5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

Просмотр списком

В этом году на конкурсе Московского кинофестиваля стартует 16 лент. Среди них мы отобрали пятерку самых интересных, которые рекомендуем посмотреть и вам.

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

«Роль». История создания этого фильма насчитывает более трех десятилетий. Началась она, когда Лопушанский был еще начинающим и слишком амбициозным режиссером. Настолько амбициозным, что взялся вдоль и поперек переписывать сценарий, написанный специально для него маститым уже на тот момент драматургом Павлом Финном. Что из этого вышло? Финн смертельно обиделся на Лопушанского, а Госкино выбросило сценарий в корзину. Молодого режиссера обнадежил лишь тот факт, что сценарий был положен на полку в один день с новой лентой Алексея Германа «Мой друг Иван Лапшин». Через двадцать лет Лопушанский вернулся к злополучному сценарию и опубликовал его в журнале «Искусство кино» под двумя фамилиями — своей и Финна. Многие тогда сочли, что сценарий написан по произведениям Андрея Платонова, но на деле это лишь удачная под него стилизация. Впрочем, тогда опять не удалось запуститься с фильмом. Только два года назад наконец-то начались съемки. Картина — об актере, проживающем по сути три жизни, о том, где таится секрет актерства и в каких плоскостях лежит природа искусства перевоплощения. В главной роли — Максим Суханов.

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

«Трилогия «Рай». Один из самых смелых и актуальных европейских режиссеров, австриец Ульрих Зайдль объединил в своей трилогии три, по его разумению, ипостаси рая — любовь, веру и надежду. Три части трилогии — «Рай. Любовь», «Рай. Вера» и «Рай. Надежда» — встряхнули три подряд крупнейших кинофестиваля: Канны, Венецию и Берлин. Трилогия рассказывает о поисках того самого рая тремя женщинами-родственницами — немолодой толстой австрийкой на кенийском курорте в обществе мускулистых неутомимых аборигенов («Любовь»), ее сестрой — религиозной фанатичкой («Вера») и ее дочерью-подростком с избыточным весом в специальном лагере для тучных детей («Надежда»). Если совсем коротко, то окончательный смысл всей трилогии в том, что ни любви, ни веры, ни надежды на этом свете нет. Есть лишь наши представления о них, в той или иной степени отягощенные нашим собственным опытом. Жесткие и идеально (особенно первая часть) выстроенные фильмы-памфлеты балансируют на грани с документалистикой — настолько органично Зайдль плетет историю и настолько органично актеры следуют режиссерской концепции.

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

«Вуди Аллен». История создания этого фильма достаточно примечательна и говорит о его авторе столько же, сколько и о герое. В течение 25 (!) лет Уайде преследовал Вуди Аллена с просьбой разрешить ему снять о нем фильм. 25 (!) лет Вуди Аллен не давал согласия. Это была борьба не на жизнь, а на смерть. Великая битва слона с китом. Война Алой и Белой роз. Наконец непобедимый Вуди сдался, и победитель полтора года снимал чуть ли не каждую минуту его жизни. Потом смонтировал — и получился фильм про абсолютно счастливого человека. Про художника в том смысле, в каком вообще Природа задумала художников, — свободного, независимого, увлеченного и с тридцатого этажа плюющего на то, что о нем скажут. Он хочет снимать — снимает, не думая ни про гонорары, ни про кассовые сборы, ни про фестивальную судьбу. Он хочет учиться играть на кларнете — и ради этого пропускает церемонию «Оскара», ему не до нее. Он женится на собственной падчерице, не обращая внимания на обвинения в педофилии. Он не боится самоповторов, потому что только по-настоящему свободный и независимый художник имеет право и даже обязан не помнить того, что он уже сделал.

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

«Вечное возвращение». Как-то Фридрих Ницше сидел в тени пирамидальной скалы в тихом местечке швейцарских Альп. Он безмятежно смотрел ввысь, когда вдруг его озарила простая, веселая и страшная мысль: все это уже было и все это еще будет. Время в его бесконечном течении должно с неизбежностью повторять одинаковое положение вещей. Эту мысль он впоследствии сформулировал как «высшую формулу утверждения, которая вообще может быть достигнута». Кира Муратова не лукавит и не делает вид, что ничего не слышала про ницшеанскую теорию вечного возвращения. Гениальный режиссер, она лишь применила эту теорию к своему собственному вИдению мира и его, мира, цикличности. Ее новая картина – мистификация, игра в сказку, набор сюжетов, связанных единым ритуальным ходом, когда вся странная история оказывается кинопробами к фильму, который так и не успел начать некий только что скончавшийся режиссер. Художественный прием, на котором строится вся стилистика Муратовой, — прием повторов, — здесь как нигде к месту. Вечное возвращение — оно не только в отсылах к Ницше. Оно и в вечности сюжетов, которые со времен австралопитеков не слишком меняются. Оно и в старом, как сам мир, секрете творчества, возникающем словно из ничего и снова погибающем. И опять целый букет муратовских звезд: Рената Литвинова, Олег Табаков, Алла Демидова, Наталья Бузько и масса созвездий уже ставших фирменными муратовскими «не-актеров».

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть

«Распутин». Этот фильм оброс таким количеством загадок, что не упомянуть о нем было бы по меньшей мере непрофессионально – в конце концов никто не обещал писать тут лишь о художественных удачах. Но «Распутин» стоит особняком. И главная загадка здесь: каким образом фильм французского режиссера Жозе Дайян на наших широтах обрел в титрах другую фамилию режиссера — Ираклий Квирикадзе? Говорят, он его сильно перемонтировал. Ну ладно. Допустим, перемонтировал, но разве монтаж и даже перемонтаж — это повод менять фамилию режиссера в титрах? И можно ли перемонтировать до такой степени, чтобы убогая во всех смыслах работа вдруг обрела черты художественного произведения? Да еще такого, что им не стыдно будет закрыть крупный и престижный кинофестиваль, каковым позиционируют свое детище организаторы. Отметим также, что впервые за долгую историю ММКФ фильмом закрытия мы имеем телевизионный продукт. Впрочем, в этой ситуации точнее будет сказать, что не мы его, а он нас имеет. Выдержать полуторачасовое зрелище говорящих голов, пусть это даже головы Жерара Депардье, Владимира Машкова, Фанни Ардан, — сродни подвигу. И примирить с необходимостью совершать подвиг в мирное время не может даже уморительный Депардье, которого камера даже стесняется снимать ниже груди, дабы безрамерный живот зрителю в глаза не лез. Поскольку Депардье теперь зачислен в когорту российских актеров (кстати, долго ли нам ждать, пока его сделают секретарем Союза кинематографистов РФ?!) с мордовской пропиской и близких друзей Самого Главного Кинозрителя, то надо думать, что занять столь почетное место в фестивальной табели о рангах «Распутину» довелось не случайно.

5 фильмов Московского кинофестиваля, которые нужно посмотреть
9080
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top