Лучшие истории дня от 11-03-2013

Просмотр списком

На работе есть дедушка-слесарь. Воевал в чехословацкую кампанию.


Накатили в прошедшие праздники. Я его душевно спрашиваю, ну расскажи, Викторыч, как воевал. Он говорит, ну а как воевал. На экипировке подцепил насекомых в интимное место. Ввели нас в Чехословакию, а у меня все чешется. Пока аэродром охраняли, чем их только не травил. Ничего не помогло. Потом пошел в медсанбат. Там помогла медсестра, вывели с грехом пополам. Попробовали вместе с ней пару раз. Точно вывели. Ну а там и войска вывели.



Есть у моей знакомой Лерки «дурная» привычка. Можно сказать — эксклюзивная.
При принятии особого горячительных напитков (водка, самогон и т.п.) люди сначала выпивают, а потом уже закусывают, или на крайняк занюхивают.
Она же СНАЧАЛА закидывает в рот закуску, слегка разжевывает и как хомяк запихивает за щеку. Потом выпивает, и уже из «закромов» прожеванную еду сразу проглатывает.
Как говорится, у каждого свои причуды. Мы-то все уже привыкли, а новые люди иногда изумляются, что как это так? Деваха глушит водяру БЕЗ закуси, и хрен ее перепьешь...

И, собственно, сама история.
Довелось мне присутствовать при застолье с гостями Кавказа, где «гвоздем программы» оказалась Лера, которая приехала под конец вечеринки уже весьма подшофе с другой тусовки. Уселась она за стол, ей налили, она на автомате закинула в «топку» кусок осетринки, разжевала, запихнула за щеку, подняла рюмашку, и слушает тост: «Давйте выпьем за...»...
А тосты-то у кавказцев – ого-го по длительности. За... Чтобы... У нас... И им... И все за один тост.
Услышав первый раз «за», Лерка приготовилась уже проглотить уже разжеванный кусок, но выпить не успела, т.к. последовало продолжения тоста. А потом ЗА очередные то за... то за это... На автомате за каждое «давайте же за выпьем» — щечки у нее пополнялись закуской... Минуты через две-три она, перебивая тостующего, с полными щеками «театральным шепотом» пробурчала:
— А пыть-то кагда будэм? Я ужэ НЭ ПОНИМАЮ шем закусывать буду...
Ну, не знает человек восточных традиций. Ей простили.



Даже не знаю, какой эпиграф предпослать этой истории. То ли «Яка страна, такие и теракты», то ли «Бросить бы все и уехать в Урюпинск».

К нам на фирму заехал парень из канадской глубинки, Джош, обсудить перспективы совместного проекта. Дело было вскоре после трагедии в Колорадо, когда маньяк застрелил 12 человек на сеансе «Бэтмена», поэтому за ланчем пошел разговор о всяких криминальных эпизодах, случившихся «вот прямо через два дома от нашего». Чикаго уже не тот, что при Аль Капоне, но все равно у каждого нашлось что вспомнить. Если не стрельба, то поножовщина, если не поножовщина, то грабеж или самоубийство. Смотрим, Джош наш сидит бледный, варежка нараспашку, и с ужасом переводит взгляд с одного на другого. Потом говорит:

— Ребята, я вообще газеты читаю, представляю, что творится в мире. Но одно дело в газетах, а другое – вот так, на соседней улице, практически у тебя на глазах. Как вы вообще здесь живете?

— Джош, мы знаем, что Канада тихая страна, а у вас тихий город даже относительно Канады, но неужели совсем никогда ничего не случалось?

— Такого, как вы рассказываете – никогда. У меня тесть 25 лет прослужил в полиции, самое серьезное, с чем он имел дело, это вождение в пьяном виде. Хотя нет, 6 лет назад был один случай, о нем даже в центральной газете провинции написали...

Итак, вот правдивый рассказ о преступлении века, потрясшем городок под названием Лосиная Челюсть, Саскачеван.

Некий гастарбайтер, вкалывавший сезонным рабочим на соседней ферме, хорошенько оттянулся в баре. То есть он думал, что оттянулся недостаточно, и хотел добавить, но бармен сказал, что больше не нальет. Тогда наш герой сел в машину и отправился искать выпивку в другом месте. Нашел на отшибе домик без огней и попытался взломать дверь.

От шума проснулась 82-летняя хозяйка дома. Хорошо зная криминальную обстановку в родном городе, она никак не могла предположить, что ее грабят. А потому решила, что это внук заехал ее проведать в неурочное время. Старушка накинула халат, помогла гостю открыть дверь и предложила чаю. Вошедший от чая отказался и потребовал виски. У хозяйки нашелся и виски. Гость в четыре глотка догнал то, что ему недодали в баре, и отрубился на диване в гостиной.

