доцент, полковник в
отставке, политрук дивизии, воевавший вместе с самим Л. И. Брежневым.
Как и у всех бывших отставников, у него были свои причуды. Староста
курса, как старшина в армии, должен был обеспечивать своевременную
доставку пельменей из близжайшей пельменной во время обеда. Для этого
выдавались аллюминиевые судки, тара под сметану, денежное довольствие.
Обедал Владимир Федорович всегда в аудитории, громко смакуя пельмени и
читая притом свои лекции.
Пришла пора экзаменов. Я по своим предметам шел неплохо, светила и
стипендия, остался последний — история КПСС.
Не знаю, что меня тогда подвело-моя самоуверенность, что доцент только
посмотрит мои оценки в зачетке и в солидарность поставит «отлично» или
то, что я имел все конспекты его лекций(одолженные у однокурсниц), или
то, что я знал даты проведения последних съездов КПСС.
На экзамен я пришел одним из последних сдающих, как раз во время сиесты
Владимира Федоровича. Он как раз отобедал пельменями, готовился закурить
свои любимую папиросу «Три богатыря», и тут я вызвался отвечать по
билету. Потом уже я понял, что он меня совершенно не слушал, не задал ни
одного дополнительного вопроса, молча взял зачетку, поставил три балла и
только потом сказал:-Не знаете вы историю нашей партии, молодой человек!
Учите получше, иначе не знаю, как вы сдадите в следующем семестре!
Уже потом знающие старшекурсники мне пояснили, что уважаемого доцента не
надо было беспокоить во время обеда, и что теперь, даже если я принесу
на следующий экзамен конспекты всех прозведений Ленина, Маркса и
Энгельса, меня ничто не спасет от следующей расправы. Это
означало-прощай стипендия еще на полгода!
Надо было что-то предпринимать. Выход был найден. В дело пошел отцовский
фотоаппарат «Киев» + некоторая сумма, потраченная на пленку, фотобумагу
и химикаты. На каждой лекции я снимал Владимира Федоровича во всех его
любимых позах, что, с его стороны никогда не запрещалось. Наоборот, он,
как и его любимый Генеральный Секретарь, сильно любил позировать.
На экзамене я вызвался отвечать первым, даже не готовясь по билету.
Положил на стол пачку фотографий(штук двести!), мол, посмотрите Владимир
Федорович, что я тут нащелкал.
После этого принятие экзамена превратилось в демонстрацию фотографий.
— Вот, смотри, какой я еще орел здесь получился!!! А здесь?! А вот
тут!!!
Каждый, кто приходил отвечать по билету, соглашался с полковником,
получал без всяких вопросов и ответов «отлично» в зачетку и экзамен
продолжался.
Наконец были просмотрены все фотографии из моего альбома, в аудитории
остались только староста, Владимир Федорович и я.
— Ну, что, давай свою зачетку, сынок. Уважил ты старика, уважил. Жаль,
что больше чем «отлично» не могу тебе поставить!
Взял мою зачетку, полистал, вдруг дикий крик:
— Староста!!! Почему у него за прошлый семестр стоит трояк??? Ты где
был, когда я ему трояк ставил? Дуй мигом в деканат, возьми ведомость на
пересдачу за прошлый семестр!
И Владимир Федорович лично перечеркнул свою оценку за прошлый экзамен,
написав дважды «отлично».
Мой опыт переняли следующие поколения первокурсников, на лекции к
доценту Владимиру Федоровичу(светлая ему память) все приходили с
фотоаппаратами, демонстрировали свое мастерство на сессии. И все
(абсолютно ВСЕ!!!) получали свои пять баллов!
P.S.
Владимир Федорович читал лекции не только на физфаке, но и на своем
родном истфаке, при этом своих студентов-историков он беспощадно карал,
приговаривая при этом:-Нет, не знаете вы историю нашей партии, ребята,
вот физики — те знают на отлично!!!



