Лучшие истории дня от 05-03-2013

Просмотр списком

80-тые годы, дачный кооператив. Председатель свалился с инфарктом, и отказался от должности. На собрании выбирают нового председателя. Желающих не слишком много, точнее вообще нет — кому охота лишнюю нервотрёпку за совершенно символические деньги?! Все отговариваются, мол, семья, дети, некогда.

Уговаривают местного бездетного вдовца Иваныча:


— Иваныч, ну будь ты председателем, больше некому!
— Дык я ж не умею, не справлюсь!
— Поможем, поможем!!!
— Дык я ж не знаю бумажек ентих!
— Поможем, поможем!!!
— Дык я ж выпиваю, пропью вам кооператив нафиг!
— Поможем, поможем!!!



Утро. Завтрак. Сын десяти лет отказывается доедать до конца;
говорит, что уже наелся. Непорядок. Затягиваю известную песню
о том, что в мире миллионы людей голодают; что за эти
оставшиеся пол-тарелки в некоторых точках земного шара люди
готовы были бы драться и друг друга убивать.
На что сын отодвигает тарелку и объявляет:
— Хорошо, отдай это голодающим!



В Нью-Йорке есть обычай на лето вывозить детей а апстейт (северную часть штата), в деревенские домики в горах, подальше от раскаленного асфальта. Так испокон веку делали многодетные хасиды, а затем их примеру последовали привычные к дачной жизни русские.

Вот, в одно довольно давнее уже жаркое пятничное утро я оседлал свой верный Nissan Quest 95-го года и повез в апстейт экипаж в составе: четырехлетний сын, двухлетняя племянница, жена брата (та самая Лина, о приключениях которой я не раз писал) на последнем месяце беременности и бабушка. Выехали пораньше, потому что к полудню на шоссе будет не проехать от хасидов, спешащих добраться до места до начала шаббата.

На мосту Джорджа Вашингтона дети запросились в туалет, причем специально взятый в дорогу музыкальный горшок проигнорировали, а потребовали более цивилизованных условий. Ладно, прямо за мостом есть заправка, которая всегда напоминала мне анекдот о праведном еврее – тот, где он хорошенько помолился, и кругом суббота, а на дороге, по которой ему надо ехать, сплошной четверг. В смысле, там кругом штат Нью-Йорк, а непосредственно на заправке – штат Нью-Джерси, и бензин на полтинник за галлон дешевле. По этому поводу там всегда полно машин, кто же откажется сэкономить.

На заправке я, каюсь, поступил не очень хорошо – встал не на парковке, а на аварийку прямо у дверей магазинчика, в котором удобства. Но больно уж дети торопили. Извлечь их из автокресел оказалось нетривиальной задачей, все пространство вокруг сидений (а места в минивэне много) было плотно заставлено сумками, пакетами и клунками с провизией и другим необходимым для детского отдыха барахлом. Высадили их, сводили в туалет, посадили обратно, я сел за руль, хвать-похвать – а ключей от машины в кармане нет.

Понятно, что я их выронил где-то салоне, пока возился с детьми, но где? Это же надо все 150 сумок перерывать. Начинаем их методично вытаскивать, искать и внутри, и на полу под ними. Где-то на тридцатой сумке подъезжает полицейская машина:
— Здесь нельзя стоять. Уезжайте!
Я:
— Рад бы, но ключи потерял.
Полицейский, подумав:
— Запасные есть у кого-нибудь?
— Есть.
— Сколько надо, чтобы их привезли?
— Ну... минут сорок.
— Жду ровно сорок минут, потом штрафую.

Звоню обладателю вторых ключей – бывшей жене. Мы в тот период как раз разводились, жили уже врозь, но машиной и ребенком еще пользовались по очереди. Разбудил, выслушал много ласковых слов с сексуальным оттенком. Наконец говорит со вздохом:
— Ладно, что с вами делать. Ждите, привезу (имеется в виду – возьмет машину нового спутника жизни). Где вас искать?
— Знаешь заправку сразу за мостом Вашингтона? Вот там.

Ждем на жаре сорок минут. Ну, где сорок, там и шестьдесят. Продолжаем перебирать сумки и клунки, перерыли уже все по три раза, ключи как сквозь землю провалились. Полицай со своей светомузыкой стоит рядом, типа охраняет. Хреново охраняет, каждый второй водитель подходит поинтересоваться, что случилось. Одни ржут, другие сочувствуют, третьи пытаются помочь в поисках, четвертые все сразу. Звонит супруга:
— Ну где вы там? Я всю заправку обошла, вас не вижу.
— Как это не видишь? Мы тут такое лазерное шоу устроили, наверно, из Манхэттена видно.
— Нет тут никаго шоу. Очередь из машин на полмили, больше ничего.

