Лучшие истории дня от 05-12-2012

Просмотр списком

Один из сотрудников, работая на удаленке в крупной компании (ездит по деревням-колхозникам), чтобы получить какую-то новую инфо из офиса обычно связывается с девочкой-координатором. Девочка — божий одуванчик Люся (реально безобидная отзывчивая сердобольная молодая мини-девушка с тоненьким голоском и очень покладистым характером) обеспечивает коммуникацию между офисом и такими сотрудниками.

Вот однажды Люся отлучилась на пи-пи-брейк, а мобильник на столе оставила. Как раз ей названивает с полей наш герой. А телефон по столу скачет вибрируя и привлекает внимание коллег. Дальше рассказывает тот кто не мог дозвониться: «Еду, 09 утра, 200 км от города, метель-пурга, ничего не видать, названиваю Люсе в офис. Люся трубку не берет. Тут встречные, метель, срочно данные нужны, а Люся не отвечает. Рулю одной рукой, перезваниваю, не видно нифина... Тут SMS-ка! От Люси-божьего одуванчика наверно! Спасение моё! Точно! Отправитель ЛЮСЯ! УРА! Открываю... Текст: „ЗАБУДЬ МОЙ НОМЕР! КАЗЁЛ!“... Я чуть не врезался. Оказалось коллеги пошутили с Люсиного телефона.





Случилось советской школе году так в 89-м перестать быть десятилеткой и начать мучить бедных детей аж 11 лет. Поэтому всех, кто поступал в десятилетку, переводили через класс, в моем случае – из седьмого сразу в девятый.
Училась я в школе неплохо, троек не было совсем, да и четверки редко проскакивали. Что вы хотите – мать – учитель математики в той же школе и у меня же преподавала. И вот объявляют нам, мол, детки вы с 1-го сентября не восьмиклассники, а девятиклассники! Ну, нам-то фиолетово, в каком классе мы будем учиться, скорее бы это мучение совсем окончилось.
Прихожу домой в последний учебный день, как сейчас помню, суббота была. Дома – отец борщ варит. А я, по натуре, очень люблю спорить. Думаю, надо что-то с этой инфой сделать. Оп-ля, отец (а он такой же заядлый спорщик)! Подхожу и с самым серьезным видом заявляю, что, я такая вся умница-отличница и РОНО приняло решение о переводе меня через класс. Отец отреагировал вяло – заливаешь, мол! А меня уже понесло!
— Ну хочешь, давай поспорим.... На сто долларов! (А тогда это были достаточно большие деньги, тем более для подростка.)
Папаша в ахуе от моей борзоты и АБСОЛЮТНО уверенный, что такого просто не может быть НИКОГДА, очень резвенько соглашается, ставя свои условия:
— Если ты брешешь, все лето просидишь в деревне не хлебе и воде и никакого моря тебе не светит.
Я, делая вид, что условия уж очень жесткие, нехотя соглашаюсь...
И вот он – финал. Через пару часиков возвращается мама из школы, а она-то уж точно в курсе этой ситуевины. Папаня мой – к ней, мол так и так, что за хрень и правда ли это? Видели бы вы лицо моего дражайшего папульки, когда мама полностью подтвердила мои слова!
Р.S. Правда, денег в руки мне все равно не дали. Но в то лето отец не отказывал мне ни в одной просьбе или покупке, честно отдавая проигрыш.
P.P.S. Кстати, по возвращению с моря, меня сослали в деревню и меркантильный подросток таким же способом развел еще и деда!



Российская действительность полна контрастов.
Вот мы с коллегами ходим обедать за забор в какой-то суперсекретный институт. Каждый раз, проходя через охрану небрежно бросаем: „Мы в столовую.“
И нас пропускают без слов.
А люди, которые не знают пароля и заполняют кучу документов, чтобы пройти внутрь, бессильно скрипят зубами нам вслед.