В жаркий июльский день ехал я по Квинсу (район Нью-Йорка) на велосипеде.
Жил я там. Движение жуткое, все улицы машинами нафаршированы. В час по
чайной ложке, да и мне особо между ними было не проскочить. Смотрю по
сторонам, чего где продают, во что народ полуодет, на женщин.
Вдруг, чувствую, на меня вода капнула, дернулся, а она все сильнее и
сильнее, струей уже. Глянул нервно по сторонам и вижу, что где-то
впереди, в четырех машинах от меня, повернувшись в мою сторону, с
переднего пассажирского сиденья какой-то переросток «пуляет» из водяного
пистолета прямо мне в рожу. Ну, думаю, сволочь, и принажал на педали и
решил как-то их среди этого траффика нагнать, хотя сам даже
представления не имел, что буду делать, если удастся.
Когда я поравнялся с машиной, то оказался уже с водительской стороны.
Там за рулем тоже сидел какой-то бугай с подозрительной мордой (такое
впечатление было, что я его даже где-то видел).
Решение пришло мгновенно и само собой. Я, хорошо изученным каждым
советским человеком маневром, собрал всё, что находилось в моей
носоглотке и резким харкательным движением направил несъедобную массу в
окно, аккуратно целясь в пассажира. «Снаряд», действительно, обогнул
водителя, но вырываясь на своем велике вперед, я успел заметить краем
глаза, что траектория полета изменилась и, недолетев до моего обидчика,
мокрота завернула в глубь салона автомобиля. Дальше рассусоливать или
повторять атаку времени не было и я резко свернул налево, на улицу с
односторонним движением, куда машины из моей колонны повернуть не имели
права. Прибавив скорости, я метнулся в сторону своего дома, благо улица
была практически свободна от движущихся машин. Для приличия и
осторожности ради, я обернулся...
За мной, несмотря на строжайшие нарушения уличных правил, шла погоня.
Нет, в штаны я не наложил, но обосрался в центре мозга.
Район свой я знал отлично и, сделав нсколько головокружительных
поворотов, ворвался в свой подъезд и пулей влетел в квартиру. Опустил
занавески (первый этаж), разделся, отдышался и пошел в душ. Минут через
15 вышел и, напевая песенку, подошел к окну.
В щелку я сразу увидел припаркованную прямо под носом машину
преследователей. Она была пуста. Может у меня паранойя, подумал я, но
уверенность в том, что это именно та машина меня не покидала.
Что делать? Мысли, ага, самые причудливые мысли лезли ко мне в голову.
Наконец я решился. Снова отправился в ванную комнату, взял ножницы,
бритву и баллончик с пенкой. У меня были неплохие усики и козлинная
бородка. Повозившись, я оставил на лице лишь границу между загоревшей и
не загоревшей частью. Ужас, подумал я, но жизнь дороже. Но мне оказалось
этого мало. Я схватил из спальни маленькое круглое зеркало и,
повернувшись спиной к настенному в ванной, начал уничтожать свою
лелеимую годами шевелюру. Это было долго и непросто, а линия загара
превратила всё еще в более причудливое зрелище. Черт уже с ним, подумал,
дело времени и все будет норме.
Мащина по-прежнему стояла под окном. Я сполоснулся опять, переоделся и
смело вышел на улицу.
Без велосипеда. Прошелся туда-сюда. И, хотя мне казалось, что прохожие
поглядывают на меня, ничего подозрительного не заметил. Я и мимо машины
прошел пару раз и уже не очень был уверен, что эта та самая.
А ранним вечером домой пришла уставшая жена и я подумал, что сейчас
будет, как у О. Генри в «Дарах Волхвов» и она подарит мне дорогую бритву
для усов и бороды, но этого не произошло. Она просто посмеялась над моим
«видком» и вдруг стала рассказывать:
«Представляешь, я сегодня была на своих курсах по лепке из глины. Опять
видела Полинку, ну ты помнишь, я с ней там познакомилась. Такая вся из
себя она расстроенная, чуть не плакала. Она с братом и мужем была днем в
нашем районе, у нее мама тут живет. Так, когда они ехали в машине, то
какой-то мудак, проезжая мимо на велосипеде, плюнул им в окно и попал ей
прямо в губы и в рот, можешь себе представить, какая сука. Она чуть
сознание не потеряла. Этот козёл смылся, а у них даже не было никакой
возможности его поймать. Нет, ну подумай, я бы чего ни стоило, убила бы
такого. Кошмар, короче. Так вот, я уже давно хотела, а тут так ее жалко
стало и я их к нам домой на ужин пригласила. Его я видела только один
раз, очень на вид приятный, а она тебе точно понравится. Ты же не
против, да?»



