Истории

Просмотр списком
МОНЕТЫ

Весеннее солнце и свежий воздух утомили мои ноги, и я присел на лавочку.
Слегка щурясь на солнце, закурил.
Из сладкой весенней истомы меня вывел шорох за лавочкой. Я обернулся, и увидел малыша лет шести, который пристально всматривался под лавочку. Пацан неспешно обошел лавочку, все так же продолжая что-то под ней искать. После рождения моего сына, я стал совсем по-другому, относится к детям.
Рассматриваю малыша.
Одежда до ужаса бедная, но вроде чистая. На носу грязное пятно. Взгляд, его взгляд меня поразил. Было в нем что-то слишком взрослое, самостоятельное. Думал, что показалось, не может в шесть лет быть такого взгляда. Но малыш смотрел под лавочку именно так.
Я достал жвачку и положил подушечку в рот. Малыш на мгновение перевел взгляд на мои руки, и тут же опустил глаза на землю.
— Дядя подними ноги, пожалуйста,- глядя на меня сказал пацан.
Я больше от удивления, чем осознанно поднял ноги над землей. Малыш присел, и внимательно посмотрел на землю под моими ногами.
— И тут нету, — пацан вздохнул
— Жвачку будишь?- спросил я, глядя на этого маленького мужичка.
— А у тебя какая, я люблю фруктовые,- ответил он
— У меня мятная,- я достал жвачку и на ладони протянул ему.
Он, немного помедлив, взял подушечку и сунул в рот.
Я улыбнулся увидев его руки, обычные руки маленького пацана, грязные до ужаса.
Мы смотрели друг на друга и жевали жвачку.
— Хорошо сегодня, тепло,- сказал я
— Снега нет, это очень хорошо,- задумчиво сказал он.
— А чем тебе снег мешал?
— Вот ты даешь, под снегом же ни чего не видно,- заметил мальчуган.
Малыш, засунул руки в карманы, посмотрел на меня и сказал:
— Пойду я, скоро темнеть уже начнет, а я почти ни чего не нашел, спасибо за жвачку, -он развернулся и глядя в землю пошел по алее.
Я не могу сказать точно, что же именно заставило меня окликнуть его, наверное какое то взрослое уважение, к рассудительному пацану.
— А что ищешь ты?- спросил я
Малыш остановился, чуть помыслив, спросил:
— Ни кому не скажешь?
— Хм, нет ни кому, а что это тайна?- я удивленно поднял брови.
— Это мой секрет,- сказал пацан
— Ладно уговорил, честное слово не скажу,- улыбнувшись сказал я
— Я ищу монетки, тут на алее их иногда можно много найти, если знаешь где искать. Их много под лавочками, я в прошлом году очень много тут нашел.
— Монетки?- переспросил я.
— Да, монетки.
— И что прошлым летом, ты их то же тут искал?
— Да искал,- лицо малыша стало очень серьезным.
— А сегодня много нашел,- ради любопытства спросил я
— Щас, сказал он, и полез в карман брюк.
Маленькая рука, достала из кармана клочок бумаги. Малыш присел на корточки, развернул газету и положил на асфальт. В газете блестело несколько монет. Насупившись, малыш брал монетки с газеты и складывал в свою маленькую, грязную ручку. При этом его губы шевелились, видно он очень усердно подсчитывал свои находки. Прошло несколько минут, я улыбаясь смотрел на него.
— Сорок восемь копеек,- сказал он, высыпал монеты в газету, завернул их и сунул в карман брюк.
