Истории

Просмотр списком

Добирался с товарищем до дома. Hа его автомобиле. Едем не спеша, торопиться некуда, несмотря на позднее время. Голосует девица. Hам по пути. Девушка изрядно поддата. Плюхается на заднее сиденье. Только трогаемся, у нее звонил мобильный телефон, и не успевы выслушать


абонента, она начинает орать: "Да, бл@дь! Еду уже, за@бал, скоро приеду!!! Еду, бл@дь!".
В гневе кидает мобильный телефон в сумочку. Спустя мгновение, очень нежным и ласковым голосом:
— Ребят, а можно побыстрей неможко, а то меня муж дома вы@бет...
Hа мгновение задумывается. Понимает, что в культурной компании так себя не ведут, и добавляет:
— Hу, в переносном смысле...
Погружается в себя. Hачинает рыться у себя в сумочке. Чувствуем, про себя она никак не закончит внутренний монолог. И вот, уже скорее для себя, она с небольшой грустинкой в голосе произносит немного тише:
— А вот в прямом, наверное, уже вряд ли...
Hаходит в сумочке сигарету, закуривает ее, выпускает дым(нас уже нет для нее, все на полном автопилоте)
... И мстительно-мечтательным голосом:
— А больше мне сегодня, собственно, и не надо...

Справка

Серая хмарь декабрьского утра. Дежурный по ОВД курит, разговаривает по
телефону и что-то набирает на компьютере. Я уже пять минут пытаюсь
привлечь его внимание, но разделяющее нас толстое стекло позволяет ему
игнорировать меня с абсолютно чистой совестью. Наконец он поднимает
голову и глядит на меня глазами мертвой мыши.
— Здравствуйте, я потерял водительское удостоверение и мне нужна справка
об утере, для ГАИ.
— Уйдите отсюда, а?
В его голосе нет злости.
— Скажите хотя бы, кто может дать эту справку.
— Вы мне мешаете. Нет, товарищ полковник, это я не вам, — последняя
фраза уже в телефонную трубку.
Я отхожу от стекла и начинаю приставать к проходящим мимо милиционерам
со своим дурацким вопросом по поводу справки. Четвертым спрошенным
оказывается начальник ОВД. Молча выслушав меня, он заходит к дежурному,
дергает его за плечо, показывает пальцем на меня и произносит два слова:
— Какого х#я?
— Есть, товарищ полковник! – молодцевато отвечает дежурный.
Мне дают бланк заявления. Я заполняю его, подхожу к дежурному.
— Уйдите отсюда, а? – говорит он, когда я протягиваю заявление.
Я упрямо смотрю ему в глаза.
— К операм, в 206-ю комнату, — бурчит он и возвращается к своим
телефонам.
Комната под номером 206 заперта. Я иду обратно к дежурному.
— Знаете... — начинаю я, но меня прерывает поток брани.
— Где вы ходите? Мне из 206-го звонили, спрашивали, когда вы наконец
придете? Вы понимаете, что вы людей задерживаете?!
Я снова поднимаюсь по лестнице на второй этаж и меланхолично думаю, что
верующим проще, ведь они могут сказать себе: «бог терпел, и нам велел».

