Лучшие истории дня от 02-10-2010

Просмотр списком

Ехал как-то поездом Уфа — Москва. В купе оказался один, но не


надолго. На самой первой же остановке подсел мужик огромных размеров, с
наивным и добродушным лицом. Игорь (познакомились) опоздал на поезд и
пришлось играть в догонялки на такси. Под выставленный Игорем вискарь и
домашнюю закуску завязался разговор. В основном я слушал, сосед оказался
балагуром и всю дорогу рассказывал забавные истории, приключившиеся с
ним или его друзьями. И про белок, которых он просто обожал. Особенно
жившую у него на даче в Подмосковье белку по кличке Фисташка. Раз, выйдя
на крыльцо, Игорь застал её за тем, что она пила остатки пива из бокала
на дворовом столике. Зверёк оказался не из пугливых и даже угостился
предложенными фисташками. Так кличка и прицепилась за ней. Со временем,
она приучилась появляться, когда стучали бокалом о бутылку и кричали:
«Фисташка, к пиву!». И это пушистохвостое неслось с кроны какого-нибудь
дерева. Конечно, она не на голос реагировала, на звук, но выглядело
забавно. Пиво ей не наливали, нефиг алкачкой делать, а угощали кедровыми
орешками, присланными роднёй из Сибири...
Игоря жизнь помотала... Даже в молодости на Тибете полтора года в
буддийском монастыре провёл. Но об этом как-нибудь в следующий раз. О
религии другая его история.
Есть в Башкирии одна деревушка с интересным названием — Ира,
расположенная на трассе Уфа — Оренбург. Население там чуть больше 500
человек. В равной пропорции живут там башкиры и русские. Никаких
межнациональных и религиозных распрей там не наблюдалось испокон веков.
Но случилось противостояние служителей культа, сеятелей опиума для
народа. В деревне церковь и мечеть находились аккурат друг против друга,
через дорогу. И неизвестно, кому первому показалось (дьякону, по
совместительству и звонарю, или муэдзину), что он тише к своей пастве
обращается, чем «конкурент» из храма напротив. И понеслась... С
колокольни стала звучать громыхающая какафония, мало напоминающая
перезвон колоколов, а с минарета — визг с воем, а не призыв к молитве.
Они даже фиги стали с верхотуры храмов друг другу показывать. Муэдзин
понял, что одним голосом против колоколов не попрёшь и затащил в минарет
магнитофон с колонками и стал визжать на всю округу через микрофон,
озадачив тем самым дьякона. У того закипела голова: чего бы на
колокольню пристроить, для усиления звона?
И фиг его знает, чем бы это противостояние закончилось, если б не
жители деревушки, собравшиеся на один из коммунистических праздников.
Старики да старухи в жителях-то, по старинке отмечали все праздники,
что мусульманские, что православные, что партийные. Выпив по сто грамм
за Ильича, они вызвали служителей на ковёр и заявили им прямо в лоб:
если не перестанут богохульничать и нарушать своим «соревнованием»
общественную тишину, то по этому самому лбу и получат. И хорошо получат.
А там, наверху, за облаками, это одобрят. И как бабка пошептала — всё
вернулось на круги своя. Вновь с минарета стал литься завораживающий
голос муэдзина, с призывом к молитве, под малиновый перезвон колоколов
православной церквушки...



