Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Просмотр списком

27 июля исполняется 102 года со дня рождения известного советского разведчика, человека несгибаемой воли и мужества, Николая Ивановича Кузнецова. Его биография укладывается в несколько строк. Все было на его пути – недоверие властей, и минуты славы. О его деяниях и бессмертном подвиге читайте далее.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Родился будущий разведчик в деревне Зырянке Пермской губернии Екатеринбургского уезда в 1911 году. Был он пятым ребенком в большой крестьянской семье. Отец его Иван Павлович Кузнецов был в деревне уважаемым человеком, семь лет отслужил в столичном гренадерском полку. За добросовестную службу и меткую стрельбу пожалован был серебряным рублем, часами и голубой кружкой с портретами царя. Мать Анна Петровна, простая крестьянка, по отзывам односельчан, имела доброе сердце и золотые руки. Воспитала шестерых детей.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов
Ника Кузнецов (стоит справа), А.С. Колотыгин (крайний слева), В. Голиков и С. Дудин с семьей хозяйки квартиры Е.П. Масловой

В 1926 году Николай Кузнецов окончил 7-летнюю школу и уезжает в Тюмень, где поступает на агрономическое отделение техникума, вступает в комсомол.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов
Ника Кузнецов — выпускник семилетки (1926)

Вскоре Николай оказался перед выбором: умер от скоротечной чахотки отец, а фактически единственным мужчиной в доме остается он сам – сестры не в счет, а младший брат еще не дорос, чтобы взвалить на себя дом.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Николай хотел бросить техникум, но мать и сестры настояли не делать этого. Во время учебы Николай не только получил агрономические знания, но и проявил лингвистические способности, выучив немецкий и польский языки, овладел эсперанто. К 30-м годам прокатилась волна коллективизации, в помощь инструкторам привлекли и комсомольцев Талицкого лесного техникума, где учился Николай. Он решает личным примером агитировать вступать в колхоз. В мае 1929 г. семья Кузнецовых вступает в коммуну «Красный пахарь» и передает в общее пользование весь сельскохозяйственный инвентарь, скот, надворные постройки. Хотел как лучше, а получилось как всегда – раз есть что нести в колхоз, значит – «барин». Как «антисоветского элемента» его исключили из комсомола, а вслед за этим последовало отчисление из техникума. Сколько он ни добивался справедливости, — все было бесполезно. Семью нужно было как-то кормить, и он устроился на работу в колхоз, а затем подался в Кудымкар, столицу Коми-Пермяцкого национального округа, где устроился в местное земельное управление. Через два года его восстановили в комсомоле и даже в техникуме, правда, не разрешили защитить диплом, видимо, довлело «белогвардейское происхождение» — выдали справку о прослушанных дисциплинах. А вскоре и женился на Елене Чугаевой, медсестре местной больнице. Но союз просуществовал недолго, хотя брак официально расторгнут не был. Работая таксатором, донес на своих коллег, занимавшихся приписками. В места не столь отдаленные загремели все, правда, на разные сроки: расхитители социалистической собственности получили около 8 лет заключения, а Кузнецова приговорили к году исправительных работ с удержанием 15 % зарплаты. Николай снова был исключен из рядов ВЛКСМ.

