Короткая, но яркая жизнь

Просмотр списком

30 июля 2013 года – 195 лет со дня рождения талантливой английской поэтессы XIX века Эмили Джейн Бронте. Она прожила всего 30 лет, но и за это время сумела оставить яркий след в литературе. Подробности читайте далее.

Короткая, но яркая жизнь

В трехлетнем возрасте потеряв мать, Эмили выросла буквально на руках у старшей сестры Шарлотты, тоже талантливой поэтессы и прозаика. После смерти супруги бедный мистер Бронте не знал, как управляться с детьми. На помощь ему пришла сестра его жены Элизабет Брэнуэлл, которая как могла занималась их воспитанием. Отец Эмили был священником, поэтому духовная составляющая жизни его детей была в приоритете. Он нанял для них учителей музыки и рисования. Если у Эмили был хороший слух и она прекрасно играла на пианино, то ее брат Патрик Бренуэлл проявлял способности к живописи. Именно он и оставил портреты своих обожаемых сестер. Еженедельные беседы мистера Бронте с детьми о прочитанных книгах и литературных проблемах, о политике стали доброй традицией семьи. Именно они заложили у них способность к аналитическому мышлению, философскому взгляду на мир.

Короткая, но яркая жизнь
Мистер Бронте с дочерьми

Когда Эмили исполнилось шесть, он отправляет ее с сестрами из родного местечка Хауорт в деревню Кован-Бридж для обучения грамоте в благотворительной школе «Clergy Daughters». В ее приходном журнале сохранилась такая запись об Эмили: «Эмили Бронте. Поступила 25 ноября 1824 в возрасте 6 лет. Читает очень прилично, немного шьет. Уехала 1 июня 1825». Как мы видим из документа, учиться в ней Эмили долго не пришлось. Имея склонность к меланхолии, девочка сильно скучала по дому и через полгода вернулась в родную деревню. Возвращению в родные пенаты способствовало и то, что Эмили тяжело справлялась с суровыми условиями жизни и жестокостью воспитателей и серьезно заболела. Кроме того, в школе вспыхнула эпидемия тифа, и многие учащиеся умерли. Не миновала сия участь и ее старших сестер Марию и Елизавету. Тогда отец и забрал оставшихся детей из этого учебного заведения. Только в 17 лет, будучи практически взрослым человеком, Эмили три месяца проучилась в Роухедской школе, но потом опять затосковала.

Мистер Бронте предполагал, что его дочери будут гувернантками или домработницами. В 1837 году Эмили стала работать в школе Лоу-Хилла (Галифакс). Ее педагогическая деятельность продлилась всего полгода. Хотя ей и нравилось учить других, по-настоящему счастливой ощущала себя Эмили только дома.

Так же как сестры и брат Бренуэлл, Эмили выражать свои мысли на бумаге, как только научилась читать и писать. Вместе с Энн они писали стихи и истории о вымышленном мире Гондал, сочиняли пьесы для домашнего кукольного театра, «издавали» собственный литературный журнал. Братья Белл – таков был псевдоним этой творческой семьи.

Короткая, но яркая жизнь
Подпись Братьев Белл

В отличие от своих сестер Эмили была довольно общительной девушкой, но только в пределах своей семьи. Для остальных она слыла замкнутым человеком, и, наверное, по этой причине у нее не было друзей. Основными ее собеседниками были помощники по хозяйству, сестры и брат. Распорядок дня ее был «режимным», но жила она в вымышленном мире, где фантазии и реальность были неразделимы. Если в детстве Эмили была очень слабой, то в девичестве проявляла железную волю, мужественно переносила свои печали и страдания.

Стихи Эмили проникнуты размышлениями о смысле жизни, о разуме, о Боге. Сама она была слишком религиозной, может быть, поэтому и отвергала медикаментозную и врачебную помощь в лечении хронической чахотки. Но это будет только в 1848-м, а в 1842-м она, охваченная идеей создания собственной школы, уезжает вместе с Шарлоттой в Брюссель, где на протяжении девяти месяцев занимается самообразованием и изучением французского языка в пансионате Эже. По возвращении до конца жизни не покидает Хауорт.

Склонность к литературному творчеству у Эмили врожденная. Ее отец тоже писал прозу и стихи; еще до рождения младшей дочери он издал двапоэтических сборника «Сельские стихи» (1811) и через два года «Сельский менестрель», а также книги рассказов «Лесной коттедж» (1815) и повесть «Дева из Килларни» (1818). Из сочинений его жены Марии Бронте сохранились любовная переписка и статья в газету «Преимущества бедности в религиозном отношении».

В 1846-м увидел свет поэтический сборник Братьев Белл. Критика высоко оценила стиль и содержание лирики, но никто из них и не догадывался, что на самом деле стихи Каррера, Эллиса и Эктона сочинили три образованные женщины. Эмили скрывалась за псевдонимом Эллис, именно ее поэтический талант особо отметили, сравнивая с такими известными английскими поэтами, как Байрон и Блейк.

Короткая, но яркая жизнь
Титульный лист поэтического сборника Братьев Белл

В 1847 году был опубликован роман «Грозовой перевал», при жизни Эмили незамеченный, но впоследствии прославивший ее имя в веках.

