Лучшие истории дня от 08-11-2012

Просмотр списком

Получила недавно права и купила автомобиль. Поскольку дороги в поселке у нас плохие, пришлось взять рамный вредорожник. Машина солидная и как бы не для новичков.



Навесила восклицательный знак, но только сзади, а с боков и спереди нельзя, обзор закрывает. Но как-то же нужно водителям подать знак, что я новичок?

Тогда брат, водитель со стажем, мне говорит, «Если что, будет на тебя кто-то матюгаться, ты средний палец поднимай вверх и показывай в окно, как символ восклицательного знака, типа „я новичок, я новичок“.
Еду, показываю, и оказалось у нас пол города новички.
Я ему „я новичок“ и он мне в ответ „да я сам новичок“, да еще злобно так... почему-то...



14 августа. Отель на Мадейре. На огромной «плазме» в баре у бассейна — олимпийский финал мужского волейбола. Третья партия: матч-бол у «селесао», и 0:2...
Знатоков волейбола у экрана — полон бар. В основном, англичане.
Посреди толпы зрителей звучит уверенный комментарий: «The Russians cuss out final!»
(Что-то типа, русские проебали!)
Видит Бог, скажи он «Бразильцы выиграли», мало бы кто среагировал. Я, если честно, сам был уверен, что жёлто-зелёные снова станут чемпионами, но тут!..
Этот козлина не учёл, что в толпе зрителей стояли русские!
Не сговариваясь, из трёх бумажников полетели на барную стойку три стоевровые купюры: «Ответишь?!»
Я напомню, был матч-бол, и чёртов бритт, в полной уверенности, что он возьмёт легкие деньги, выложил на стойку свои три сотни.
Через час на него больно было смотреть!
Над ним откровенно ржали даже соотечественники.



НОЖИК

Я учился в третьем классе, когда отец привез мне из командировки перочинный ножик. Чтобы передать ощущение этого подарка, надо написать это слово заглавными буквами и выделить жирным шрифтом – НОЖИК. Все мои одноклассники тогда бредили ножами, мы играли в индейцев, воображали себя первопроходцами джунглей, учились метать ножи в ближайшем лесочке, хвастались расположением центра тяжести и гордились толщиной лезвия.

Этот ножик был лучшим из виденных мной – с дорогой перламутровой рукояткой, с длинным и тяжелым лезвием, которое с приятным сопротивлением выходило из рукоятки, если его подцепить ногтем за углубление у основания лезвия.

Получив подарок, я моментально отпросился на улицу. Меня распирало желание показать ножик знакомым ребятам. Было около восьми вечера, уже стемнело и на улице никого не было. Я побродил минут десять около дома и – ура! – увидел Сашку Рябко из соседней парадной. Я помахал ему рукой и он подошел. Я с волнением показал свое сокровище, Сашка достал свой нож – простой перочинный с хлипким лезвием и деревянной рукояткой.

— Пошли покидаем, — неожиданно предложил он.
— А куда? В лес-то уже поздно, – ответил я.
— А вон куча песка – сказал Сашка и зашагал к близкой стройке.

Мы подошли к трехметровой куче песка и Сашка пальцем начертил небольшой круг в качестве мишени. Отойдя метра на три мы размахнулись и кинули ножики в цель. Оба ножа попали в круг и зарылись в песке. Мы бросились к куче и обеими руками стали копать в песке. Сашка быстро нашел свой ножик и стал помогать мне. Мы копали минут двадцать. Ножа не было...

Я вернулся домой зареванным.
— Что случилось? – спросили родители.
— Я ножик потерял, — еле выдавил я из себя, хлюпая носом.
— Пойдем искать, — ответил отец и стал одеваться.

Мы копались в песке еще полчаса, но ничего не нашли.
— Ладно, — сказал отец, с трудом скрывая досаду, — пойдем домой.

* * *
Прошло двадцать лет. Я случайно вспомнил об этом случае, покупая очередной метательный нож для своей коллекции. Вдруг я понял, что тогда произошло — Сашка украл мой ножик, первым найдя его в песочном месиве, притворно помогая мне перелопачивать пустую гору песка. Эта отгадка поразила меня своей простотой и запоздалой очевидностью.

Взрослея, мы остаемся не застрахованы от подобных уловок — новые грабли, не похожие на предыдущие, больно бьют нас в лоб. Казалось, есть два пути – быть начеку, ожидая подвох в любой ситуации или продолжать играть по правилам, полагаясь на свой здравый смысл и удачу. Я играю по правилам.



Заместитель начальника милиции цельного управления внутренних дел Титов был бледен, начальник уголовного розыска Сергеич откровенно ржал, зампрокурора тоже улыбался. А начиналось все хорошо и творчески. Одного криминально ориентированного гражданина цыганской национальности немного убили, проделав в его организме несколько лишних пулевых отверстий.
Труп отвезли на вскрытие к судмедэксперту, который был известен способностью не только пить как верблюд перед засухой, но и терять одежду, пули, кожные лоскуты с обожженными порохом дырками, а также прочие пустячки, извлекаемые из тел погибших. Участвовать на вскрытии явно криминальных трупов тогда следователям настоятельно рекомендовалось, но времени ни у кого не было.
А дело было серьезное. Решили послать кого-нибудь, присмотреть за трупорезом. Как обычно, все оказались чрезвычайно заняты, поэтому отрядили стажера прокуратуры, который владел столь редкой штуковиной, как видеокамера и посему постоянно использовался как штатный видеооператор.
Юноше бледному со взором горящим было велено прибыть в морг, тихо стать в уголочке и снимать процесс вскрытия. После чего привезти кассету в прокуратуру и ехать отдыхать после трудов праведных. Тот мечтал о Мухтарах и взведенных курках, погонях и задержаниях, потому умчался на задание в пропахший мертвечиной морг изрядно воодушевленным.