Три дня назад. Бельгия. Сонный городок. Одна гостиница, три ресторана,
собор, парк. Население тысяч 5 наверно.
Меня коллеги поселили в местную гостиницу (весьма неплохую) из-за
бешеного наплыва народа в столицу и отсутствия там свободных мест.
Вечером перекусон в местном ресторанчике. Стейк на столе, графинчик тут
же. В ресторане обычная обстановка — папаши с тремя детьми, деловые
группы, студенты.
За угловой столик официант несет спагетти (типа болоньезе). Не знаю на
что он там засмотрелся, но спотыкается и тарелка летит ровненько на
джинсы студенту.

Из угла отчетливо: БЛЯДЬ!!!
Столик возле двери (работяга с семьей): Что за дела, братан?
Девушка в очках из деловой компании: — Что там случилось?

Коренные бельгийцы продолжают кушать мороженое. Русские с улыбками
переглядываются.



Было на самом деле, у меня восемьсот свидетелей. Правда, люди они
настолько серьезные, что веселую эту историю кроме меня вряд ли кто еще
расскажет на таком неформальном сайте.

Однажды Москва назначила нашей конторе нового молодого руководителя,
сделавшего к этому времени стремительную московскую карьеру.
Его мало кто видел у нас до этого, не считая мелкой фотки на сайте
министерства. Чтобы представить нового руководителя нашему трудовому
коллективу, с ним вместе прилетела накануне внушительная
правительственная делегация. Состав делегации до последнего момента
оставался неизвестным, но судя по отдельным известным фигурам, в ней
недоставало разве что Путина с Медведевым. Но и их появление не
исключалось –
повод был достойный, а подступы к залу были внезапно оцеплены секьюритиз
в грамотной пропорции, то есть там были и шкафы, и совсем неприметные
товарищи.

Большой концертный зал, где намечалась церемония, был полон задолго до
её начала. Над головами громоздился десяток мамонтообразных телекамер на
высоких штативах. Ожидавшиеся высокие гости естественно задерживались.
Где-то час приятно играла заставочная праздничная музыка, на сцене
стояли шесть могучих кожаных кресел, заставляя наиболее любопытных
зрителей ломать голову над точным составом прибывшей делегации.

Наконец музыку вдруг резко выключили. Весь зал моментально смолк и
впился взорами в сцену. Наступила абсолютная тишина. На сцену
величественно вышел большой академический хор в мантиях и выстроился за
креслами, после чего остался недвижим и неслышим.
Прошла минута, две, пять. Тишина оставалась полной, но из торжественной
она плавно превращалась в напряженную, а затем и в нечеловеческую. В
головах присутствующих оглушительно били неслышимые куранты времени,
отделявшие одну эпоху в жизни нашей организации от другой. Когда тишина
стала совсем невыносимой, я понял – еще немного, и в зале вскрикнет
какая-нибудь женщина и бросится вон отсюда.

Наконец за кулисами послышались уверенные шаги, и на сцену динамичной
походкой эффектно вышел представительный средних лет мужчина в
великолепном костюме. Истомившийся зал взорвался аплодисментами. Одни
приветствовали его как нового руководителя.
Зрители, более знакомые с этикетом подобных церемоний, знали, что первым
вышел на сцену конечно только ведущий.
Самые продвинутые зрители, знающие лаконичный деловой стиль общения
нынешнего руководства страны, конечно догадались, что на сцене – сразу
член правительства или аппарата президента.
Какой точно – трудно было сказать, они все сейчас довольно похожие.
Сами они так вероятно не считают — вышедший на сцену явно полагал, что
все его знают в лицо и ни в каких представлениях он не нуждается –
представлять ведь прибыл он сам. Я лично понятия не имел, кто это такой,
хотя похож он был всё-таки больше на фотку нового руководителя. Я
искренне аплодировал просто потому, что момент был действительно
торжественный, и хлопали все вокруг.

