Лучшие истории дня от 30-09-2012

Просмотр списком

Обычно с работы возвращаюсь поздно. Маршрутки от платформы уже не ходят, что дает возможность небольшого приработка узкой компании таксистов, дежурящих у станции. Я их всех в лицо знаю, равно как и они меня. И маршрут мой стандартный также помнят наизусть. Вчера сел как всегда на переднее сидение. Услышал от водителя стандартное «как обычно?», угукнул в ответ и выслушал маленькую историю.

Собственно, ею и делюсь.


Возил он одного мужика каждый день по стандартному маршруту. Ну и в один прекрасный день, видит его в сопровождении жены и дочери. Мужик – на сиденье рядом с водителем. Остальные – сзади. Ну он возьми и спроси по инерции:
— Как обычно?
В глазах жены изумление и дикое любопытство:
— Тат-так-так... А как обычно????
Мужик покраснел, позеленел, уставился вперед, не шелохнется. Куча мыслей, море гипотез, но все они с единственным итогом – подставил. Может пункт назначения не тот. Может отправки. Может сам факт пользования таким видом транспорта. Семья – дело темное, наукой малоизученное. Несчастный таксист, невольно оказавшийся в эпицентре назревающей катастрофы:
— Ну вы сели, ни слова не говоря. Я же должен что-то сказать? Как вам намекнуть, что неплохо было бы пункт назначения назвать?
К мужику возвращается нормальный цвет. В глазах жены – улыбка. Пронесло. Жизнь продолжается.



Я сегодня стал добровольным участником уличного спектакля.
Честное слово, давно я уже так не развлекался в реальной жизни, поддерживая талантливую игру главных актёров умелым подыгрыванием. Это вам не здесь и тут.

Дело было так: на крытой стоянке около супермаркета, когда я шёл сдавать пустые бутылки, меня ненавязчиво и без единого звука, одним вежливым жестом, остановил мужичок самого что ни на есть цыгано-румынского вида — чёрный, маленький и толстый — и молча протянул мне открытую папку и авторучку. Рядом отирался ещё один точно такой же...

Тут нужно сделать отступление и сказать, что у нас на улицах тебя частенько могут остановить какие-нибудь люди и, тряся жестяной кружкой с мелочью и непрерывно при этом тараторя, попробовать вытянуть из тебя пожертвование на что угодно — от помощи в организации нового монашеского ордена до реставрации знаменитого Пятигорского Провала.

Обычно я в таких случаях в разговор не вступаю — мотну, бывало, отрицательно головой, да и удалюсь восвояси.
Но тут мне понравился сам молчаливый подход к делу, и я заинтересовался: взял в руки папку и прочёл в ней напечатанное. Там, на титульном листе, большими и красивыми буквами, без единой ошибки, было напечатано приблизительно следующее: Мы, сборище глухонемых этого государства, хотим открыть в соседнем райцентре филиал нашего общества. Помогите, пожалуйста, чем можете.
А дальше был подколот «лист номер1» с реестром уже якобы собранных пожертвований. Всё, как положено: графы с фамилиями, почтовыми индексами, росписями и суммами внесённых бабок. Всё — разными почерками; но я сразу же обратил внимание на то, что, если судить по индексам, то сегодня, как нарочно, в нашу захолустную дыру съехались лохи со всей страны — такой там был территориальный разброс нарисован. И суммы, там проставленные, тоже внушали уважение — от пятёрки и до пятидесяти тугриков. Это вам не медяки в кружке. Ну и, пню понятно: ребята не могут связать на местном языке и двух слов, а вот поди ж ты — выкручиваются же всё-таки.

Короче, мне идея пришлась по душе, и я решил поддержать недремлющую мысль потомков героев О, Генри — дать им пятёрочку за оригинальность и основательность в подготовке.
Полез в кошелёк — а там меньше двадцатки купюры нет. Достаю, а глухонемой марку круто держит — даже глаза не заблестели от вожделения. Профи, одним словом. И лапку к деньгам тянет. Я ему пятерню растопыренную показал — пятёрку, мол, больше не дам. Сдачу, мол, давай. Тот — в карман, вытаскивает червонец: нету больше сдачи, давай червонец. Я ему показываю — нет, только пятёрку. Тот башкой закрутил, заоглядывался — а второй несчастный инвалид, придурок этакий, как раз слинял куда-то. Этот аж запыхтел от злости, я уж думал — всё. Щас скажет чё-нить, и рассыплется сказка, как карточный домик... Но нет, сдержался он. Профи — он и есть профи.