Комната номер 206 по-прежнему заперта. Я стучусь в соседний кабинет, там
открыто, двое мужчин играют в шахматы.
— Простите, вы не знаете, в 206-й сейчас есть кто-нибудь?
— Конечно, есть. Мы, например.
— Э... а вы из 206-й?
— Мы не из 206-й, мы в 206-й, — на меня смотрят, как на барана.
Я выглядываю в коридор, вижу табличку с номером 206 на соседней,
закрытой, двери.
— Но ведь комната 206 – там, — неуверенно тычу я пальцем.
— Нет, комната 206 – здесь. Мы переехали, так что комната 206 теперь
здесь.
Главное – не думать, говорю я себе и объясняю, зачем пришел. Мне дают
какой-то бланк и отправляют к дежурному. Железными шагами я направляюсь
к дежурному. Я тверд и уверен в себе. У меня все получится, я знаю.
— Я не уйду, пока вы не скажете, кто мне может дать справку, — непререкаемым тоном говорю я дежурному.
Не отрываясь от телефона, дежурный берет листок бумаги, что-то пишет на
нем и протягивает мне. На листе написано: «117-221-334». Видимо, это
номер его аськи, решаю я после некоторого раздумья, убираю лист в карман
и отправляюсь в странствие по отделению. Через полчаса какая-то тетка
говорит мне, что справку может оформить мой участковый. Скажи же, кто
мой участковый, добрая женщина!
— Вы где живете?
Я называю свой адрес.
— А, ну ваш участковый – Додин Иван Иванович. Вы идите к нему, не
бойтесь, он хорошие ребята, это братья-близнецы.
Я почти не удивился. Ну, может, самую малость.
— Значит, мой участковый – Додин Иван Иванович, братья-близнецы?
— Ага, — закивала сердобольная тетка. – Он в 120-м сидит. Хорошие
ребята, они вам все сделают.
Она уковыляла по своим делам, а я иду искать Додина Ивана Ивановича,
который братья-близнецы и мой участковый. В принципе, размышляю я,
назвать близнецов одним именем даже логично — все равно они неотличимы,
так какая разница, как кого зовут? Или, может, речь в данном случае идет
о сиамских близнецах? От этой мысли меня передергивает. Мой участковый –
сиамские близнецы. Для сохранения психики я прекращаю думать.
В 120-й комнате никаких близнецов нет – ни сиамских, ни обычных. Три
мужика играют в шахматы. Повсеместная игра в шахматы вместе с этим
абсурдом начинают меня напрягать. Я неуверенно спрашиваю:
— А... могу я видеть Додина?
— Вам зачем?
Объясняю в тридцать шестой раз.
— Какой у вас адрес?
Называю свой адрес.
— Ваш участковый – Арбузенко, а не Додин. Вам в 115-й кабинет.
Я разворачиваюсь, чтобы уходить, но все-таки спрашиваю:
— А правда, что Додин – братья-близнецы?
Кто-то из шахматистов, не поднимая головы, отвечает:
— Угу.
В 115-й комнате сидит меланхоличный капитан.
— Здравствуйте, мне нужен Арбузенко.
— Его нет, — печально отвечает капитан.
— А когда будет?
— Не знаю.
Я снова пускаюсь в странствие по отделению, спрашивая всех встречных, не
видели ли они Арбузенко. Наконец какой-то толстый майор раздраженно
говорит мне:
— Да в кабинете он у себя! Пять минут назад туда пошел.
Нисколько не сомневаясь, что Арбузенко там нет, я все же возвращаюсь к
его кабинету. Там по-прежнему только грустный капитан. Я уже собираюсь
уходить, когда он спрашивает:
— Вам что нужно?
— Мне нужен Арбузенко.
— Это я, — спокойно говорит мне он.
Я считаю про себя до десяти. По-немецки. В обратном порядке. Кладу ему
на стол все бумаги и коротко говорю:
— Мне нужна справка.
Он не берет бумаги в руки, а печально говорит мне:
— Магазин за углом.
Глядя в кристально честные глаза своего участкового, я понимаю, что
против судьбы не попрешь, и иду в магазин.
Через десять минут я получаю долгожданную справку в обмен на бутылку
коньяка. Уже выйдя из отделения, я читаю справку внимательно. «Дана
Кожевникову В. В. в том, что он действительно обращался в ОВД Измайлово
по поводу утери водительского удостоверения». Дата, печать, подпись.
У меня больше нет вопросов к этому удивительному миру. Все правильно – я
действительно обращался по поводу утери водительского удостоверения и
это подтвердили официальной справкой. Какой смысл в такой справке, я
думать не буду. Главное – на ней есть печать и подпись.

Эй, толстый, доктор Какащенко предупреждает!

Человек! Тебя устраивает твой образ жизни? В смысле, ты нажираешься на ночь всякими вкусными котлетаморожнопирожными, шлифуя это все чем – нибудь остреньким?
— И еще кусочек отбивной и запьем пивком! От пивка так хорошо спится...И картошечки...и еще отбивнушку...ну и снова пивка, ну капельку, уф! Теперь- на дивандром: тренируем перистальтику. Нет обратным позывам! Могучий рык, исторгаемый забитым под завязку желудком ...сладостная дремота...попукиванье( если вокруг ящика собралось семейство) и моно попердыванье в одиночном плаваньи.
Кайф! Каждый день, без выходных- кайф! По праздникам – тройная нагрузка по жрачке, плюс алкоголь. Купечество гуляет!
Так вот, дружище, при таком режиме эксплуатации твоего могучего организма у тебя, со временем, появятся несколько проблем. Ты мирно похрапываешь перед теликом, а у тебя на груди скрутилась клубком и расположилась уютно она, твоя Первая Проблема.

Знакомьтесь, Одышка.
Одышку, дорогой мой человек, ты начинаешь замечать, когда становится лень нагибаться.А нагибаться приходится, в поисках оброненного ключа, ну и шнурки нужно иногда завязывать. И вот как-то лень.
Нет, даже не лень, а просто неудобно. Брюшко, живущее своей отдельной животной жизнью начинает мило напоминать о себе:

-Ээ-ээ, ты че? Меня же пережало! Купи себе туфлю на липучке и отгребись от меня!