Импозантный харизматичный мужчина на сцене мягко улыбнулся, как бы
снижая пафос этого торжественного момента, и сделал властный вежливый
жест, прекращающий аплодисменты.
Зал послушно смолк, предоставляя ему слово. Но мужчина, не дойдя до
микрофона, вдруг повернул голову в сторону и молча зашевелил губами.
«Волнуется» — подумали одни.
«Что за хрень! » — подумали другие. Всё было проще –
как вскоре выяснилось, он пересчитывал кресла.
С достоинством развернувшись, он удалился за кулисы и вернулся оттуда с
седьмым могучим кожаным креслом наперевес.
Офигевший зал частично грохнул со смеха, остальные мужественно корчились
молча.

Это был кто-то из свиты. Мужик просто оделся соответственно случаю и
проявил присутствие духа в шуме неожиданных оваций...



Завтрак. Допиваем кофе. Смотрю на 17-летнюю дочь и говорю жене: «Ты
посмотри, а Соня-то становится красавицей! Вот что значит — славянские
корни».
— Таки да, Мойша! — подхватывает дочь, потирая горбинку на носу.
И нас с женой скручивает от смеха. Как говорится — кто из русских не
татарин, и кто из поляков не еврей?



Позавчера на одной интересной конференции разговорился с
коллегой, профессором одесского университета. Ессесссна, помимо
профессиональных экологических дел, разговор наш коснулся студентов
вообще и их нынешнего жуткого разубоживания и удручающего регресса, в
частности.

Так вот, украинский коллега поделился секретными боевыми приёмами — рассказал, как у них вводят в разум закоренелых оболтусов. Оказывается,
там для этого есть два страшных вида оружия. Ну, первое — это
пожаловаться родителям. Когда я в ответ сообщил, что у нас это давно не
действует, мне было раскрыто ещё более мощное средство, правда, как
сказал собеседник, «несколько иезуитское», зато — страшно эффективное.
Если дурака валяет студент из сельской местности, то из вуза могут
сообщить в сельсовет, и соседи застыдят нерадивого студня и его
родителей. Очень помогает.

Тут я чота даже загрустил.



Хилак форте (выдержки из инструкции):
Показания:... запоры или диарея...
Побочные действия:... запоры или диарея.



Работает у нас двое парней в коллективе: Ненашев и Волков. Постоянно
ругаются между собой — работу пытаются свою переложить, жалуются друг на
друга, подставляют. Дали мы им клички: Ненашев — Чужой, ну а Волков
соответственно — Хищник.
Теперь кино «Чужой против Хищника» практически каждый день смотрим...



В московском филиале голландской компании была проблема — филиал плохо
работал. Сотрудники страдали фигнёй в соцсетях и жили от зарплаты до
зарплаты. Голландскому начальству это надоело, и оно нагрянуло в Москву
с проверкой. По итогам проверки сделали заключение:
— Вы, русский, отличные люди. Но вы не умеете жить двадцать первый век!
У вас в голове застрял совок. Поэтому у вас очень низкий
производительность труда! Вам нужен современный менеджер.

Через неделю прежний директор, тихий алкоголик М., был уволен, а на его
место пришла Лиана Петровна — высоченная, стриженная налысо лесбиянка с
командным голосом и повадками поручика Ржевского. Такого директора не
видел никто, никогда! Весь офис встал на дыбы.