— Ого, так ты богач,- еще больше улыбаясь, сказал я.
— Неа, мало, пока мало, но за лето я тут много найду.
Я вспомнил своего сына, и себя, а кто не собирает на конфеты или игрушки деньги в детстве?
— На конфеты собираешь?
Малыш насупившись молчал.
— А, наверное на пистолет?- переспросил я
Малыш еще больше насупился, и продолжал молчать.
Я понял, что своим вопросом я перешел какую-то дозволенную черту, я понял, что затронул что-то очень важное, а может быть и личное в душе этого маленького мужчины.
— Ладно, не злись, удачи тебе и побольше монет, завтра будешь тут?- сказал я и закурил.
Малыш, как- то очень грустно посмотрел на меня и тихо сказал:
— Буду, я тут каждый день, если конечно дождь не пойдет.
Вот так и началось мое знакомство, а в последствии и дружба с Илюшей (он сам так себя называл). Каждый день, я приходил на алею, и садился на лавочку. Илья приходил, почти всегда в одно и то же время, я спрашивал его, как улов? Он приседал на корточки, разворачивал газету и с большим усердием пересчитывал свои монетки. Ни разу там не было больше рубля.
Через пару дней нашего знакомства я предложил ему:
— Илюша, у меня тут завалялось пару монеток, может возьмешь их в свою коллекцию?
Малыш на долго задумался, и сказал:
— Неа, так просто нельзя, мне мама говорил, что за деньги всегда надо что-то давать, сколько у тебя монеток?
Я пересчитал на ладони медяки.
— Ровно 45 копеек, — с улыбкой сказал я.
— Я щас, — и малый скрылся в ближайших кустах.
Через пару минут он вернулся.
— На, это я тебе за монетки даю,- сказал пацан и протянул ко мне ладошку.
На детской ладошке, лежал огрызок красного карандаша, фантик от конфеты и кусок зеленого стекла от бутылки.
Так мы совершили нашу первую сделку.
Каждый день я приносил ему мелочь, а уходил с полными карманами его сокровищ, в виде, крышек от пива, скрепок, поломанных зажигалок, карандашей, маленьких машинок и солдатиков. Вчера я вообще ушел сказочно «богат», за 50 копеек мелочью, я получил пластмассового солдатика без руки. Я пытался отказаться от такого несправедливого обмена, но малыш был крепок в своём решении как железобетон.
Но в один день малыш отказался от сделки, как я его не уговаривал, он был непреклонен.
И на следующий день отказался.
Несколько дней я пытался понять почему, почему он больше не хочет брать у меня монетки? Вскоре я понял, он продал мне все свое не хитрое богатство, и ему нечего было дам мне взамен за мои монеты.
Я пошел на хитрость. Я приходил чуть раньше и тихонько кидал под лавочки по несколько монет. Мальчуган приходил на алею, и находил мои монеты. Собирал их, садился у моих ног на корточки, и с серьезным видом пересчитывал их.
Я к нему привык, я полюбил этого мужичка. Я влюбился в его рассудительность, самостоятельность и в настойчивость в поисках монеток. Но с каждым днем, меня все больше и больше мучил вопрос, для чего он второй год собирает монетки?
Ответа на этот вопрос у меня не было.
Почти каждый день я приносил ему конфеты и жвачки. Илюша с радостью их лопал.
И еще, я заметил, что он очень редко улыбался.