И что, ты откажешь в такой малости своему любимцу? Этому гладенькому горбатому уродцу? Ну конечно, нет!
Ты покупаешь туфли на липах и ( о чудо!) вопрос отпал! Вот только по лестнице...Сломанный лифт – уже нешуточная проблема. Квартира без него родимого на пятом этаже- трагедия.
Пот, зайчики в глазенках, невнятное трепыханье «пламенного мотора»- вот твои верные спутники. И о-дыш-ка. Уфф...

Надо это дело перекусить. Жареная яичница с сальцем и картошечкой. Бон аппетит!

А на горизонте, в туманной дымке будущего, уже маячит белыми парусами проблема вторая.

Твое Давление.

Подумаешь давление! Это какая-то абстрактная фигня, которую очень любят замерять медсестрички в белых халатиках. Им, наверно, это надо.

Только прикинь. Вызвал тебя твой шеф и совершенно невинно и по делу оттянул тебя в рабочем порядке. Оттянул, в смысле, отчитал. Не вяжись к словам, дурачог! Вот шеф изрекает:
— Тут у нас запарка на работе, а Вы, мне так кажется, позволили себе уйти на полчаса раньше...
-Ну дык...
— Я надеюсь, что больше подобного не повторится...

И вот от такой ерунды, тебя, дорогой мой хорошо кушающий мальчик, реально начинает плющить, т.е., тебе становится плохо. Как-то вращательно становится. Пот такой холодный на лобике и сердечко выбивает нехитрый вальсок: « прыг-скок-скок, прыыыыыг-скок-скок».Ага! Ну так это ж ничего страшного...это твоя новая подружка Гипертония- дама очень сентиментальная и привязчивая.
В виде бонуса ты получаешь чудесное, волшебное ощущение проваливающегося лифта.ИИИИ-ЭЭЭЭХХХ!!! Но ты же мужик! Ты берешь себя в руки, мужественно сжираешь пару валидола или этих, как их там, ну которые всегда теперь у тебя в нагрудном кармане. И все! Норма.
А стресс зажри парой –тройкой беляшей из столовой, и кокаколки сверху. Гут!

Вечером –секс с женой. Позиция классическая: она сверху. В любой другой позе, тебе уже не до секса. Чувствуешь волны? Это твой любимец –животан ловит ритм любви, и ему это не нравится.
Кончил? Бегом в холодильник. Хлебушка и колбаски, и горчички, и огурчик солененький и еще один, и еще колбаски...Ик. Ой, кто это?

Нет, это не дед Пихто. Это ты сам, под ручку со своей третьей проблемой:

Тебя перестали узнавать!

Вот уроды! Каждая падла при встрече считает своим долгом задать тебе вопрос:
-Братан! Ты что комбикорм жрешь? Ни фига себе ты ряху наел!

Мама: Сынок, ты опять поправился, тебе не тяжело?

Жена: Хватит просить добавки. А вот это –не для тебя!

Коллеги: Я знаю классного диетолога, один мой товарищ похудел на целых...

Ты: Идите вы все нахер. Я прекрасно себя чувствую.
И, тайком, батон с кефиром, пополам со скупой мужской слезой.
Приготовься, человек! Теперь жрать придется украдкой, озираясь на проклятых доброжелателей.
Одежда покупается любая, которая подойдет по размеру. Эти кретины, оказывается не шьют на больших людей. Эти пидарасы- производственники, видите ли, экономят на материале. Хуле, уроды...
Шоколад очень хорошо помогает при снятии стресса. Плитка –две, не больше... И... Нормально!

Блин! ОЙ! Вот это реально ОЙ!
Что больно? Где? В боку? Так это ж четвертая проблема:

Время собирать камни.

Камни бывают разные. Любимое место их обитания – почки. Ты не знаешь, что такое почки? Это такие штуки, где теперь ОЧЕНЬ больно. Не правда ли, похоже что какой-то малолетний засранец засунул тебе в бочину отвертку и добросовестно ковыряет там по – живому. ООО...Вот это твое «ООО!!!» называется почечной коликой. Успокойся! От этого не умирают...ну если только иногда, когда камень большой, или нету квалифицированной помощи.
Бегом сдаваться в нефрологию! Не рассосется! Без обезбаливающего можешь склеить свои жирные ласты. Нормальная перспективка? Как тебе?
И вечные ноющие боли в коленях и спине показались мелочью? Ты размазываешь скупые мужские сопли, рожая свой первый камушек в горячей ванне? Да брось ты! Всего делов-то: помучаться два-три-четыре денька, или недельку. Недельку малолетний садюга поковыряет тебе в боку своей тупой заточкой. Ты же мужик! Терпи, дорогой...