Первым делом Лиана Петровна перевезла контору из тихого центра на запад
Москвы — чтобы окна глядели на небоскрёбы Москва-Сити.
— Смотреть на двухэтажные развалюхи нельзя! Это вредно! Вы продаёте
товар, Вы общаетесь с клиентами, Вы должны быть всегда нацелены на
успех! Поэтому наш символ — небоскрёб! Когда я смотрю на него, мои глаза
делаются стальными, я заряжаюсь энергией мегаполиса, я хочу делать
деньги! — заявила Лиана Петровна.

На следующий день директриса заметила, как один из работников хихикает,
зайдя в Интернет.
— Что читаешь, Сидоров?! — делая ударения на каждом слове, спросила она.
— Мммм... Ничего, Лиана Петровна...
— Правду говори, правду!
— Анекдоты, — упавшим голосом признался Сидоров.
— Анекдоты! Прекрасно! Ха-ха! Я люблю анекдоты! С этой минуты ты,
Сидоров, рассказывай остальным по анекдоту в полчаса — с выражением, с
расстановкой, чтобы было смешно! Ты ведь общаешься с клиентами — ты
должен уметь красиво говорить! Лучшей тренировки, чем анекдот, не
бывает! Сегодня балагуришь ты, завтра тебя сменит другой. Начинай, я
послушаю!
— Так точно, Лиана Петровна!..

Через два дня бухгалтер Хромочкина украдкой кушала на рабочем месте
торт. Внезапно без стука вошла Лиана Петровна. Хромочкина так и застыла
с куском торта, поднесённым ко рту.
— Хромочкина! Хватит жрать! У тебя поджелудочная и целлюлита на ляжках
шесть кило!
— У?.. — пискнула Хромочкина.
— А хочешь такое тело?! — спросила директриса, рывком подняв блузку и
показав идеальный прокачанный торс. — Ни жиринки, все мышцы видны!
Хочешь?
— Угу, — пискнула Хромочкина.
— Встала и сделала двадцать приседаний! Сейчас же! Или расчёт в зубы.
— Ой, мамочки, — пискнула Хромочкина и начала приседать, обливаясь
потом.
Лиана Петровна досчитала до двадцати, а потом сказала:
— Молодец! Теперь возьми торт и снеси его нашему курьеру. Мальчишка и
так худосочный, а тут ещё бегает. Ему нужнее!
Выпалив эту тираду, директриса круто повернулась на каблуках и вышла.

А ещё спустя день секретарша Попугаева чуть не сошла с ума, подойдя к
двери директорского кабинета в обеденный перерыв. Ей послышалось мерное
«раз-два», «раз-два», доносящееся оттуда. Заглянув в щёлку, Попугаева
увидела картину — директриса, мускулистая и жилистая как бодибилдер,
поднимала гантели. Она была раздета до пояса...

Через полгода несколько сотрудников выехали за город, чтобы поздравить
Лиану Петровну с днём рождения. Был февраль, воскресенье, ясное и
морозное утро. Сидоров, с дорогими часами, помолодевший на десять лет,
травил в салоне авто шутки. Хромочкина, с отличной фигурой,
рассматривала в зеркальце свою новую причёску. Попугаева писала sms-ку
своему новому бойфренду — шикарному парню, которого она закадрила прямо
на улице — ещё недавно на такой поступок у неё не хватило бы смелости.

— А где же наш начальник? Никак дрыхнет? — хохотнул Сидоров, безуспешно
позвонив в дверь дома.
— В такой-то день? Не верю, — возразила Хромочкина. — Да вон она!

На дальнем конце дорожки показалась бегущая Лиана Петровна — в одном
спортивном костюме, несмотря на мороз. В руке она держала пакет.
— О, хорошие мои! Доброе утро! Спасибо, спасибо. И вас всех тоже
поздравляю. Вот, держите — каждому по персику. После тренировки хорошо
персики есть. Я, как видите, и в магазин успела забежать.
— Как же вы бегаете в такой мороз, Лиана Петровна?
— Ха-ха, мороз! Минус двенадцать. Зато щёчки румяные, дышится легко,
снежок похрустывает — красота! Сегодня, правда, поблажку себе сделала — не пять, а четыре километра пробежала. Ну, пойдёмте в дом, а то вы уж
посинели...