В 1933 г. умирает его мать, а в 1934-м Николай уезжает в Свердловск, где сначала работает статистиком в тресте «Свердлес», потом чертежником на Верх-Исетском заводе, а затем расцеховщиком конструкторского бюро на Уралмаше. Именно этот знаменитый завод и стал для него настоящей профессиональной и жизненной школой. В то время на Уралмаше работало много зарубежных специалистов, и Николай получил возможность практиковаться в немецком языке. В общении с инженерами из Германии Кузнецов не только совершенствовал лингвистические навыки, но и стремился перенять знания, манеры, жесты, обычаи. Кроме того, проведя несколько лет в Коми-Пермяцком национальном округе, выучил и местный язык, что, несомненно, привлекло внимание нквдшников. Его способности и определили судьбу будущего разведчика. Тогдашние службы безопасности предложили Николаю работать в негласном штате ОГПУ, и он согласился. Первый его псевдоним – Кулик, затем — Ученый. Именно под этими именами он громил, как бы мы сейчас выразились, бандформирования в округе. В январе 1936 г. Кузнецова официально взяли на работу в службу государственной безопасности в качестве спецагента под псевдонимом Колонист. А в феврале этого же года он как злостный прогульщик лишился места на Уралмаше. В 1938-м, когда ОГПУшники калечили судьбы многих, Николай подвергся аресту, провел несколько месяцев в тюрьме –видимо, сказались прежние грехи: два исключения из ВЛКСМ, исправительные работы. Но на этот раз справедливость восторжествовала, и его отпустили. Мало того, по рекомендации Михаила Ивановича Журавлева, тогдашнего наркома НКВД Коми АССР, Николай был принят в центральный аппарат НКВД как одаренный агент (Кузнецов освоил шесть диалектов немецкого). Так, несмотря на свою запятнанную биографию, в сложное для страны время Николай Кузнецов стал особо засекреченным спецагентом с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата. Теперь его имя — Рудольф Вильгельмович Шмидт. С 1938 года выполнял спецзадание по внедрению в дипломатическую среду Москвы – активно знакомился с иностранными дипломатами, посещал светские мероприятия, выходил на друзей и любовниц дипломатов. С самими дипломатами заключал сделки по покупке разных ценных товаров. Так, в частности, был завербован советник дипломатической миссии Словакии в СССР Гейза-Ладислав Крно.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Для работы с немецкой агентурой для Кузнецова была придумана легенда: немец по происхождению Рудольф трудился инженером-испытателем на московском авиационном заводе № 22. Он как-то умел не вызывать никаких подозрений, и ему доверяли. С помощью Кузнецова был разоблачен Норберт Вильгельм Баумбах, военно-морской атташе Германии в СССР, который чуть не передал врагам секретные бумаги. Также Кузнецов принимал участие в перехватах дипломатической почты, когда дипкурьеры останавливались в гостиницах, таких как «Метрополь», вошел в окружение военного атташе Германии в Советском Союзе Эрнста Кёстринга, что позволило спецслужбам наладить прослушивание квартирыдипломата.

Когда началась Великая Отечественная война, Кузнецов вошел в разведывательно-диверсионную группу для работы за линией фронта в тылу, которую возглавлял старший майор государственной безопасности Павел Анатольевич Судоплатов. В январе 1942-го эта «Особая группа при наркоме внутренних дел» была преобразована в 4-е управление НКВД. Теперь же он был Паулем Вильгельмом Зибертом, немецким офицером, который сначала покорял небеса, служа в люфтваффе, а потом переквалифицировался пехотинцем. Чтобы не вызывать подозрений у фашистских генералов, изучал привычки немецких солдат в красногорском лагере для военнопленных. Обладал железной волей, и именно поэтому было решено использовать Николая в тылу врага по линии «Т» (террор).

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

«ПИСЬМО С ПРОСЬБОЙ ОТПРАВИТЬ В ТЫЛ ВРАГА

3 июня 1942 г.

Я, как всякий советский человек, в момент, когда решается вопрос о существовании нашего государства и нас самих, горю желаниемпринести пользу моей Родине. Бесконечное ожидание (почти год!) при сознании того, что я, безусловно, имею в себе силы и способности принести существенную пользу моей Родине, страшно угнетает меня. Как русский человек, я имею право требовать предоставить мне возможность принести пользу моему Отечеству в борьбе против злейшего врага. Дальнейшее пребывание в бездействии я считаю преступным перед совестью и Родиной. Прошу довести до сведения руководства этот рапорт. Я вполне отдаю себе отчет в том, что очень вероятна возможность моей гибели при выполнении заданий разведки, но смело пойду в тыл врага, так как сознание правоты нашего дела вселяет в меня великую силу и уверенность в конечной победе. Это сознание дает мне силы выполнить долг перед Родиной до конца.

Кузнецов.

ИЗ ПИСЬМА БРАТУ — В. КУЗНЕЦОВУ

25 июля 1942 г.

... В ближайшие дни отправлюсь на фронт. Лечу на самолете.

Витя, ты, — мой любимый брат и боевой товарищ, поэтому я хочу быть с тобой откровенным перед отправкой на выполнение боевого задания. Война за освобождение нашей Родины от фашистской нечисти требует жертв. Неизбежно приходится пролить много крови, чтобы нашалюбимая Отчизна цвела и развивалась и чтоб наги, народ жил свободно.