Ровно неделю назад, малыш не пришел на алею, не пришел и на следующий день, и всю неделю не приходил. Ни когда не думал, что буду так переживать и ждать его.

Вчера я пришел на ту самую алею, в надежде увидеть Илюшу.
Я увидел его, сердце чуть не вылетело из груди. Он сидел на лавочке и смотрел на асфальт.
— Здаров Илюша, — сказал я улыбаясь во все зубы,- ты чего это не приходил, дождя не было, поди монеток под лавочками лежит видимо не видимо, а ты филонишь.
— Я не успел, мне монетки больше не нужны,- очень тихо сказал он.
Я присел на лавочку возле него.
— Ты чего это, брат, грустишь, что значит не успел, что значит не нужны, ты это брось, давай выкладывай что там у тебя, я вот тебе принес,- и протянул ему ладонь с монетками.
Малыш посмотрел на руку и тихо сказал:
— Мне не нужны больше монетки.
Я ни когда не мог подумать, что ребенок в шесть лет, может говорить с такой горечью и с такой безнадежностью в голосе.
— Илюша, да что случилось? — спросил я, и обнял его за плечи,- зачем тебе вообще нужны были эти монетки?
— Для папки, я собирал монетки для папки, — из глаз малыша потекли слезы, детские слезы.
Во рту у меня все пересохло, я сидел и не мог вымолвить ни слова.
— А зачем они папке?- мой голос предательски сорвался.
Малыш сидел с опушенной головой и я видел как на коленки падали слезы.
— Тетя Вера говорит, что наш папка много пьет водки, а мама, сказала что папку можно вылечить, он болен, но это стоит очень дорого, надо очень много денег, вот я и собирал для него. У меня уже было очень много монеток, но я не успел,- слезы потекли по его щекам ручьем.
Я обнял его и прижал к себе.
Илья заревел в голос.
Я прижимал его к себе, гладил голову и даже не знал что сказать.
— Папки больше нет, он умер, он очень хороший, он самый лучший папка в мире, а я не успел,- малыш рыдал.
Такого шока я не испытывал еще ни когда в жизни, у самого слезы потекли из глаз.
Малыш резко вырвался, посмотрел на меня заплаканными глазами и сказал:
— Спасибо тебе за монетки, ты мой друг,- развернулся, и вытирая на бегу слезы побежал по алее.
Я смотрел ему в след, плакал и смотрел в след этому маленькому мужчине, которому жизнь подсунула такое испытание в самом начале его пути и понимал, что не смогу ему помочь ни когда.
Больше я его на алее не видел. Каждый день в течении месяца я приходил на наше место, но его не было.
Сейчас я прихожу на много реже, но больше ни разу я его не видел, настоящего мужчину Илюшу, шести лет от роду.
До сих пор, я бросаю монеты под лавочку, ведь я его друг, пусть знает, что я рядом.

© Redd

Конспирация

— Заходите, заходите! Не стойте в дверях! — распахнул мужичонка дверь, услышав ковыряние в замке.
— Ты что, дурак? Это же грабители! — зашипела жена, цепляясь за рукав.
— Ну и что! Не люди что ли? На холоде и сквозняке стоять?
— Убьют и ограбят! — взвизгнула женщина. Воры ошеломленно стояли в подъезде с отмычками.
— Да кому мы нужны? У нас и брать-то нечего! Пусть зайдут, полюбуются, на холодильник наш «Юрюзань», телевизор «Горизонт»...
— Убьют, ограбят и изнасилуют! — не сдавалась жена. Кажется даже предвкушая.
— Гы-гы-гы, — залился в хохоте муж. — Тебя-то? Выдра очкастая! Твои сто кило сала? Мужики, у вас зеркало есть? — обратился он неожиданно к грабителям.
В ответ он услышал тихое:
— Нет...
— А жаль! А то у нас единственное разбилось. От ужаса, наверное.
— Ах так? Ну давай, заводи их. Заводи, если жить надоело, пусть все выносят! — завопила жена. — Ты мне всю жизнь испоганил, кобель! Алкаш! Что бы ты провалился, ублюдок. Денег не зарабатываешь, ничего не делаешь. Несчастье одно с тобой.
Из лифта вышел почтальон и внимательно оглядел номера квартир:
— Тринадцатая? — спросил он грабителей. Те кивнули. — Пупырышкин?
— Я Пупырышкин. — сказал мужичонка.
— Телеграмма. Распишитесь. — получив подпись почтальон испарился, словно ниндзя.
— С прискорбием сообщаем... — нервно сглотнув, принялся читать мужичонка, — Что ваша бабушка, проживавшая в Израиле, скончалась на 120-м году жизни. По поводу наследства, которое включает в себя виллу, два дома и десять миллионов евро, просим обратиться в адвокатскую контору «Братья Абрамовы», по адресу — проспект Гебельса 1. Все распоряжения уже даны.
Повисла тишина, вязкая и напряженная.
Глаза жены стали медленно разгораться странным пламенем, она явно вела сложнейший мысленный пересчет наследства на Олвейсы, Шубы и Комплексы для Похудания. Пупырышкин попятился к выходу.
— Привет... — раздалось тихо позади. Грабители. Они тоже вели пересчет.
— Мужики! — отчаянно махнул бумажкой в руке Пупырышкин.
— Вася... — потерянно сказала жена.
— Кажется, нам повезло, — сказал один вор другому. Они подхватили Васю под руки и, в чем тот был, потащили на улицу.
Они шустро выбрались наружу, резвенько забежали за угол и запихали Пупырышкина в потрепанный жигуленок. За рулем был почтальон. Машина, оставляя черные дымящиеся следы на асфальте, сорвалась с места.
— Уффф. Вроде бы получилось, — выдохнул Вася.
— Слушай, Васек, зачем такие сложности? Просто ушел бы и все, — спросил почтальон, руля по узким улочкам, запутывая следы.
— От нее уйдешь! Щас! Ты ее видел? Фиг выпустит! Зато теперь она трепетно будет ждать звонка похитителей, звонить в милицию, где ей скажут идти лесом. В общем не меньше недели она будет занята моими поисками... Да! Машина-то вторая есть?
— Обижаешь, дружище, — прогудел один из «воров». — Что мы, дети? Договорились же! Все уже там: удочки, лодка надувная, два ящика водки. Скоро пересадка.
— Здорово! Молодцы! Ух оторвемся! У нас же еще минимум неделя впереди...
— Отпуск от семейной жизни. Гы-гы. — залился второй похититель.
— Конспирация и метод Станиславского — это сила, — удовлетворенно заметил Вася.
— Штирлиц, блин...