Выходя из дома вечером, Сидоров щёлкнул пальцами:
— Эврика! Я всё думал, кого она мне напоминает? А теперь понял — Петра
Первого!
— Скажешь тоже.
— А что? Настоящий русский характер — раз! На голландской закваске — два! Сделала из нас Европу — три! Для полного сходства не хватает только
усов. Надо ей сказать, чтоб перестала их выщипывать! — сказал Сидоров и
радостно расхохотался.



Истории про убой порося, в догонку :) Познакомился я с девушкой, ну и
долго-ли, коротко, а стали мы жить в месте Прошел год, наступил октябрь
2002 и стала моя дорогая меня уговаривать ехать с мамой знакомиться, а
то мама деревенская, верующая, и не довольна что мы, мало того что живем
не женатые, так и даже не привезла показать затя будущего.
На мой робкий впрос, а чего-ж она сама-то не приедет, раз ей так надо,
был получен ответ:
— «хозяйство у нее, не может бросить».
Ну надо — так надо, сели да поехали, благо машина есть, а ехать всего
400 км.
Приехали затемно уже, познакомились, выпили за приезд, за знакомство, за
родственников, за каждого отдельно и оптом...
Теща будущая подсела, на меня посмотрела и говорит: -«а ты ниче такой,
здоровый, это хорошо, тут мне как раз подсобить надо немного»
ну я в радости весь, да подогрет уже изрядно так, подвоха и не почуял.
А что говорю подсобить-то? да бычок подрос валить его надо, утром мужики
придут, а ты им и подсобишь.
Ладно говорю, раз такое дело, помогу конечно.
7.30 утра, я с похмела, но надо-же, обещал.
Поправился полстаканом и пошли в сарай.
В сарае обнаружился бычок, размером и весом примерно с микроавтобус, а
так-же два синяка на вид пенсионного возраста, в худшем, даже чем мое,
состоянии. Йоп... пронеслась у меня в мозгу паническая мысль, ну его
на... вместе с тещей...
Но наружу мысль не вылезла, а мужики тем временем поправились тещиным
самогоном, воспряли духом.
Налили мне тоже, я уже не сопротивляясь выпил, — полегчало.
Что мне-то делать спрашиваю? А ты его слева держи, серега с права, а я
кувалдой уе... сказал мне главный из приглашенных киллеров.
Не ссы, утешили они меня, мы их много уже извели так, ты только голову
не отпускай, а то он вас там порешит на...
Энтузиазма чуть прибавилось, уверенный тон + 150 грамм самогонки да в 24
года...
Пошли мы в загон, бык нас обнюхал, теща подманила к нужному месту хлебом
с солью, мы его взяли...
Держим, а Михалыч его кувалдой в лоб как даст!
Бычек жалобно мукнул и на колени осел.
Михалыч кувалду поставил, телогрейку снял, ножик достал и к бычку полез
резать.
Серега говорит ну вот и все, а ты боялся, и отпустил свой рог.
Вот тут бычек пришел в себя, то-ли ударили слабо, то-ли михалыч его
ножиком ткнул не туда, но на ноги он вскочил и резво так ломанулся в
дверь.
а я за ним, я-же рог держу, а отпустить не догадался.
Бегу я рядом, а бык головой крутит.
Ну вот и п... ц мне думаю, а сам в рог вцепился и понимаю что отпущу,
так он им меня-же и прикончит.
так мы в ворота и вошли, под массой бычка + мои 100 кг, ворота выпали
как картонные.
Рог я отпустил, бычек пробежал еще метров 100, упал и помирал еще минут
20.
Пока он этим занимался, мы сняли с крыши сарая серегу (как залез сам не
понял) Вызвали скорую михалычу, бык его головой откинул и сломал 2
ребра, ну и допили из горла самогон.
Такое вот русское родео с переходом в корриду :) А теща так тещей моей и
не стала, прожили мы еще год и разошлись.

Лучшие истории дня от 10-10-2010
7215
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top