Лучшие истории дня от 27-11-2012

Просмотр списком

Дочка попросила на новый год голову-манекен с волосами, чтобы тренироваться прически делать. Я живо себе представила, как приходит дед Мороз и вытаскивает из мешка отрубленную голову...





Вчера встретились с одним другом, зашли в кафе по 50 грамм лимонаду выпить. Навстречу нам выходили две довольно бодрые бабульки лет под 60. Друг показывает на одну и говорит: «Это моя бывшая учительница. Она... дцать лет назад у нас физкультуру вела.» Далее с его слов.
Иду я в уличный туалет, за школой, смотрю, на спортплощадке физкультурница разминкой занимается. Раз — на турник подпрыгнула, зацепилась коленями и висит вниз головой. Пробыл я в сортире минут семь, выхожу, а она ещё висит. Ну, думаю, сильна, я бы больше двух минут не выдержал. После звонка, ещё через 10-15 минут, иду туда же перекурить, глядь — а она всё висит! Покурил, вышел, она там же! Я её даже зауважал — какая физическая подготовка! Ну что, пошел на уроки. А на второй день через приоткрытую дверь учительской слышу как физкультурница рассказывает биологичке: "... повиснуть-то повисла, а через минуту хочу слезть с турника, тянусь к перекладине, и не достаю, сил не хватает. Так и висела полчаса, уже колени разгибались, чуть на бетон не навернулась. Хорошо, трудовик проходил, снял. А до него какая-то сволочь туда-сюда шастала, и хоть бы что ..."
А разминки на свежем воздухе она после этого прекратила.



История может показаться неправдоподобной, но ее правдивость может быть подтверждена оригиналом документа, который до сих пор хранится в семье главного героя этого повествования.
В 1916 году в армию имперской Австро-Венгрии забрали по мобилизации молодого паренька из западно-украинского села неподалеку от Галича. Призыву подлежал один мужчина со двора, жребий бросали на пальцах, не повезло. Дальше судьба была к небу более благосклонна – попал он на Западный фронт, уцелел в позиционных боях во Франции и вернулся живым домой после капитуляции Германии. Зажил неплохо – родные выделили ему хороший земельный пай, газдой (хозяином) оказался практичным и расчетливым, ну и как фронтовик пользовался большим уважением общины. Спокойно пережил период польской власти. В 1939 с присоединением Западной Украины к СССР и приходом советской власти пострадать не успел, а даже наоборот – после беседы с партактивом, которое сопровождалось обильным застольем, был признан благонадежным элементом, т.к. «сражался против царизма» и, соответственно, не подвергся репрессивным мерам.
Летом сорок первого одним мигом оказался под оккупацией и, когда новая власть установилась в достаточной мере, почувствовал серьезный дискомфорт от произошедших перемен – каждая сотка обрабатываемой земли была обложена значительным денежным и натуральным налогом на благо Рейха и вермахта. Так как данное бремя серьезно нарушало микроэкономику его хозяйствования, газда решился обратиться к новым властям с прошением как-то послабить поборы. Взяв на вооружение главным аргументом факт службы на стороне Германии в прошедшей войне, он пошел обивать бюрократические пороги и дошел до головы районной управы. Тот выслушал, посмотрел а документы, и, видимо, осознавая, что прецедент предоставления подобной льготы весьма небезопасен, решил красиво отшить просителя – все, мол, замечательно, но факт достойной службы на благо великой немецкой нации должен быть подтвержден свидетелем — желательно арийцем, желательно военным, который бы готов был удостоверить изложенное выше и поручится за украинца. Вот только в этом случае и никак иначе, а если свидетеля такого нет, то... «Есть свидетель! – сказал селянин и указал на стену позади чиновника — вот ЭТОТ пан может все подтвердить, как вы просите, уважаемый»
Чиновник недоуменно обернулся, но кроме портрета самого фюрера немецкого народа ничего за своей спиной больше не обнаружил. Тем не менее, начиная что-то вяло соображать, уточнил правильно ли он понимает, что мелкий земледелец неарийского происхождения хочет представить своим поручителем вождя победоносного германского Рейха. «Авжеж (а как же) – прозвучал ответ – это ефрейтор из моей роты, я его очень даже замечательно узнаю. Вместе хлебали из одного котла и кормили вшей в окопах».
Можно только представить смятение, которое пережил глава управы после этих слов и, с какими мыслями он сообщил, что будет проверять изложенную информацию и даст окончательный ответ относительно льгот попозже. Неизвестно также, сколько ему понадобилось времени, чтобы подобрать слова и выражения для запроса в Имперскую канцелярию (или куда там еще по цепочке), но именно из этой канцелярии через некоторое был получен ответ именным постановлением на просителя – «ввиду заслуг перед Рейхом и лично Фюрером такого-то герра освободить от всех видов налогов и податей, а также оказывать ему необходимое благоприятствование по необходимости».
Так зажил наш газда, может даже лучше, чем когда-либо. Но такое фантастическое везение безвозвратно закончилось в 1944 году. С приходом Красной Армии герой истории был осужден, как пособник оккупантов и оттрубил 20 лет на лесоповалах без амнистии. Умер на родине, в скорости после возвращения из заключения.



ТОСТ В ЧЕСТЬ ВОЖДЯ
Рассказывают, знаменитого одесского музыкального педагога, учителя Давида Ойстраха и Самуила Фурера, профессора Столярского как-то пригласили в Москву, к Сталину. Старому профессору долго объясняли, что на приёме полагается поднять тост за великого вождя. И вот момент настал.
Пётр Соломонович встал с поднятым бокалом:
— Предлагаю тост за товарища Сталина, которого народ называет гением, и за... — тут он растерялся. — За всех других шишек!



Давно это было... году в 2000.

Был я тогда студентом и подрабатывал приходящим админом в офтальмологической клинике. Клиника была крутая и модная, одно из первых мест в Украине, где стали делать лазерную коррекцию зрения. Ну и не лазерные, полостные операции там тоже делали.

И вот, значит, готовят пациента к операции. Катаракта там, или глаукома — не помню, да и не важно. Одновременно к операции готовится главврач — действительно классный офтальмохирург, один из лучших в Украине. Готовится он, значит, а пациент ему тихонечко так и говорит:

" — Только Вы, доктор, поаккуратнее, а то предыдущая операция неудачной была, у меня один глаз только видит...".

А далее между ними состоялся такой диалог...

Врач, задумчиво:

" — Да? А где операцию делали?".
" — Да тут же, у вас, доктор..."

Врач, совсем уйдя в свои мысли:

" — Да? А кто оперировал?".
" — Да вроде Вы, доктор, и оперировали...".

Врач, совсем уже задумчиво, как бы сам себе:

" — Да? А знаете поговорку — кто старое помянет, тому глаз вон...".

Занавес.

Лучшие истории дня от 27-11-2012
9817
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top