ПОЛУНОЧНАЯ ЭЛЕКТРИЧКА. Ноктюрн

Есть в этих последних электричках, с их непривычным безлюдьем и темнотой за окнами, что-то от новогодней ночи – едешь и всякий раз ждешь каких-то чудес. И они иногда случаются.
В тот раз я ехал в деревню. Была пятница, но стояла глубокая осень, дачный сезон накрылся, и потому в вагоне никого не оказалось.
Кроме одной девушки. Или молодой женщины, судя по кольцу на правой руке, которое я разглядел, когда попутчица нежданно подсела ко мне.
— Ничего, если я к вам перемещусь? А то одной как-то боязно.
Я, конечно, кивнул, но и удивился. Она была молода, хороша собой, модно и дорого одета. Такие молодухи в электричках, да еще и в одиночестве, не ездят. Впрочем, было в ней что-то простонародное, что-то от «лимитчицы» — как когда-то называли в Москве приезжих из провинции.
Она тут же стала пересказывать мне свою жизнь, и стало понятно, что ничего и никого Люба (так представилась) не боялась, но ей захотелось с кем-то поговорить. Точнее, выговориться.
Впрочем, меня ее история не шибко заинтересовала. Я достал из сумки бутылку пива и, сугубо приличия ради, предложил попутчице глотнуть. Девица отрицательно мотнула головой и, в свою очередь, вытащила из сумочки фляжку темноватого напитка емкостью 0,35 л. «Cognac Bisquit Classique» прочитал я на этикетке. И Люба, вдохновившись ударной дозой этого недешевого французского коньяка, продолжила свое нехитрое повествование. Лет десять назад она совсем молодой девчонкой приехала откуда-то с периферии в столицу и с ходу подцепила тридцатилетнего парня по имени Сергей. Тот уже тогда был при деньгах, а за последние годы вообще стал миллионером, владельцем и президентом некоего «девелоперского» (я помог Любе выговорить это слово) холдинга. И все бы ничего, но он достал жену своими разнообразными причудами. Одна из которых – строго в последнюю пятницу месяца Люба должна ехать в загородный дом не на своем мерсе, а электричкой. Чтобы, дескать, она не забывала о своих плебейских корнях. И вот сейчас Люба эту повинность и несла.
— А ваш муж чем в данное конкретное время занимается? – осведомился я без избыточного интереса, просто чтобы поддержать разговор. – Пока вы в электричке штрафные круги мотаете?
— Ха! Эту свою придурь муженек называет хобби, — горько усмехнулась Люба. – Сергей берет...
Но договорить она не успела, поскольку в вагон шумно ввалились два не юных уже мужичка в форме десантников – камуфляж и тельняшки. Они были вооружены: один держал в руках там-там, другой – мандолину. Обычно такие деятели ходят по электричкам с гитарами и поют дурными голосами песни про Афган, к которому не имели никакого отношения.
Тот, что с мандолиной, окинул орлиным взором вагон и помрачнел, узрев вокруг зияющие пустоты. И тогда он вместе с барабанщикам направился к нам. Встав напротив нашего купе, «десантник» неожиданно сильным, красивым и чистым тенором затянул «Вернись в Сорренто».
Я бросил короткий взгляд на Любу. Она сидела, отвернув очи к ночному окну и брезгливо поджав полные губы. Певцы ее явно раздражали.
Те же, видимо уяснив, что внимания дамы им не добиться, исполняли древний итальянский хит, развернувшись в мою сторону. Барабанщик лихо управлялся с там-тамом, а тот, что с мандолиной, виртуозно обращался со своим инструментом и не менее виртуозно модулировал голосовыми связками. И, когда он взял самое верхнее си-бемоль минор – «Вернись в Сорренто, любовь моя-а а!», то прошиб меня до слез. Я потянулся за бумажником и отгрузил в сумочку на его поясе пятьдесят рубчиков, а когда обнаружил, что моя купюра болтается там в одиночестве, добавил такую же.
Певец в знак благодарности церемонно склонил предо мной голову и растроганно произнес:
— Вы очень щедры, мне давно никто не платил таких денег.
И они двинулись к выходу.
Я, потрясенный прекрасным вокалом, пару минут молчал. Молчала и девица, проводившая гастролеров суровым взглядом.
— Так какое же хобби у вашего мужа? – спросил я, пытаясь вывести попутчицу из внезапного оцепенения.
Она посмотрела на меня несколько удивленно:
— Так вы ничего не поняли? Ах, ну да, я же вам не успела рассказать... Так вот, где-то в девяностых Сергей начал зарабатывать деньги, распевая песни по электричкам. И теперь раз в месяц вспоминает былое. Вот и барабанщика с собой прихватил из какой-то модной группы. – Люба встала. – Скоро Яхрома, здесь наш загородный дом, тут сойдет и Сережа.
И эта молодая женщина мгновенно исчезла. Как будто ее никогда и не было...
Но нет, была – на скамейке осталась недопитая бутылка французского коньяка «Бисквит».



Накануне референдума по переименованию Ленинграда в Санкт-Петербург, моя родственница проходила мимо молодых людей, горячо обсуждавших эту тему. Спросила, что они думают.
— Конечно, надо переименовать! Нельзя же, чтобы город оставался назван в честь этого еврея!..
— А как вы думаете, в честь кого его хотят назвать?
— Ну как же, в честь великого русского царя Петра Первого!
— Ошибаетесь: изначально город был назван в честь апостола Петра, а он был стопроцентный еврей!

Лучшие истории дня от 05-12-2012
5018
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top