Для победы над врагом наш народ не жалеет самого дорогого — своей жизни. Жертвы неизбежны. И я хочу откровенно сказать тебе, что очень мало шансов за то, чтобы я вернулся живым. Почти сто процентов за то, что придется пойти на самопожертвование. И я совершенно спокойно и сознательно иду на это, так как глубоко сознаю, что отдаю жизнь за святое, правое дело, за настоящее и цветущее будущее нашей Родины.

Мы уничтожим фашизм, мы спасем Отечество. Нас вечно будет помнить Россия, счастливые дети будут петь о нас песни, и матери с благодарностью и благоговением будут рассказывать детям о том, как в 1942 году мы отдали жизнь за счастье нашей горячо любимой Отчизны. Нас будут чтить и освобожденные народы Европы.

Разве может остановить меня, русского человека, большевика, страх перед смертью? Нет, никогда наша земля не будет под рабской кабалой фашистов. Не перевелись на Руси патриоты, на смерть пойдем, но уничтожим дракона!

Храни это письмо на память, если я погибну, и помни, что мстить — это наш лозунг. За пролитые моря крови невинных детей и стариков месть фашистским людоедам! Беспощадная месть! Чтоб в веках их потомки заказывали своим внукам не совать своей подлой морды в Россию. Здесь их ждет только смерть...

Перед самым отлетом я еще тебе черкну.

Будь здоров, братец. Целую крепко.

Твой брат Николай.

ПИСЬМО-ЗАВЕЩАНИЕ

КОМИССАРУ ОТРЯДА МАЙОРУ СТЕХОВУ

Завтра исполняется 11 месяцев моего пребывания в тылу немецких войск. 25 августа 1942 года в 24 час. 05 мин. спустился на парашюте, чтобы нещадно мстить за кровь и слезы наших матерей и братьев, которые стонут под ярмом немецких оккупантов. 11 месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром немецкого офицера. Я готовился к смертельному для фашистов удару, пробивался в самое логово сатрапа — немецкого тирана на Украине Эриха Коха.

Задание очень важное, и, чтобы его выполнить, нужно пожертвовать своей жизнью, ибо уйти из центра города после удара по врагу на параде — совершенно невозможно. Я люблю жизнь. Я еще очень молод. Но потому, что Отчизна, которую я люблю, как свою родную мать, требует от меня пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и большевик. Пусть запомнят фашистские главари, что покорить наш народ невозможно так же, как и погасить солнце.

Немецкие кретины Гитлер, Кох и компания думали уничтожить наш великий советский народ. По своему скудоумию они думали, что в море крови можно утопить русский и другие братские народы СССР.

Они забыли или не знали истории, эти дикари XX века. Они поймут это 29 июля 1943 года по свисту и взрыву противотанковой гранаты, когда их поганая немецкая кровь брызнет на асфальт... Пусть я умру, но в памяти моего народа я буду бессмертен.

«Пускай ты умер! Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету». Это мое любимое произведение Горького, пусть чаще читает его наша молодежь, из него я черпал силы для подвига.

Ваш Кузнецов. Прочитать только после моей гибели. 24/VII. 1943 г. Кузнецов».

Летом 1942-го он снова меняет фамилию. Как Грачёва его направляют в отряд специального назначения «Победители», которым командовал полковник Дмитрий Медведев.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Местом дислокации был выбран город Ровно, где в то время располагался немецкий главенствующий штаб на территории Украины. Под именем Пауля Зиберта с документами сотрудника тайной немецкой полиции он общается с офицерами вермахта, высшими чиновниками от оккупации, передавая ценные сведения партизанам. Весной 1943-го продвинулся по службе, став «обер-лейтенантом», в это же время предпринимает несколько попыток уничтожить главного рейхскомиссара Украины Эриха Коха – но все они провалились. Не удалась и попытка покушения на Альфреда Розенберга. Зато Кузнецов уничтожил заместителя Коха по финансам Ганса Геля и его секретаря Винтера. В попытке убить Даргеля Кузнецов сам был травмирован, а главного фашиста отправили в Берлин. Но все же Николай поспособствовал похищению командира соединения «восточных батальонов» генерал-майора Макса Ильгена вместе с Паулем Гранау. Однако этапировать в Москву их не удалось, после получения ценных материалов их расстреляли. В 1943-м Кузнецов, выведав ценную информацию о подготовке операции «Длинный прыжок», фактически о покушении на лидеров «Большой тройки» на предстоящей Тегеранской конференции, убил обер-фюрера Альфреда Функа, возглавлявшего юридический отдел рейхскомиссариата. Также благодаря Кузнецову стали доступны планы немецкого командования на Курской дуге.