А долгожданный выход камня можно отпраздновать тортиком, горкой картофеля-фри, острым украинским борщиком с пампушками, жареного, пареного, печеного мясца, котлеточек. Тяжко, да? Полкило мороженого- и в теле приятная легкость и истома.

ОП!

И где это ты?

Поздравляю тебя, дорогой друг! Наконец-то ты избавился от всех проблем! Ну, если быть точным, это они избавились от тебя...Ты еще не понял? Как это сказать...
В общем, ты помер. Крякнул. Отдуплился. Сыграл в жмурки. Задвинул лапти за икону.
Андерстенд?

Твоя невесомая, чистая душа скорбно провожает необъятных габаритов гроб, срочно переделанный из-под коробки от рояля( бедные родственники, чего им это стоило! И за нестандартную могилку тоже пришлось приплатить.Это жизнь... )
Впрочем, тебя это уже не касается.
И если твоя проницательная душа умеет читать мысли, ты узнаешь много интересного.

-Ушел от нас наш дорогой друг... ( жирный толстяк). Перестало биться сердце ...( отказали почки, ожирела печень, сдохла поджелудочная, забились сосуды) этого замечательного, чуткого человека ...( обжоры, урода и пердуна) Но в каждом из нас навсегда ...( это точно!) останутся в памяти его добрые ...( отрыжки, икания и метеоризм от постоянного пережора) ...ээээ?.. Дела! Помним. Любим ( брррр...) Скорбим...( ну где-то так...)
Спи спокойно, наш дорогой друг! ХРЮУУУУУУУУ!!!

Какащенко©

Игры

— А давай наперегонки до горки? – предложил он ей, предвкушая победу.
— Неа. – отказалась она – Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.
— Струсила? Сдаешься? – подначил он ее и засмеялся обидно.
— Вот еще. – фыркнула она и рванула с места к горке.
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу.
— Говорила тебе – попадет. – бурчала она.
— Я бы тебя перегнал обязательно – дулся он – Ты нечестно побежала. Я не приготовился...

— А спорим я быстрей тебя читаю? – предложил он ей.
— Хахаха. – приняла она пари – Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее – будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.
— А если я – отдаешь мне свои яблоки всю неделю! – согласился он.
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:
— Ну и что! Зато ты не запоминаешь что читаешь и пишешь медленнее. Спорим?..

— А давай поиграем. – предложил он – Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.
— Дурак. – почему-то обиделась она.
— Слабо? – засмеялся он – Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо.
— И ничего не слабо. – повелась она – Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.
— Само собой – кивнул он – А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.
— А ты мне сочинения пишешь. – хихикнула она – Врать и сочинять – как раз рыцарское дело.
А потом он оправдывался в телефон:
— А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу...

— Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? – спросила она
— С трудом. – ехидно ответил он – Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?
— На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.
— Нуу... Я даже не знаю.- протянул он.
— Слабо? – подначила она.
— И ничего не слабо. – принял он предложение – С тебя пачка сигар, кстати.
— За что? – не поняла она.
— Эскорт нынче дорог. – развел руками он.
А по дороге домой он бурчал:
— Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что... Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно...

— Что это? – спросила она.
— Кольцо. Не очевидно разве? – промямлил он.
— Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?
— Угу. Давай в мужа и жену поиграем. – выпалил он
— Надо подумать. – кивнула она.
— Слабо? – подначил он.
— И ничего не слабо. – протянула она — А мы не заигрываемся?
— Да разведемся если что. Делов-то. – хмыкнул он.
А потом он оправдывался:
— А откуда мне знать как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь еще раз попробую? Мне не слабо.

— Сыграем в родителей? – предложила она.
— Давай. В моих или в твоих? – согласился он.
— Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?
— Ого как. – задумался он – Не слабо, конечно, но трудно небось...
— Сдаешься? – огорчилась она
— Не, не. Когда эт я тебе сдавался? Играю, конечно. – решился он.

— Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку.
— Правда? – не поверила она.
— 3900. – кивнул он – Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?
— А ты в данном случае во что играешь?
— В мужа бабушки. – засмеялся он – Глупо мне в бабушку играть.
— В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился. – засмеялась она – Или слабо?
— Куда я денусь-то...

Она сидела у его кровати и плакала:
— Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
— Угу. Похоже что так. – ответил он – Неплохо поиграли, да?
— Ты проиграл раз сдаешься. Понял? Проиграл.
— Спорное утверждение. – улыбнулся он и умер.

frumich


via ogorin
6673
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top