Ну, я рукой махнул, деньги в кошелёк спрятал, да и пошёл себе дальше — посуду сдавать.
А там, в приёмном пункте, по случаю субботнего наплыва, небольшая очередь образовалась, человек пять. Только это я в хвост пристроился — дёргает меня кто-то сзади за рукав.
Оборачиваюсь — стоит, красавец. И в руке у него — три раза по пять тугриков. Ну, я их себе забрал, а ему отдал двадцатку — заслужил, хера ль там говорить.
Ну, отдал, да и снова отвернулся — пьеса окончена, чего уж там.

А вот фигу — снова он меня за рукав дёргает!
Оборачиваюсь вторично — а он мне папочку с авторучкой протягивает!
Ей-богу, я аж умилился... Давай, говорю, сюда твой список.
И вписал честно туда свою фамилию, индекс, дату проставил и внесённую сумму.
Очередь смотрела на меня, как на ненормального.
Вернул я ему папку; он поблагодарил меня лёгким наклоном головы, а я показал ему большой палец: так держать!

Но и это ещё не всё: нашёл я в магазине свою жену в отделе тортов и рассказал ей всю эту историю. Она, конечно, поименовала меня идиотом.
А потом, когда уже мы закупились-загрузились и выезжали со стоянки, смотрю — чимчикует продолжатель дела Паниковского как раз впереди нас, вдоль ряда машин — очередную сострадательную душу ищет.
Я, плотоядно ухмыляясь, подкрался к нему сзади черепашьим шагом, да и бибикнул во весь голос немецкого автопрома — чтобы за жениного «идиота» не так обидно было...
И что вы думаете? Даже не обернулся. Только с шага немного сбился от неожиданности. Профи — он профи и есть.
Ну, я, поравнявшись с ним, ещё раз показал большой палец — и мы уехали домой...



ПРОДЮСЕР

«Человеку никогда не достичь столь головокружительных вершин мудрости, чтобы его нельзя было провести за нос»
(Марк Твен)

Казалось бы, чего сложного в профессии кинопродюсера?
Ну, деньги достать, найти режиссера с придурковато горящими глазами, купить сценарий на модную тему, подобрать актеров поприличнее, директора, который ворует по-божески и все, дело сделано.
Колесо производства завертелось, знай позванивай, да подталкивай.
А дальше: ковровая дорожка, премьера, цветы, шампанское, машинка для счета купюр, ну и в конце только останется подмести пол, чтобы повсюду не валялись разбросанные резинки от денег.
Хепи энд.
Но оказывается – не все так просто и дойти до подметания пола, удается только самым ушлым, циничным и изобретательным.
Вот какую историю мне рассказал великий русский актер по имени Сергей:

...Звонит мне как-то знакомый продюсер Андрей:
— Сережа, я хочу пригласить тебя на свой день рождения. Отказ не принимается. Подарков не нужно, сама дата прошла почти неделю назад, но у меня только теперь получится отметить.
Все будет скромно и без понтов, по-семейному.

Пока я соображал, что к чему, Андрей быстро попрощался и повесил трубку.
Меня слегка удивило это приглашение, вроде мы не такие уж и друзья, к тому же я совсем недавно отказал ему, не согласился сниматься в его фильме. И по срокам не выходило, да и гонорар не ахти. Но с другой стороны – работа – это одно, а человеческие отношения... Ладно, думаю, пойду.
Явился в ресторан с коробкой хороших сигар, официант привел меня в маленький зальчик. Смотрю – сидят: сам именинник, рядом старушка с грустными глазами, напротив известная телеведущая и еще два мужика в дорогих костюмах.
Вручил сигары и говорю:
— Я так мчался, боялся опоздать, а оказался одним из первых.
Андрей мне налил и ответил:
— Нет, Сереженька, ты прибыл последним. Больше никого не будет. Да мне никто больше и не нужен. По правде говоря, надоели уже эти громадные застолья с едва знакомыми людьми. Хоть раз в жизни я имею право позвать только самых, самых близких?
Здесь собрались мои настоящие друзья, с которыми ничего не нужно изображать и можно побыть собой.
Познакомься: — это моя мама Вера Ивановна, Света – телеведущая, Вадим – управляющий банком, а это Виктор — мой одноклассник. Не удивляйся, Сергей, настоящих друзей много и не бывает. Один друг – уже счастье, а у меня целых пятеро. Жизнь удалась. Только... маленькая просьба: есть куча народу, которая считает меня своим другом, так ты уж не рассказывай, что мы собирались такой тесной компанией. Не поймут, обидятся, не позвал мол...