Дело было в начале 90-х, в магазинах ничего нет, на предприятиях
организовывались т. н. распродажи, т. е. выездная торговля. На отдел
выдавалось определенное кол-во талонов на дефицит, на всех, есеесно, не
хватало, тянули по жребию.
Работала у нас секретаршей начальника Кирочка, прелестная дамочка,
имевщая мужа, работавшего на том же предприятии зам. пред. профкома, как
раз по организации этих самых распродаж. Весь дефицит, конечно же, ее не
миновал никогда, но Кирочка всегда тянула жребий вместе со всем отделом,
т. к. всем было говорено, что муж Паша честный, и привилегий с его
положения она никаких не имеет, а раз работает в отделе — то будьте
добры в список по жребию занести. Если вытягивала что-то, то, конечно же
выкупала, мало ли близких родственников, всем надо, ну, а муж Паша ее,
родимую, не обидит, ему тоже положено, причем без жребия.
Вот однажды свиснули распродажу итальянских туфель на шпильке, Кирочка,
конечно же, записалась со всем отделом, но туфель в этот раз не
вытянула. Сделав независимое лицо, она тут же позвонила Паше и
распорядилась, чтоб туфли были. Коробка с туфлями была Пашей в обед
принесена и поставлена Кирочке под стол. Но, чтобы не вызывать
завистливых происков, Кирочка эти туфли на работе мерить не стала и
коробку унесла домой. Утром следующего дня отдел лицезрел рыдающую на
пишмашинке Кирочку, никакие уговоры и вода с валерианкой не помогали. С
трудом успокоившись, она поведала следующее: дома она тоже не сразу
померила благоприобретенные мужем Пашей туфли, решила позвонить сестре и
пригласить ее полюбоваться обновкой. Сестра пришла, коробка была
торжественно открыта, и — о, ужас, туфель оказалось — две левых! Паша не
посмотрел, взял по размеру. и попал, бедолага... Такого позора перед
сестрой Кирочка допустить на могла... Но выездная торговля-то уже
съехала, менять негде. Паша был послан (так уж послан) изыскивать
возможность поменять эти злосчастные туфли на нормальные, и плевать, что
это ЦУМ, плевать, что не меняют, обеспечь пару и не позорься.
А сама Кирочка по всему предприятию расклеила объявления: «У кого после
распрожажи оказалось 2 правых туфля — обращайтесь в отдел по тел....»
Кирочка кидалась на каждый телефонный звонок, но, увы, за неделю никто
не откликнулся. Муж Паша с лица опал, профком забросил, всю эту самую
НЕДЕЛЮ гонял по ЦУМу, с просьбой «не корысти ради, а токмо волей
пославшей мя жены» — и выходил-таки эти самые туфли, на нужные ноги.
Кирочка принесла их в отдел, всем показала, цвела и радовалась. И вот, в
самый патетический момент примерки, в отделе открылась дверь, вошел
ОБХССник Саша: «Ну, у кого тут два левых? У меня два правых!» Как
брошенная Кирочкай в Сашу туфля пролетела мимо его головы — неизвестно,
целилась она конкретно...



СУДЬЯ
"... Если ученый не может объяснить восьмилетнему мальчику, чем он
занимается, то он шарлатан."
(Курт Воннегут)
Накануне наступления миллениума, по всему миру, столбом
стояли жаркие споры: С боем курантов и наступлением двухтысячного года
наступает третье тысячелетие или оно наступает только через год, в новый
две тысячи первый? Спорили повсюду. До крика и рукоприкладства. Спорили
и мы, сидя в нашей редакции. Аргументы были разные, одна барышня даже
стала рисовать в тетрадке 2000 плюсиков, чтобы доказать какую-то свою
позицию. Бедняжка. Когда у нас кончились аргументы и мы стали переходить
на личности, как музыканты в фильме «Веселые ребята», к нам в редакцию
заглянул один оператор и сказал:
— Тут в соседнюю студию, пришел академик, сниматься в какой-то умной
программе. Пусть он и будет нашим третейским судьей. Давайте его
поймаем, прижмем и спросим кто из нас прав. И что бы он нам не сказал,
все примем его ответ и успокоимся...
Это был матерый человечище: На вид лет 100. Действительный член всех
академий мира. Физик, математик и т. д. первейшей величины.
Он лет сорок прожил в Америке, поэтому говорил по-русски с американским
акцентом.
Мы его поймали и спросили. Ровно через секунду этот столетний старец
улыбаясь — выдал:
— Ребятушки, представьте, что вы своей дружной компанией, пьете на
природе водку. Водки у вас три ящика. В каждом ящике по 10 бутылок.
Теперь сами ответьте на свой же вопрос: А двадцатая бутылка водки
принадлежит второму ящику или третьему...?
...
... Мне лично сложно представить такого дебила, которого бы не смог
научить ТАКОЙ учитель...



Про Виктора Петрика знает теперь каждый. Не берусь судить, шарлатан он
или гениальный изобретатель (правда, сидел он за шарлатанство, но вдруг
с тех пор стал гением?), хочу только рассказать про одну его талантливую
находку.