Мущщина, уступите место!
Итак, ситуация из повседневной жизни: «Мужчина, уступите даме место», а также продолжение наболевшей темы про общественный транспорт.
Я не являюсь счастливой обладательницей автомобиля и добираюсь на работу общественным транспортом. Раннее утро, автобусная остановка, толпа ожидает маршрутку. Мужчины курят и разминаются в сторонке. Подходит долгожданная газель.... Зря я думала, что честно заняв очередь я смогу спокойно войти в маршрутку. Группа пролетариев и мужичок с портфелем штурмуют её, проделав ряд пассов и движений, достойных американского футбола. Пролетарии прут напролом, вот оттиснуты две старушки, маму с ребенком подрезал ловкий хозяин портфеля, ох, логтем под дых осторожному (а может воспитанному) подростку.Один из мужиков раскорячился в дверях, корпусом оттесняет возмущенных женщин, дедков и бабулек, приподнимая руку, дабы пропустить отставших товарищей. Ну вот они уселись. Теперь можно заходить остальным...
Далее меня ожидает посадка в электричку. Маршруточный стресс дает себя знать, к дверям поближе не становлюсь, чтобы не задавили. Подходит электричка, наглых мужичков несколько тормозят сильные и большие женщины бальзаковского возраста. Закаленные в транспортных боях матроны сдерживают натиск сильного пола и некоторым из них удается прорваться в вагон первыми. Однако победа ускользает: почти все места заняты, и большинство сидящих – мужчины. Опа! Опять! Снова!
Это уже не удивляет, каждое утро такое вижу, но сегодня как-то особенно противно. Вот красавец сидит, рядом с ним пустое место, какая-то бабулька хочет сесть но выясняется, что оно занятодля его девушки, она через две остановки войдет.
— А свое может тогда уступите? – робко спрашивает старушка божий-одуванчик еле стоящая на ногах. Возмущенный взгляд красавца, мол, как так, он же первый вошел, имеет право сидеть. А девушке место занял – так это он джентльмен такой, заботиться о ней.
— Но пожилым людям уступать надо.... – неуверенно тянет тётенька лет пятидесяти (тоже стоящая)
— А молодым общаться надо – радостно ржет расписной жеребец. И все молчат, рядом с жеребцом сидят такие же мужики, и никто не желает оторвать свою задницу от скамейки.
Ну все, разозлили, не за себя обидно, я-то постою — за бабку, она уже плакать собралась. Моя живая фантазия тут же рисует мне мою бабулю в подобной ситуации, а я за бабулю порву:
— Послушай, родной, может всетки встанешь и бабуле место уступишь? И перед девушкой потом похвастаешься, мол, хороший ты человек, место старушке уступил.
Красавец скрипит зубами но продолжает сидеть. Пролетарии с соседних скамеек начинают улыбаться и прислушиваться в разговору.
— ребят, а что вам так весело? Или к вам не относится? Может вы бабуле место уступите?
Нет, не уступят, головами мотают.
— а, ну да, у вас в солнечной Молдавии не принято, наверное. А у нас, в Москве, надо бы. Кстати, вот вы сидите, а для здоровья это вредно. Ага, кровь в области малого таза застаивается и простатит будет. И геморрой. А потом импотенция... Что такое импотенция? Ну, не мне вам рассказывать. Если здоровье дорого, лучше встать.
Моё выступление слушает уже весь вагон. В другом его конце ободренные тетки сгоняют с места металлиста.
— О, дяденька с портфельчиком — офисный работник, наверное? Интеллигенция... А что ж Вы сидите? Вам не лес грузить, не на стройке работать. Сейчас в кабинетик придете, сядете... Уступите дамам место? Нет? Аааа, они тоже на работе сидят. Ну вы сравнили, эта тетенька центнера полтора весит, ей сложнее. Все равно? Ну ладно, сидите, вам можно, Вон я вижу, у вас задница-то, не меньше её будет. Я про застой крови уже говорила? Вам уже не страшно? А с геморроем сидеть не больно? Ну тогда мы вас к женщинам причислим. Сидите, гражданка. Да ладно, не обижайтесь...
Мужики посознательней начинают расползаться из вагона. Пара человек даже слезла с насиженных мест. Красавец, ожидающий девушку, пошел ждать в тамбур. Наверное, потенцию бережет.