И тут я соображаю, в чем дело. Чертов мост Джорджа Вашингтона имеет два уровня. Кстати, когда пристроили нижний, то нью-йоркцы окрестили его именем Марты Вашингтон. Логично, кто еще может лежать под Джорджем. Из Бруклина в апстейт дорога лежит через верхний уровень, а из Бронкса, где обосновалась жена, попадаешь на нижний. Или наоборот, не помню уже. На другом уровне тоже есть нью-джерсийская заправка. Объясняю это супруге. Выслушиваю новую порцию комплиментов, жду еще полчаса, пока она заново въедет на мост и съедет на нужном уровне. Наконец получаю вожделенные ключи. Под нежными взглядами полисмена и зевак (как же, все кончилось хорошо, семья соединилась) грузим все клунки обратно и уезжаем.

Далеко не уехали. Пробка на шоссе совершенно немыслимая даже для этого времени дня и года. Просто столпотворение. Продвигаемся по полдюйма в час. Хасиды в соседних машинах усердно молятся – видимо, понимают, что до шаббата никак не успевают, и просят сделать на дороге четверг. Посмотрев на измученных пассажиров, я принимаю решение уйти с шоссе и добираться по проселочным дорогам. Навигатора у меня тогда еще не было, на местности ориентируюсь средне ближе к никак, поэтому звоню брату на работу, он открывает Google Maps и пытается мной дистанционно руководить.

Едем через бесконечные деревни, поля и горы.
Сын: — Я есть хочу!
Бабушка: — На тебе яблочко.
Сын: — Не хочу яблочко, хочу пиццу.
Племянница: — Хасю пис!
Бабушка: — На тебе горшок.
Племянница: — Не хасю гасёк, хасю пис!
Лина: — «Пис» — это не «писять», это «пицца».
Брат (в телефон): — Где ты едешь?
Я: — Черт его разберет. Что-то длинное на «Л».
Брат: — Если это Линкольнвилль, то через пять миль направо на шестую дорогу, а если Лексингтонхиллс, то я тащусь, куда ты заехал.
Лина: — Там по дороге есть госпиталь? А то я сейчас рожу прямо здесь.
В общем, доехали уже ближе к ночи, смертельно усталые, но дико счастливые оттого, что никого не потеряли в дороге, и еще больше – оттого, что пассажиров в дороге не прибавилось.

В понедельник, вернувшись в город, я узнал из газет, чем была вызвана пробка. Там случилась авария. Милях в десяти дальше по шоссе, примерно в то время, когда мы должны были бы там проезжать, если бы не катавасия с ключами, опрокинулся многотонный грузовик и придавил собой Nissan Quest 95-го года. Еврейская семья, ехавшая в «Ниссане», погибла целиком.

Что касается ключей, то они нашлись уже на следующее утро. В музыкальном горшке, будь он неладен.



К истории о кошаке-зенитчике.

Не буду врать... имени летчика сейчас не помню. Назовем его Н.

Летал он во время войны на штурмовике Ил-2. Одноместном, без заднего стрелка. И сбивали их поначалу безбожно. Ильюшин-то проектировал свой штурмовик двухместным. Но товарищ Сталин посчитал, что лучше взять лишнюю бомбу, и вычеркнул своим красным карандашом и место заднего стрелка, и сотни жизней летчиков. Потом самолеты стали делать двухместными, но... это потом.

У этого летчика была псина, которую он подобрал, прикормил, и она дожидалась его на стоянке самолета, пока он не возвращался из полета. Однажды, когда нужно было облетать самолет по кругу в районе аэродрома (после ремонта), Н. решил покатать и псину. Благо, штурмовик — не истребитель: места в кабине поболее. Да и «мертвые петли» на штурмовике не принято крутить.

Пристроил он псину мордой назад, лапами за бронеспинку и полетел. Уже собрался заходить на посадку, когда псина забеспокоилась, шерсть дыбом, глаза из орбит, лает, аж слюной захлебывается. Н. оглянулся, но ничего не заметил.

Нужно сказать, что у Ила обзор назад — никакой. А назад-вниз просто не реально что-то увидеть.
Но какая-то чуйка подсказала Н., что псина бесится не спроста.

Педаль руля поворота вниз до упора и в левое скольжение. А справа прошла «сочная» пушечно-пулеметная очередь, и проскочила пара мессеров-охотников.

После этого Н. летал только со своей псиной.
Она смотрела назад и лаяла только на «мессеры и фоккеры». Своих игнорировала. При этом псина реагировала даже на те самолеты, которые не попадали в поле зрения, а заходили снизу. Как сквозь рев двигателя она слышала звуки немецких самолетов? Может, просто, жить хотела?

Вот так у Н. появилось живое зеркало заднего вида.



У моей подруги гениальная мать.
Стоим мы возле ее дома, подруга ключи забыла, а с нами собака, которая давным-давно все свои и не свои дела сделала и довольно настойчиво просилась домой.
Подруга не увидела другого выхода, кроме как позвонить маме.
Разговор был примерно такой:
— Алло, мам, привет. А вы где?
— Да недалеко от дома в магазин заехали, а что?
— Я просто ключи дома забыла...
— Ох, господи... Ладно, сейчас подъедем. Ты пока собаку домой заведи.
Занавес.

Лучшие истории дня от 05-03-2013
8768
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top