Как известно, Петрик в своих похождениях по чиновничьим кабинетам
использовал фотографию, на которой запечатлён он сам и Буш-старший.
Никакого секрета тут нет — любой желающий может заплатить за ужин и
фотосъёмку с Бушем или Клинтоном. Стоит это удовольствие 5000 долларов — бывшие американские президенты не настолько богаты, чтобы отказываться
от подобной прибавки к пенсии. Но для отечественных чиновников это — откровение, и производит оно такое же впечатление, какое произвело
золотое ситечко на Эллочку Людоедку.

Так вот, задолго до Петрика похожую фотографию использовал в Тамбовской
области «учёный с мировым именем» Станислав Раевский — «специалист по
разведению осётра».
Дело было в небогатые 90-е. Киллеры тогда работали за 5 тысяч баксов,
чёрные маклеры за 10 тысяч, элитным проституткам платили 600 рублей. А
вот Станислав Раевский пришёл к главе одного из районов Тамбовской
области с уникальным предложением обогатиться, вложив каких-то жалких
250 тысяч долларов...

Глава района в то утро страдал похмельем. Секретарша донесла ему:
— Алексей Геннадьевич, там сумасшедший пришёл. Ну, тот самый, который
про разведение осётра рассказывал.
— Ага, Мариш. Зови его. И ещё, дружочек, коньячку принеси... Ну как
зачем? Он — гость, а мне похмелиться надо...
Через минуту в кабинет главы района вошёл пухлый человечек в роговых
очках с толстыми стёклами. Глаза человечка горели огнём. Крепко сжав
руку главе района, он уселся напротив и начал рассказывать удивительные
вещи. Человечек сказал, что он учёный с мировым именем, что, прежде чем
приехать в Тамбов, на свою малую родину, он добился успеха в Соединённых
Штатах...

Алексей Геннадьевич слушал вполуха и размышлял. Страна только что
победила Мавроди и Кашпировского, поэтому в россказни об успехах в США
глава района не поверил. Он посчитал, что к нему пришёл благонамеренный
дурачок — мало ли таких в России, особенно среди талантливых. Да в
России тогда в каждом НИИ сидел учёный с мировым именем — нищий и
голодный... Глава района подлил себе коньячку и ободряюще кивнул
рассказчику — мол, продолжайте, внимательно вас слушаю.

... Тем временем учёный достал папку с фотографиями:
— Теперь взгляните сюда. Вот — самые первые пруды для осётра, которые мы
вырыли на 30 гектарах. Они принесли мне два миллиона долларов в первый
же год. Трёхэтажное здание на заднем плане видите? Это наш центр, мы его
возвели на вырученные деньги...
Алексей Геннадьевич с интересом посмотрел на учёного и подумал: «Неужели
не врёт? Но два миллиона долларов? Костюмчик на нём, впрочем,
неплохой...»

— А вот это уже современный комплекс в Иллинойсе. Здесь вот на 100
гектарах мы разводили мальков. В систему терморегуляции пришлось вложить
120 тысяч долларов — малькам нужна постоянная температура, это очень
нежные существа. Зато через два года мы получили девять миллионов
прибыли. Я купил себе «Ягуар» за 120 тысяч долларов. Не верите? А вот
пойдёмте к окну, пойдёмте. Видите — вот моя машина. У меня их сейчас
несколько. Это «Порше»...
Алексей Геннадьевич был потрясён до глубины души — во дворе стоял
«Порше»! Сам глава района ездил на «Мерсе», причём потрёпанном... Он
почесал подбородок и спросил нерешительно:
— И что же, в России можно поднять такое же производство с нуля?
— Конечно, мой дорогой! Конечно! Это можно сделать ещё проще — ведь
рабочая сила в России дешевле! Перед Вами и Вашим районом открываются
широчайшие перспективы! Да вот смотрите — меня поздравлял с успехом сам
президент Буш!
И «учёный с мировым именем» вытащил свой главный козырь: он пододвинул к
главе района фотографию, на которой президент США стоял в обнимку с ним!
Сам президент Соединённых Штатов! Боже! Оба держали в руках по бокалу
шампанского и улыбались, на заднем плане трогательно мелькал
американский флаг, бюстик Вашингтона величественно смотрел с полки.
Соглашайся, Алексей Геннадьич, говорил этот бюстик. Соглашайся, не то
проморгаешь шанс всей жизни! Алексей Геннадьич дрогнул и... согласился.