В январе 1944 Кузнецов, «получивший» чин гауптмана, по приказу Медведева отправляется вслед за отступающими немецкими войсками с первой остановкой во Львове. Вместе с Кузнецовым выехали разведчики Иван Белов и Ян Каминский, у которого в этом городе жила родня и было немало знакомых. Во Львове Кузнецов уничтожил нескольких оккупантов — в частности, были ликвидированы шеф правительства Отто Бауэр и начальник канцелярии правительства генерал-губернаторства доктор Генрих Шнайдер.

Весной 1944 года ориентировки с описанием гауптамана имели многие немецкие патрули в городах Западной Украины. Кузнецов решает уйти из города, пробиться в партизанский отряд или выйти за линию фронта. 9 марта 1944 года группа Кузнецова вступила в открытый бой с фашистами около Боратина. В ходе перестрелки Николай Кузнецов и его спутники Ян Каминский и Иван Белов были убиты. По одной из версий, Николай подорвал себя гранатой.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость, проявленные при выполнении заданий командования, Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен высокого звания «Герой Советского Союза». Ранее он был награжден двумя орденами Ленина и медалью «Партизану Отечественной войны» 1 степени.

Возможная могила группы Кузнецова была обнаружена 17 сентября 1959 года в урочище Кутыки благодаря поисковой работе Николая Струтинского, его боевого товарища, который и добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме славы 27 июля 1960 года.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Несмотря на то что после войны имя Кузнецова стали носить многие улицы, в том числе и на Западной Украине, в 1990-е гг., когда развалился СССР, экстремисты и националисты выступали против увековечивания памяти легендарного советского разведчика. Так в 1992-м памятники Кузнецову во Львове и Ровно были демонтированы, а чтобы память о герое сохранилась, стараниями Струтинского львовский памятник был вывезен в Талицу.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

Могила Кузнецова долгое время оставалась незащищенной от нападок вандалов. И в 2007-м г. инициативная группа добилась перезахоронения останков героя в Екатеринбурге.

Имя Николая Кузнецова увековечено во многих документальных и художественных произведениях, среди которых мемуары «Это было под Ровно» Д.Н. Медведева, непосредственного руководителя отряда «Победители», его же романы «Победители», «Сильные духом»; книга серии «Жизнь замечательных людей» «Николай Кузнецов» А. Лукина, Т. Гладкова, книга последнего автора «Легенда советской разведки» и т.д.

Он явился прототипом сценических образов разведчиков в фильме «Сильные духом», «Подвиг разведчика», сериале «Отряд специального назначения», многосерийной киноленты, которая готовится к показу в 2013-м по ТВ «Вера. Надежда. Судьба».

В Москве на доме 20, корпус 1, по улице Старая Басманная, где Кузнецов проживал до 1942 года, установлена мемориальная доска. Также памятные доски есть в Екатеринбурге и в Талице.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов
Мемориальная доска в Екатеринбурге
Легенда советской разведки – Николай Кузнецов
Мемориальная доска в Талице

В честь Кузнецова названа малая планета (2233 Kuznetsov). Имя Николая Кузнецова носит одна из вершин Памира, которая была покорена свердловскими альпинистами в 1965 году.

Близ п. Новосёловский лесоучасток Кудымкарского района Пермского края местными жителями в 70-х годах прошлого века были произведены лесопосадки в форме слова «КУЗНЕЦОВ». В настоящее время слово отчётливо видно на снимках из космоса.

Легенда советской разведки – Николай Кузнецов

100-летию героя был посвящен специальный репортаж по Центральному телевидению.

2737
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top