Вкусно поели, пили за дружбу, за именинника. Хорошо посидели, душевно, ни слова о работе, даже песни попели.
И тут я подумал: какой же все-таки этот Андрей, в сущности одинокий человек. С одной стороны, с президентами и голливудскими звездами за руку здоровается, а с другой – отмечает день рождения в маленьком ресторанчике с мамой и горсткой друзей. Мне даже стало неудобно, что я хотел отказаться от приглашения, ведь он считает меня своим другом...
До меня доходили слухи, что Андрею палец в рот не клади (попросит для симметрии второй и отгрызет оба), но оказывается, что при ближайшем рассмотрении, он вполне душевный мужик.
Опять дошла очередь произнести тост, я встал, прикинул: «А, сколько той жизни, всех денег не заработаешь. Была – не была...» протянул руку и сказал:
— Андрей, кроме коробки сигар у меня еще кое-что есть для тебя: — Вот — это моя рука. Я так и быть, отодвину все свои проекты настолько, насколько потребуется и все же снимусь в твоем фильме, если тебе еще это нужно.

Мы пожали руки, обнялись, он даже чуть не прослезился. Поблагодарил и больше о работе мы не говорили.
Вскоре я вышел из зала и спросил у официантки направление на туалет.
Она проводила. На обратном пути подсунула для автографа визитку ресторана, сказала, что очень любит мои фильмы и спросила:
— А скажите, Сергей, кто этот человек – именинник?
Мне не очень понравился ее вопрос. Но я ответил:
— Просто человек. Мой хороший друг, вряд ли Вы его знаете, его по телевизору не показывают. Еще вопросы будут?
— Извините Сергей, что я так... просто нам всем удивительно. Этот Ваш друг уже целую неделю, каждый день свой день рождения отмечает. И каждый раз на пять, шесть персон, не больше. Нет чтобы сразу на всех... Какие только актеры к нему не приходили и все разные. Только именинник с бабушкой одни и те же...



ЗЛОДЕЙ-МУСУЛЬМАНИН
Однажды мне в литовском фильме «Час полнолуния», — рассказывает главный кинозлодей российского кинематографа Владимир Епископосян, — по сюжету надо было изнасиловать католичку, которую играла известная польская актриса Брыльска. Барбару в рванье положили на пол, и началась катавасия.
Вдруг режиссёр Арунас Жебрюнас останавливает съёмку и говорит: надо, мол, чтобы во время полового акта я «что-то бормотал по-мусульмански». Поначалу я было растерялся, а потом придумал! Всю долгую сцену я издавал странные звуки.
По завершению съёмки эпизода режиссёр спросил, что же я говорил.
А я ответил, что когда учился в начальных классах, моя мама заболела и отправила меня на полгода к своим родственникам а Азербайджан. Там в школе я выучил на азербайджанском языке стихотворение о Ленине, которое по памяти и декламировал, насилуя со зверским выражением на лице несчастную католичку. А перевод такой: «Открыл я утром глаза от первых лучей и понял, что эту солнечную свободу подарил мне дедушка Ленин».



ИСТОРИЯ ИЗ ИСТОРИИ

Охарю повезло. Не успели его, измученного и истерзанного, доволочь до места казни, как кто-то скомандовал:
— К царю этого сукиного сына!
Стрельцы недоуменно переглянулись, но приказ есть приказ.
Иван Грозный долго и напряженно разглядывал пальцы фальшивомонетчика, знал, что Охарь своих не выдал и помочь ему будет некому. Но вроде бы все обошлось: костяшки были целы.
— А такие сможешь сделать? Десяти штук хватит. – Царь протянул Охарю какие-то иноземные монеты.
— Состав надо знать. А так что же... — Он пожал плечами.- Десять дён хватит.
— Пять! И тогда тебя повесят. А не сделаешь, замучают в пыточной, пока своих не сдашь, и горло расплавленным свинцом зальют.

... -Прибыло посольство с дарами, Ваше Величество!
— Ах, я уже слышала, лорд-канцлер казначейства – они от этого кошмарного Ивана Четвертого! Терпеть его не могу, как бы нам избавиться от них поскорей!?
— Но нам надо хотя бы дары принять. – Казначей протягивает английской королеве Елизавете 10 монет.
— Да это ж наши деньги!
— Увы, это искуснейшая подделка.
— И что вы хотите этим сказать?..
— Что если на Руси наладят производство наших денег, наша денежная система рухнет вместе с нашей международной торговлей.
Королева отошла к окну.
— И чего эти русские от нас хотят?
— Оружия. Но мы же даем его только своим союзникам
— Я полагаю, — сказала королева, помолчав, — Иван Четвертый наш добрый друг и прекрасный государь. Отгрузите им оружие.
...Охаря все же отпустили, даже гонорар ему дали – тех английских деньжат, что ему как модели вручили.

Лучшие истории дня от 30-09-2012
2597
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top