После этого «учёный с мировым именем» снисходительно похлопал главу
района по плечу и сообщил ему, что 250 тысяч долларов он берёт только в
виде одолжения. Учёный, конечно, мог бы построить всё и на свои деньги.
Но, во-первых, в наши лихие времена без «крыши» нельзя обойтись даже
ему, а, во-вторых, он очень любит свою малую тамбовскую родину, и ему
приятно, что в доле с ним будет такой приятный и открытый человек, как
Алексей Геннадьевич.

Алексей Геннадьевич был вконец очарован. Он спросил, удобно ли Раевский
устроился в гостинице, и не хочет ли он переехать в отдельный коттедж, и
не интересуется ли он девочками, и когда, наконец, ему можно перевести
деньги?
— А вы когда сможете заняться деньгами? Послезавтра? Ну вот послезавтра
и переведите.
Поговорив ещё немного об участке под будущие пруды и аренде
экскаваторов, глава района и «учёный с мировым именем» расстались, едва
не плача от избытка чувств-с.

Через два дня Алексей Геннадьевич перевёл 250 тысяч на указанный учёным
таинственный счёт, а вечером главе района позвонил глава УВД и,
заикаясь, сообщил, что «здесь, наверно, ошибочка вышла, но машина
учёного числится в угоне. Как быть?» Алексей Геннадьевич чуть не рухнул
в обморок:
— Его машина?! В угоне?! Ты хоть понимаешь, что это за человек? Это
профессор! Юпитер! Мировой авторитет! Это просто ис-клю-чено!
Бросив трубку, глава района набрал номер гостиницы и попросил «великого
учёного» к телефону.
— Учёный? А нет учёного! — сказал директор гостиницы. — Он съехал ещё
утром, но, между нами говоря, оставил щедрые чаевые!..



Вчера в новостях сообщили, о несостоявшемся теракте в российском городе.
Нашли машины со взрывчаткой. Диктор сообщает: «Служебная собака
подтвердила наличие взрывчатых веществ в машине» Интересно, как собака
могла сообщить и что курит редакция новостей?



По радио пару недель идет реклама сети шинных центров. Смысл примерно
такой: «Сто двадцать тысяч триста сорок автомобилей ездят на наших
шинах». И телефон. Число не запоминал, но вроде бы оно не меняется — как
заказали рекламу, так и идет. Слышу ее в очередной раз, решил
прицениться к зимней резине. А заодно, думаю, пошучу с оператором,
дескать, у вас в рекламе одно и то же количество, за месяц никто ничего
не купил?..
Звоню, называю параметры резины. И что бы вы думали — нету такой!
Похоже, что не врет реклама про количество.
ЗЫ: заготовленную шутку я все же сказал оператору, только она прозвучала
грустно...



Давеча настраиваю линуксовый сервер. В процессе набираю команду
«reboot». А он мне выдает — «куищще»! Наверное, сильно перезагружаться
не хочет...
ЗЫ: для тех, кто не сообразил, попробуйте набрать «reboot» с включенной
русской раскладкой.



Сей эпизод произошел со мной в достославные времена юности. В славной
советской Алма-Ате!
С другом Левонтием мы брели по улице, в поисках неких позитивных
событий и моментов.

И узрели идущего нам на встречу высокого и очень губастого негра.
Негры были в общем-то редкостью. А этот вообще попался уникальный,
потому как губищи были очень толстые, лиловые и вызвали в наших тощих,
юношеских телах гамму эмоциональных всплескофф...

Ибо сначала мы удивленно и недоверчиво вытаращились на негра, потом
переглянулись и не сговариваясь начали очень громко ржать, хватаясь за
животы и вдыхая воздух для новой серии смеха... При этом показывая
указательным пальцем на негра... Сие конечно было хамством... Но
остановитцо мы не могли...

Негр от эдакого проявления интернациональных чувств несколько прихуел...
Подошел к нам... Сделал свирепую (как ему казалось) рожу... Чем вызвал в
нас новый припадок истеричного хохота...

И медленно зашевелив могучими, фиолетовыми губами, произнес почти по
слогам, БЕ ЗО БРАЗ НЫГ!!!