Наутро бабуля решила выяснить, который из восьми внуков почтил ее своим присутствием. Принесла семейный альбом и стала сверять фотографии с верхним концом спавшего на диване тела. Не обнаружив ни малейшего сходства ни с одним из восьми (они все белобрысые, а в пришельце текла редкая в тех краях латиноамериканская кровь), старушка наконец начала что-то подозревать и вызвала полицию.

Полиция арестовала тело и встала перед проблемой, какое обвинение ему предъявить. Грабеж? Он ничего не украл. Незаконное проникновение в чужое жилище? Сгодилось бы, если бы хозяйка не открыла ему дверь своими руками. Пьяный дебош? Не дебоширил, мирно спал. Мошенничество (типа выдавал себя за другого)? Так непонятно, за которого из восьми. В итоге, ни на чем не остановившись, привычно оштрафовали за вождение в пьяном виде (из бара уезжал пьяный, все видели) и отпустили. В общем, смотри эпиграф.



Прапорская смекалка не всегда имеет воровскую направленность, ибо не только начальниками складов и старшинами славились ВС СССР, а еще и старшими техниками рот, инструкторами-водолазами, командирами взводов и другими добросовестными пахарями. Но, как говорится, из песни слов не выкинешь. Классический анекдот 12-й Гвардейской танковой дивизии ГСВГ(Группа Советских Войск в Германии):
Приходит немец-потерпевший с полицаем в нашу комендатуру, заводят разговор на известную тему (акцент далее первой фразы не воспроизводится):
— Зовецькая армия — никс гут. Опьять «цап-царап».
— Чего там опять украли?
— Яблони в саду обобрали.
— Подозреваете кого-нибудь? Может, офицеры по пьянке?
— Нет, офицерам я по дешевке продаю, зачем им воровать...
— Может, солдаты стырили с голодухи?
— Нет, солдаты приходили — я им так давал...
— Может, прапорщики?
— Нет, следы человеческие были!

Были такие мероприятия в ГСВГ, называвшиеся «отработка потравы». Например, пойдет какой-нибудь танковый батальон на ближний полигон и заодно случайно заденет с корнями несколько деревьев. Приедут нимци-вальдмайстеры, оформят актом ущерб лесному хозяйству («потраву» по-нашему) и отправят через комендатуру командиру дивизии папирус с размером ущерба. Деньги на штраф брать было негде, поэтому по договоренности с местными властями ущерб обычно отрабатывался личным составом где-нибудь на чистке леса, строительстве-ремонте сельхозобъектов и т.п. На одну из таких отработок (ремонт коровника) отправили прапоралиссимуса со взводом рабочих рук. Перед отъездом в полк домовитое око узрело неосторожно оставленный нимцями без присмотра бидончик-термос с какой-то фигней. Прапорщик фигню вылил, а термос заныкал под сиденье ЗИЛа и увез, ибо в барском хозяйстве и обрез не помеха. Через пару дней на утреннем разводе полковой плац сотрясал командирский бас: «Идиот! Придурок! Штраф пришел на тыщщи марок! Как возмещать ущерб? Вылил бидон спермы для искусственного осеменения коров! Да мы теперь всем полком столько не надрочим!!!»
(с)Нойруппин