Тетки смеются, ежеутреннее унизительное стояние перед сидящими мужиками наконец-то окупается выступлением молодой и наглой девицы.
— Юноша робкий, со взглядом горящим, не надо притворяться спящим. Ну-ка бабуля, толкните, плиз, подростка. Студент наверно... студент... тебе еще целый день на лекциях штаны протирать, мама не учила старшим место уступать? Не старайся, родной, видно что не спишь, спящие так не краснеют. Эх, тяжело тебе, и сидеть теперь не удобно, и встать стыдно.
Волшебство, пол вагона впало в летаргию, мужики, да что ж такое, будете себя козлами чувствовать, но не встанете. Вот ведь существа странные.
— Ээээ, дэвушка, какая симпатичная, а ругаешься.... Давай познакомимся, если устала садись ко мне на коленки. – Лицо кавказкой национальности предлагает свою помощь, что ж, мы от помощи не отказываемся.
— Ну, я-то постою, а вот эта женщина – с удовольствием, у неё сумки тяжелые. Идите женщина, смелее, если сесть стесняетесь, хоть авоськи поставьте. А какая разница, кто сядет? Мы с ней одного пола, так что уж извольте... Не только же симпатичным и молоденьким места уступать....
— Так, дедуля, спокойно, сидите и не волнуйтесь. Мы старость уважаем, Вам вставать не надо. Что? Чувствуете себя мужчиной? Войну прошли? Ну, это похвально, мы Вами гордимся, но все-таки места должны уступать люди помоложе. Не зря же их растили. Долг, так сказать, женщинам и старшему поколению.
— Эй, очкастенький, что это Вы так в книжку уставились? Интересная, наверное? А зачем делаете вид, что ничего не происходит? Если других ругать, вы тихо радуетесь, а как Вас, так обижаетесь. Нееет, никто не забыт, ничто не забыто! Читать можно и стоя, так что встаньте, пожалуйста. Ой, что-то матное мне ответил... Да не нужен мне Ваш билет, я не контролер. Ах, имеете право... Бабуля тоже имеет, вон дяденька машинист сказал: «...места для пассажиров с детьми, инвалидов и лиц пожилого возраста..» Ой, что-то матное мне ответил...
— Мужчина, не надо мне место уступать, только чтобы я заткнулась. Здесь стоит много женщин старше меня, им и уступите. А я заткнусь, только когда они сядут. Что? Никогда этого не будет? Ну значит никогда и не заткнусь! Знаете, говорить правду легко и приятно, вот и мне сейчас — легко и приятно. Сухо и комфортно! Может, лет через пять я подерусь с Вами в дверях вагона. Или пересяду на личный транспорт. Или даже электричку, в которую пущу только теток и воспитанных мужчин, галантное поведение которых не заставит женщин в возрасте сражаться за свободное местечко. Все может быть...
И еще, вспомнился мужчинка, который восьмого марта, смахивая пьяные слезы умиления, подсаживал всех женщин в вагон очередной электрички. Трогательная картина. Жаль, что джентльменами большинство мужчин бывает только раз в году, да и то сильно выпив.
Сталкиваясь с подобными мужскими проявлениями ежедневно, трудно относиться к «сильному» полу с должным (как нам хотелось бы) уважением. Мужчины, Вас много, Вы сильнее нас, Вам кажется, что Вы умнее нас, так почему же Вы так себя ведете?
P.S. Наверное надо поблагодарить тех дядек, которые уступают место в транспорте бабулькам, беременным, детям да и просто женщинам. Или, как мой папа, вообще не садятся в полном вагоне. Спасибо!
Р.Р.S. И еще, встречаются индивиды мужеского пола, которые садясь, так раскидывают ноги в разные стороны, что занимают сразу два места. Болезнью этой страдают тощенькие подростки и качки (это по моим наблюдениям ), причины, по которым они так раскорячиваются не вполне понятны, но бороться с этим можно, тихо задав интимный вопрос :«Что, орехи большие?».
Действует безотказно, то ли от нескромности предположения, то ли догадка близка к истине( ого-го!!!!!!), но «имущество» моментально «усыхает», и коленки мужика стыдливо сжимаются. Можно садиться!
Гусь