Воткнул указательный палец в разделяющее нас пространство и вновь
произнес БЕ ЗО БРАЗ НЫГ!!!

От смеха мы едва не обоссались... Ибо БЕ ЗО БРАЗ НЫГ пленил нас
навсегда!!! :D:D:D Благо негр попался воспитанный и законопослушный...
А мог бы и напинать по заднице... :D



К моим знакомым преподам из нашего института в 1989 году по программе
«руки через океан» приехал 50-летний учитель из Аризоны (а может, из
Арканзаса или Айовы). Разумеется, его приняли со всем возможным
пиететом: была раздобыдена даже красная икра, к которой гость отнёсся
весьма прохладно, как и к борщам, запечённой под дефицитным майонезом
столь же дефицитной курице и газировке «Буратино» – водку и вообще
спиртное американец не пил, а также шокировал наших людей тем, что ни в
какую погоду не разувался – по квартире всегда ходил в том, в чём и по
улице. Янки вручили отдельный ключ, показали его комнату и выпустили в
мир. Он (славист, разумеется) прилично спикал по-русски, ходил, куда
хотел (в основном, конечно, на кафедры английского языка в обоих наших
институтах, где был нарасхват), и возвращался, когда хотел. И вот
однажды наши, вернувшись домой после него, испытали реальный шок: Крэгг
сидел на кухне, пластал палку колбасы за два двацать (без талонов,
естественно, купленой – кто бы дал пиндосу непрописанному талонов. По
талонам была настоящая колбаса по два девяносто) ломтями в ладонь
толщиной и метал её без хлеба и без лука со скоростью кухонного
комбайна. На вопрос охуевших русских дикарей, что его заставляет с таким
упоением пожирать этот продукт, ответил, что у них в Огайо колбасу из
мяса за 40 центов килограмм ни в жисть не купишь...



Владик был большой шутник. По крайней мере, если он видел, что
какая-нибудь девушка из его группы техникума загрустила, он тут же
подходил и рассказывал ей такой стишок:

Что задумалась, дивчина,
Что повесила свой нос,
Иль увидела кретина,
Иль прошиб тебя понос?

Настроение у девушек, как правило, не улучшалось, но девушки приходили в
замешательство. Однако Владик применял свое «лекарство от грусти»
слишком часто, и девушки уже знали, чего от него ожидать вместо
сочувствия. Однажды наш герой обратился со своими коронными виршами к
опечаленной девице, но она не стала дослушивать, а после слов «иль
увидела кретина» сразу ответила: «Вот именно! Я смотрю на него прямо
сейчас!»
PS Так я стала единственной девушкой техникума, за которой Влад даже не
пытался приударить.



Вежливый английский.

Дело было в восьмом классе.
Один шалопай нехорошо себя вёл на уроке английского. Настолько нехорошо,
что училка попросила его выйти вон.
Когда он уже взялся за ручку двери, учительница сказала:
— Гудбай!
Парень уставился на неё ошалело и промямлил:
— Гудбайте.



Бывшую жену моего мужа зовут Аманда. Ну, а уменьшительно-ласкательно
Манда. Ударение, конечно, на первом слоге, ну а что с новой русской
полу-дикой жены взять? Вот я ее с вежливой улыбкой Мандой и называю,
ставя ударение на второй слог.



Сегодня с утра пришел в курилку, зажигалки нет, попросил, прикурился.
Соответственно все стали говорить, мол свою зажигалку пора иметь и т. д.,
в общем речь зашла о зажигалках. Сначала кто, как, у кого тырил, потом
кто как их заправляет, а потом соответственно как они взрываются. В
общем один рассказывает: На рыбалке с мужиками сидим у костра, а один
лежит. Зажигалка у него в кармане нагрелась, загорелась, газ начал
вытекать и гореть соответственно, брюки синтетические оплавились и
прилипли, от самого интимного места и во всех направлениях...- Тут
рассказчик делает трагическую паузу и добавляет — мы его потом еле
отодрали!!! — секундная пауза и общее — гы-гы-гы-гы — Рассказчик
обиженно — вот вы смеетесь, а ему больно было...