В конце 90-х довелось мне поработать в компании, занимавшейся гарантийным ремонтом и обслуживанием импортной сельхозтехники, которая тогда прямо-таки хлынула к нам. Для выполнения этих гарантийных работ были присланы специалисты-иностранцы, ну, а поскольку большинство из них русским языком не владело, то к каждому прикреплялся переводчик для обеспечения профессионального общения, и предоставлялась легковая машина.
Эта история произошла, когда мы с Джоном были откомандированы в Тюменскую область для подтверждения гарантийности случая отказа одного из узлов трактора. Проделав всю необходимую работу и заночевав в Тюмени, мы рано утром выехали домой.
В пять утра движение было еще очень вялое и Джон, сидевший за рулем, держал явно больше 60 км/ч. За разговором мы не заметили камеру с радаром, а на посту нас уже ждали.
Надо заметить, что единственной длинной фразой на русском, который смог к тому времени овладеть Джон, было «Я ест англиски энджинеер».
Еще издалека мы заметили пост КПМ и фигуру с жезлом, поджидавшую конкретно нас.
Молоденький лейтенант решительно взмахнул жезлом и, подойдя к водительской двери, отработанно и быстро бормотнул нечто, слабо идентифицируемое как его фамилия. Джон протянул ему свои международные права и, отмобилизовав все свои лингвистические способности, сразу отстрелял всю свою обойму с «англиски энджинеер», после чего, посчитав свою задачу выполненной, выпал из дальнейшего общения.
Лейтенант, будучи в полной уверенности, что диалог завязался, буркнул: «Пройдемте со мной» — и направился к посту. Джон безмятежно остался на месте, обозревая окрестности.
Пытаясь исправить ситуацию, я поспешно выскочил из машины и стал объяснять лейтенанту, что Джон не владеет русским и я могу помочь объясниться.
Мое появление лейтенант воспринял как бесцеремонное вмешательство в отправление им своих должностных обязанностей и тоном киношного Мюллера жестко сказал: «А вас я попрошу остаться в машине!».
Ах так? Нас не хотят – ну и не очень надо.
— Джон – на выход!
А сам обозначил движение к машине.
Недовольный Джон подошел к лейтенанту и возмущенно выдал длиннющую фразу на английском. В наступившей затем тишине явственно прозвучал щелчок нижней челюсти лейтенанта, зафиксировавшейся в крайнем положении.
К его чести он быстро восстановился и попытался апеллировать ко мне:
— Что он сказал?
Я позволил себе маленькую месть:
— Мне сказали сидеть в машине, так что разбирайтесь без меня!
— Нет, нет. Давайте пройдем вместе с нами.
Ну что ж, мир так мир:
— Лейтенант, вот британский паспорт Джона, пусть человек сидит в машине, он все равно по-русски не понимает, а я готов для объяснения пройти с вами.
В помещении поста перед монитором с довольным выражением лица раскачивался на стуле капитан. Лейтенант сунулся было что-то сказать, но был остановлен начальственным движением руки.
Капитан, не прекращая раскачиваться, показал на монитор:
— Ваша машина?
— Наша.
— Ваша скорость?
— Наша.
— Кто за рулем?
— Джон.
— Угу. Нарушаем?
— Ну, уж так получилось.
Улыбка на лице капитана стала шире:
— Ну что, будем протокол оформлять?
— Давайте.
Капитан хмыкнул, перестал улыбаться и раскачиваться, пододвинул к себе бланк для заполнения протокола, внес свои данные и протянул руку к лейтенанту за водительскими правами Джона.
Лейтенант, почувствовав себя в моей шкуре, стал тоже находить вкус в ситуации. Он просто протянул капитану документы и переместился так, чтобы тот не мог видеть его лица.
Тут необходимо пояснить для тех, кто ни разу не держал в руках водительские права международного образца. Это – книжечка страниц в 15, причем первые три страницы рассчитаны, если я правильно помню, на Китай, Японию и Корею и заполнены соответственно кракозябрами. Единственная страничка на русском где-то 2-ая или 3-я с конца.
— Это что еще такое?!
— Водительские права.
— А где на русском?
Я перелистнул на нужную страничку:
— Вот!
— Это кто?
— Джон. Он вел машину. Вот, пожалуйста, его паспорт. Он здесь в командировке.
Лейтенант уже все понял, а капитан все не мог отключить автопилот и тупо шел по заученному алгоритму:
— А где здесь прописка?
— У них не бывает прописки.
— Как так? А из какого он города?
— Ну вот, отметка о выдаче паспорта в Бирмингеме.
— Ну, значит, туда и будем писать.
— Конечно, давайте, пишите. Единственно, у них там с русским языком могут быть проблемы.
Лейтенант, стараясь не шуршать, начал тихо сползать по стенке.
Капитан еще на автомате занес ручку над бланком, но тут до него стало доходить, что ему придется отправлять протокол в графство Уэст-Мидлендс, Великобритания. Пауза стала несколько затягиваться.
После затяжного мыслительного усилия, почти смирившись с неизбежным, капитан уже смял и выбросил испорченный бланк, но тут ему в голову пришла спасительная мысль:
— Во, слушай, а давай мы на тебя протокол оформим?
В первое мгновение я опешил от такого предложения. Во как! Молодца! Решение пришло мгновенно:
— Да запросто. Без проблем. Пишите.
Капитан, облегченно выдохнув, придвинул к себе новый бланк и стал его заполнять. Я чуток выждал и самым невинным голосом спросил:
— А ничего, что у меня прав нет?
— Как нет? А где они?
— У меня их и не было никогда. Я водить не умею.
Капитан впал в ступор и перестал ориентироваться в пространстве.
Лейтенант изо всех сил старался не подавать звуковых признаков жизнедеятельности. И только легкое позвякивание чайной ложки в стакане на столе служило индикатором его состояния.
Я стоял и с выражением преданности и готовности смотрел на капитана. Выражения же его лица было не передать. Такого облома, похоже, в его жизни еще не было.
Он смял и выбросил второй испорченный бланк и, глядя в сторону, с нескрываемым раздражением протянул мне документы Джона:
— Свободен. Можете ехать.
— Спасибо. Так мы поедем, а я передам Джону, чтобы больше не нарушал.
Капитан проводил меня на выход таким взглядом, что я чуть не начал дымиться.
Это был точно не его день.

P.S. А права у меня были. Просто не хотел, чтобы меня так дешево развели.

Лучшие истории дня от 11-03-2013
3634
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top