Про ёжикофф

Сию историю поведал мне друг-травматолог. Он рыдал и бился головой об стену, что в тот день (вернее, в ту ночь) было не его дежурство. Я в инете уже видел аналогичные байки, стало быть, история пошла в массы. Но – хотите верьте, хотите нет, рассказываю из первых рук, как было в реале. Я по работе уже не первый год тесно сотрудничаю с ребятами из этого травмоотделения, так что не верить им оснований нет.

Преамбула. Для тех, кто не знает – ежи пребольно кусаются. Если их достать очень сильно (судите сами – они ж и крысу, и змею задавить могут, что твой мангуст). Особенно весной, когда из спячки выходят – злые, что ли, спросонья? А кто с утра добрый-то?..

... В прошлом году дело было. Аккурат в мае, числа 25-го. Точнее не помню. Мужик вечерком приехал на дачу. Пятница. Вечер. На даче жена, теща, дочка пяти лет. Они компанией отужинали, мужик изрядно принял на грудь; в пятницу, с женой да тещей – чего нет-то, имеет законное право.
Засиделись они часов до 12 ночи. Чай там, то-се... Мужик пошел в огород «до ветру». А там ежик. Здоровый. Ну, мужик пьяный-то пьный, но с ежом справился, заломал зверика. Думает, утром дочке покажу, пусть дите порадуется. Только вот незадача – пока он ежа скручивал и в браслеты паковал, тот, сопротивляясь аресту, прокусил ему руку – мякоть ладони, да в двух местах.
Приносит мужик заарестованного ежа на террасу, кровь смывает, а теща ему и говорит: «Ты дурак. Ежи бешенство переносят. Так что хана...» Мужик, понятно, в ужасе. А что делать? Надо в больницу, уколы там, то-се. А он же датый, и прилично. За руль сесть не может. Электрички уже не ходят. Полные, короче, вилы. Ему плохо и страшно. Еж, уроненный на пол, ругается под диваном. Жена в ужасе. Теща тоже ругается, как еж.
Положили его спать. Утром, с жестокого бодуна, едет мужик первой электричкой в Москву (за руль он сесть так и не в состоянии). В сумке арестованный еж. Теща сказала, что его надо в больницу, делать какой-то анализ мозговых оболочек. Ну, ей виднее. Мужику плохо и страшно, он понимает, что промедление смерти подобно.

Приехав домой, он с порога звонит в неотложку (время около 6 утра). И как вы думаете, что ему отвечает оператор после того, как слышит: «Приезжайте, меня покусал бешеный еж бла-бла-бла...». Угадайте с трех раз... Мужик, совем скиснув и выждав какое-то время, звонит опять, но аккуратно врет, что плохо с сердцем – беситься-то не хочется, в больницу хочется!