Всем привет!
Ещё одна история от вернувшегося с рыбалки тестя — свежачок-с, и смешная ))))
Дело происходило где-то под Волгоградом, хутор Екатериновка.
Звонок в местное ГАИ:
— Да.
— У нас тут ДТП, там-то там-то, с участием автомобиля и моторной лодки.
— Шутите?
— Да нет, правда!
— Слышь, хорош хохмить, и без вас тут весело!
— Да кто хохмит, приезжайте, сами увидите!
На этом месте тесть спросил — это что, у вас байка такая?
На что местные ответили — нет, буквально пару месяцев назад было. Гайцы
долго не ехали — не верили, думали, розыгрыш. А когда приехали, попадали
от смеха.
А получилось так.
На моторной лодке ехал инспектор рыбнадзора, или как это там называется,
причём, судя по всему, далеко не трезвый. Едет, и видит — на берегу
мужичок моет свои жигули. В хмельной голове зреет мысль: агабля,
нарушение экологического режима! ща мы тя с поличным возьмём!
И направляет лодку к берегу.
И, не рассчитав скорость и «тормозной путь», вылетает на берег, прямо в
бочину ни в чём не повинному автомобилю. А поняв, что сделал что-то не
то, пытается сбежать.
Приехавшие гайцы, после того, как отсмеялись, сказали: ну и как мы будем
протокол составлять? ведь не поверит никто, да и не можем особо:
автомобиль по воде не ездит, а лодка по суше не плавает, это ж прецедент
на всю Россию! Так и уехали.
ЗЫ: история закончилась, можно сказать, хорошо. Протрезвевший
рыбинспектор и автовладелец-нарушитель договорились полюбовно, деньги на
ремонт он отдал.



Сидел я с американцами, только что прилетевшими из-за океана, в
ресторане на Красной площади на первом этаже ГУМа прямо напротив
мавзолея и прочих захоронений. Стал объяснять иерархию могид. Вспомнил,
что они совсем недавно были в самолете, и на ум пришла «самолетная»
аналогия: мавзолей — это first class, могилы у стены — busyness class, а
захоронения в кремлевской стене — econom class.



навеяно историей bomax от 01.10.10.
Казахстан. конец 80х. перестройка. амеры сидят в казахских степях и
наблюдают за ядреными взрывами на Семипалатинском полигоне. А в это время
Студиозы Карагандинского Политтеха получали звездочки лейтинантов в
глухих казахстанских степях...
сидят там уже месяц, перловка у городских мажоров в горле не стоит...
мяса хотся... А учитывая, что в провинции связь деревни и города не так
сильно раздвинута, то там есть и парни не только из аулов, но и те кто
вырос в воинских гарнизонах. И один из них предлагает. «парни, а мы,
кто? танкисты или козлы степные? Вокруг бродит столько мяса, что наша
задача только взять его... » тогда парни забивают снаряд всякими ржавыми
гвоздями, болтами и другими металическими изделиям и пуляют его
(с согласия товарищика Прапорщика и Ком. Взвода, которые полностью
одобряют подобную инициативу снизу, в обмен на половину добытого мясца
и полного незнания о действиях подчиненых) в пролетающих по весне стаю
уток. Надо ли говорить, что после того как по стае уток бабхнули из
БТРа, эти самые утки попадали как град по зеленой казахской степи.
Осталось просто проехаться на танке и собрать их как грибы.



Прочитал в ЖЖ. Не смог не скопировать. Далее — автор (там еще и фото
было)