К вечеру стажер вернулся, молча отдал кассету и грустно удалился. Его бледный вид никого не удивил, не в розарии же парень куртуазничал с дамочками. Зато дело сделал нужное. Патологоанатом, к счастью, пуль и других нужных штук не потерял, а напротив, тщательно упаковал и передал следователю.
Через несколько дней к заместителю прокурора заехал начальник уголовного розыска Сергеич с просьбой одолжить кассету на часок-другой. Ничего хитрого, дали. Как потом оказалось, опера нащупали одного товарища, Ваню-цыгана, который был в курсе дел покойного и вообще мог видеть процесс лишения жизни соплеменника, но откровенничать не хотел категорически.
Замначальника милиции Титову в голову ударила гениальная и шальная мысль — показать Ванятке процесс вскрытия и на такой позитивной волне „качнуть“ подробности личной жизни и проблемы убиенного.
Сказано-сделано. Через два часа начальник розыска всхлипывал от смеха и спрашивал зампрокурора, смотрел ли тот видеозапись вскрытия.
— »Да зачем мне? Трупорез пули не потерял, вроде всё без сучка и задоринки прошло?"
— «Зря, зря...»
Включили. На записи был рутинный процесс. Эксперт методично потрошил тело, бубнил комментарии для секретарши, та записывала его анатомические заклинания. Изображение подрагивало, но все действия фиксировались четко. До момента, пока эксперт не стал трепаном пилить черепную коробку. Чуткий микрофон прекрасно передал цвирканье зубцов по кости. В этот момент камеру вильнуло, на объектив наползло лицо покойного и прыгнуло куда-то в сторону. Потом раздался странный кхекающий звук, изображение завалилось и сфокусировалось на стене. Причем создалось полное впечатление, что труп прыгнул к видеокамере, а потом куда-то исчез.
Начальник розыска чуть успокоился от смеха и стал рассказывать:
— «Представляешь, в этот момент я и заглянул к замначальнику милиции. На полу у него лежит потенциальный свидетель Ваня-цыганенок, а подполковник ему реанимационные мероприятия делает по указанию телевизионного диктора. Я охренел!»
Оказалось, что по ходу просмотра занимательного видео Титов рассказывал Ване-цыгану как сообщники будут валить всех осведомленных и лучше бы ему все рассказать, да ещё покойничек-то являться начнет. И тут — покойник на видео встал! А цыганенок побледнел и упал прямо в служебном кабинете в отключке. В этот момент из телевизора раздался голос эксперта — «ёж твою медь, пришлют же дебилов, он в обмороке! Санитар, укладывай его на кушетку, расслабь ремень и воротник, растирай руки-ноги, на щеки воды побрызгай, под нос ватку с нашатырем, Надька срочно чаю неси, поить будем как в себя придет». Титов строго по инструкции эксперта — на диванчик Ваню-цыгана и под мудрым руководством вещающего из видеодвойки судмедэксперта откачал болезного.
Зампрокурора отсмеялся и вызвал стажера. Тот сразу повинился, что в морге со страху потерял сознание и уронил камеру на тело. Оттуда и взялся эффект бросившегося на экран трупа, оттуда и появились инструкции по выведению из обморока — это камера исправно записала как патологоанатом командовал реанимацией стажера.
Дальше уже разговор серьезный пошел.
— Жалоб-то писать не будет свидетель этот, Ваня-цыганенок?
— Да какие жалобы, Саныч, он нам весь расклад дал по убийству, видел он кто старого цыгана застрелил. Оперов уже послал за убивцем. Скажи следаку, пусть на месте будет, щас Ванюшу на допрос привезут, потом задерживать стрелка будем.
Ну а победителей не судят. Потому вечером после задержания и изъятия ствола отметили раскрытие и полечили пошатнувшиеся нервы «кольщика-реаниматолога» Титова. Чего смеялись? Так профессиональная деформация у этих оперов и следаков такая, иначе вообще свихнешься, как говаривали врачи клиники Кащенко.
Стажер же долго не мог избавиться от прозвища «Обморок» и в милицию с прокуратурой после окончания института работать не пошел.



Навеяло историей про КАКОВЩИНУ.
Моя дочка Настя, когда еще была прилежной ученицей и училась в классе четвертом или пятом, писала то ли диктант, то ли сочинение по русскому языку. И случилось её написать слово МАНДАРИН. То ли она его раньше не писала и в книжках не видела как оно пишется, то ли звезды так на небе сложились. А в школе у них было принято ошибки не исправлять, а зачеркивать неправильную букву и правильную писать рядом.
Когда она принесла листок со своим трудом и уже проставленой учителем оценкой, там было на что взглянуть. Слово МАНДАРИН было написано так: МАНДАРИН, Н — зачеркнута, рядом написана — М, потом и М зачернута, рядом написана — Л, потом зачеркнута и Л, а рядом снова красовалась буква Н.
Дома ржали все, включая домашних тараканов.

Лучшие истории дня от 08-11-2012
5614
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top