(тут надо сделать лирическое отступление; дело в том, что с подобной фигней надо обращаться в травму, там же и вакцинируют; у них и сводки есть, где бешенство по области, где энцефалит и прочие радости Подмосковья; работают они — кто не в курсе – круглосуточно)

В общем, приехала бригада. Он им с порога про ежа, про бешенство, сумку сует... А еж в сумке, соответственно, гадит всеми доступными способами. Повторять, что они ему сказали? А, все одно цензура не пропустит... Короче, став беднее на 500 рублей (ложный же вызов!), жертва подмосковной фауны оказалась в травмопункте. Там заспанный дежурный доктор среагировал на похмельного мена с вонючей сумкой и на ужасы про злого ежика адекватно: пригрозил милицией и сказал: гражданин, мол, подите к черту по месту прописки в ваш травмопункт. Мужик-то жил у жены, а прописан был в другом месте; пошел, естественно, в ближайшую «травму»... Несчастный ежеборец, охренев в конец от похмельных страданий и ощущения скорого бешенства, несется по месту прописки...
Ворвавшись в травмопункт, с порога орет про ежей, про бешенство, поносит отечественную медицину и травматологию в частности...
(еще одно лирическое отступление — надо знать Валентину, старшую сестру, которая в тот день в ночь дежурила: фейсик озверевшей крысы, волосенки консистенции старой пакли, оруча и склочна до безобразия)

И разговор у них примерно такой (на весь травмопункт и прилегающие окрестности): Еж... Бешенство... Сколько можно... — Подите прочь, пьяный мужчина... Охрана... Милиция... Мать-мать-мать... Далее конкретно: какой, на хрен, еж? – Да вот этот!..
Мужик шваркает сумку чуть не ей на колени, рвет молнию и тычет в ежа пальцем. Еж, осатанев в сумке, не будь дурак, цапает мужика за палец. Мужик орет, дергает кончностью, еж вместе с сумкой летит на пол и со всех ног чешет куда-то в больничные дебри. В общем, второй тур марлезонского балета.
На вопли Вали входит заспанный дежурный хирург (ему меняться скоро, он под утро вмазал и прилег – нормально, все мы человеки...). Валентина орет, мужик орет, мимо него чешет еж, воняет – господи не могу. Он слегка не врубается, потом берет мужика (я этого врача тоже знаю – дядя под два метра, бородатый, но добрый, лицо очень располагает, хороший специалист и вообще...) и говорит: «Так, пойдем ко мне. Все по порядку».
Жертва ежиного произвола, встретив сочувственное к себе отношение, рассказывает. Эмоционально, но по порядку. Врач пытается не ржать. Потом поднимает бумаги.
– Нет, — говорит, — у вас в районе никакого бешенства и не было со времен татаро-монгольского нашествия. Так что спи спокойно, дорогой товарищ, не взбесишься. Ну, столбнячок мы тебе уколем, от греха подальше (в смысле, прививку от столбняка; так положено). А ежа-то ты на кой ляд принес?
– Ну, как же – надо ж анализ мозговых оболочек делать...
– Кто тебе это сказал???
– Теща!
Врачу совсем плохо стало. Ржет в голос.
– Это теще твоей анализ мозговых оболочек нужен! Эти исследования уже лет двадцать не делают!!! Забери животное и отвези где взял, не мучь колючего.
Счастливый мэн берет сумку, куда усилиями медперсонала и охранника водворен злючий еж, и, уколотый и перебинтованный, ловит тачку до вокзала. Таксер, дядька общительный, сразу: что да как?
– А вот так – еж покусал.
– Да не свисти, они не кусаются.
– Еще как!..
– Блин, ни фига! Покажи зверя!
– Да вот, в сумке. Только ты осторожнее!
– Да ладно!
И тянется к ежу пальцами. Еж не промахивается...

Дальше рассказывать, нет? Когда матерящийся таксист влетел в травмопункт, проклиная ежа, его мать и намекая на интим в извращенной форме с этой ежиной мамой... Сказать, что у дежурной смены, включая охранника, началась истерика – значит, ничего не сказать...

Берегите ежиков – ведь они хорошие!

via cool_crow
2323
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top