Случай, о котором расскажу, приключился со мной более двадцати лет
назад в городе Киеве. Была весна, ранняя и холодная. Выпили мы тогда
пива с коллегами и я, повесив свой фотик на шею, пошел по Крещатику,
пугая советских обывателей беспардонностью заглядывания к ним в душу
мутными стеклами объектива. Вдруг у подземного перехода, тетка сельского
вида как вскрикнет, так тоскливо, тоскливо: «Ой лишеньки!.. »
Ну, я ее бац, и запечатлел чисто автоматически. А тетя рыдает и меня
зовет. Подхожу осторожно. Мол, что? Что случилось? Начинаю извиняться.
Оправдываюсь. Случайно снял, и не её вовсе снимал. А она сквозь рев: Да
знімай скікі бажаєш! У мене просто синочок так на тебе схожий, тільки
молоденькій... Ойойойойой...
Ну, я конечно забеспокоился. К чему бы это?
— И что с ним? — спрашиваю.
— Ойойойойойой... в Афганістані він вже рік. И не пише давно. Була у
воєнкома. Вин пообіцяв з’ясувати, але досі нічого. Я в Москву їздила і
теж там нічого. Тільки обіцяють... Ойййй. Шось погане з ним.
— Да успокойтесь пожалуйста. Думаю все в порядке. Ну там,- говорю,- на
задание пошел секретное в тыл врага. Я ж тоже служил на войне и знаю.
Оттуда не присылают весточек. Можно себя выдать. А ежели с ним, что
случилось, то давно бы командование сообщило.
— Так, гадаєте він живий?
— Жив точно!
А сам думаю, что это я несу, идиот, а вдруг убили парня или в плену
мучают...
— А здоровий, не поранений?
Несчастная тетка воткнула мне в мозг свои красные мокрые глаза.
— Ну может чуть, чуть... всякое ж бывает.
— Ойойойойойййййо... ой...
— Да чего вы кричите! Вот дослужит, осенью вернется! Через полгода,
может раньше.
А вокруг уже народ стал толпиться. Милиционер косо взглядом шарит.
Кошмар, короче.
А тетка вцепилась мне в рукав и причитает:
— Ну точно повернеться... точно... скажіть...
— Да откуда же я знаю! Думаю что вернется и все будет хорошо!
— Ні! Скажіть точно, чі не точно повернеться!?
Во дела!
— Точно!
И уже не соображая что делаю, записываю ей телефон свой домашний на
клочке бумаге. Позвоните когда приедет. Это вам для успокоительной
уверенности.
— А як тебе звуть сынку?
— Саша...
— Оойойойойойййой... Ой йго теж Сашей звали.
— Зовут...
– Ойойойой, серденько моє...
И тут вдруг тетка успокоилась. Глаза ее мгновенно высохли. Взяла сумку и
пошла вниз. Потом обернулась и на прощанье твердо: Ну, ти мабуть точно
знаешь. Я вірю тобі.
Друзья мои, увидев, что я зацепился с неизвестной женщиной из-за фотки,
подошли чтобы меня выручить. Но так и застыли рядом с выпученными
глазами...
Прошло несколько месяцев, на дворе стоял август, но уже все думали об
осени. И вот, как-то вечером позвонил мой телефон. Беру трубку: Алло...
— Сашенька! Ойойойойй... Мой сыночек вернувся, підбитий тільки сильно.
Я тебе запрошую у гості... Він на машині в село тебе до нас привезе и
назад до твого дому доставить!
Меня как парализовало. Я забыл об этом случае напрочь. Отнекивался... А
потом согласился. Через пару часов подъехал к условленному месту
«москвичок». За рулем парень, Саша. На лице несколько маленьких царапин.
Пока ехали, узнал я его историю в подробностях. Воевал. Попал в плен.
Бежал. Полгода вот так и прошли. Выбрался. Еще немного кагэбэшники
помучили и отпустили с миром. В боях ни разу не ранили. Только вот
граната рванула рядом и чуть землей лицо посекло. Это то, что мать
назвала «сильно підбитий».
В гостях было хорошо. Соседи глазели на вашего покорного слугу как будто
я негр с хвостом. А мамаша Саши меня всем как спасителя представляла. Я
потом у тезки спрашиваю, когда уже домой вез:
— Чего это она меня спасителем называла?
— Да когда я писать ей перестал по понятным причинам, запаниковала она.
Побежала к гадалке, к другой, третьей... Без толку... А один тут старик
есть, и нашептал ей, что вот, встретит она мужика с фотоаппаратом и он
ей всю правду и скажет. И что зовут мужика так же как и сына. А сам
старик ничего сказать не может, потому что не знает.
Я затих, не по себе стало. Дальше Саша рассказывал мне всякие армейские
истории, а я думал о том, что совсем легко оказаться непонятно кем в
руках неизвестно кого.
Пошел на следующий день к священнику знакомому. Рассказал ему все как на
духу. Тот почитал молитвы и сказал, что всякое бывает и все в руках
божьих и даже такие совпадения. Греха никакого нет, ибо все живы и
здоровы, и люди хорошие...
© Александр Ляпин

Лучшие истории дня от 02-10-2010
6996
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top