Короткая, но яркая жизнь
Известная английская писательница Э. Гаскелл отмечала, что это произведение вызвало у многих читателей дрожь ужаса и «отвращения к той выразительности... с которой были изображены дурные... персонажи». Однако роман оказывает мощное психологическое воздействие, показывая борьбу темного и светлого, добра и зла. Миру жестокости и коварства противопоставлены разум и справедливость. Огромная жизненная мудрость и духовная сила пронизывает весь роман.

Оставила Эмили и несколько эссе на французском, а также парочку дневниковых записей, дошедших до современного читателя. Приведем страничку, написанную под впечатлением прошедшего дня рождения Эмили в 1845-м:

«Хоуорт, вторник, 30 июля 1845 г. День моего рождения — дождливый, ветреный, прохладный. Сегодня мне исполнилось двадцать семь лет. Утром мы с Энн вскрыли бумаги, которые написали четыре года назад, когда мне исполнилось двадцать три года. Эту бумагу мы намерены вскрыть, если все будет хорошо, через три года — в 1848-м. Со времени прошлой бумаги 1841 года произошло следующее. План открыть школу был оставлен, и вместо того мы с Шарлоттой 8 февраля 1842 года уехали в Брюссель. Брэнуэлл оставил свое место в Ладденден-Футе. Ш. и я вернулись из Брюсселя 8 ноября 1842 года из-за смерти тети. Брэнуэлл уехал гувернером в Торп-Грин, где Энн продолжала учить детей, в январе 1843 года. В том же месяце Шарлотта вернулась в Брюссель и, пробыв там год, возвратилась в день нового, 1844 года. Энн сама отказалась от места в Торп-Грине в июне 1845 года. Мы с Энн отправились в наше первое длительное путешествие вдвоем 30 июня в понедельник, переночевали в Йорке, вечером во вторник вернулись в Кейли, переночевали там и вернулись домой пешком в среду утром. Хотя погода была не очень хорошая, мы получили большое удовольствие, если не считать нескольких часов в Брэдфорде. И все эти дни мы были Рональдом Маколгином, Генри Ангора, Джульеттой Ангустина, Розабеллой Эсмолдан, Эллой и Джулианом Эгремонами, Катарин Наваррой и Корделией Фицафолд, бежавшими из Дворцов Просвещения, чтобы присоединиться к роялистам, которых сейчас беспощадно теснят победоносные республиканцы. Гондалцы по-прежнему в полном расцвете. Я пишу труд о Первой войне. Энн занята статьями о ней и книгой Генри Софоны. Мы намерены твердо держаться этой компании, пока она нас радует, в чем, счастлива сказать, сейчас ей отказать нельзя. Следует упомянуть, что прошлым летом мысль о школе обрела прежнюю силу. Мы напечатали проспекты, отправили письма всем знакомым, излагая наши планы, сделали все, что могли, но ничего не получилось. Я теперь никакой школы не хочу, да и остальные к ней поостыли. Денег для наших нужд у нас сейчас достаточно, и есть надежда, что их будет больше. Мы все более или менее здоровы, только у папы побаливают глаза, и еще за исключением Б., но, надеюсь, ему станет лучше, и он сам станет лучше.Сама я вполне довольна: не сижу без дела, как раньше, хотя так же полна сил, и научилась извлекать из настоящего все, что возможно, не томясь по будущему и не досадуя, если не могу делать того, чего желала бы. Редко, если не сказать никогда, страдаю от безделия и желаю только, чтобы все были столь же довольны и чужды отчаянию, как я, и тогда бы мы обитали в очень сносном мире. Оказывается, мы по ошибке вскрыли бумаги 31, а не 30. День вчера не особенно отличался от нынешнего, но утро было божественное. Табби, которая в прошлой бумаге нас оставила, затем вернулась, и прожила с тех пор у нас два с половиной года, и находится в добром здравии. Марта тоже уходила и тоже опять здесь. У нас есть Флосси, был Тигр, но мы его лишились, как и Героя — сокола. Его отдали вместе с гусями, и он, наверное, погиб когда я вернулась из Брюсселя, то наводила справки о нем у всех, но ничего не узнала. Тигр умер в начале прошлого года. Страж и Флосси здоровы, как и канарейка, которая появилась четыре года назад. Сейчас мы все дома, и, вероятно, надолго. Во вторник Брэнуэлл уехал в Ливерпуль погостить там неделю. Табби, совсем как прежде, допекает меня своим «чистьтошку». Не будь дождя и свети солнце, мы с Энн собирали бы черную смородину. Продолжать я дальше не могу, надо перелицовывать и гладить. У меня много всякой работы, я пишу и вообще очень занята. С наилучшими пожеланиями всему дому до 30 июля 1848 года и еще как можно дольше. Я кончаю. Эмили Бронте».

Также сохранилась страничка с рисунком Эмили. На нем девушка изобразила себя со своими любимыми домашними животными.

Короткая, но яркая жизнь

А вот письмо Эмили Энн от 26 июня 1837 года с эскизом Эмили, изображающим ее саму и сестру.

Короткая, но яркая жизнь

Память об Эмилии, Шарлотте и Энн, талантливых литераторах, увековечена в Музее сестер Бронте (Хауорт, Англия).

Короткая, но яркая жизнь
Отчий дом сестер Бронте — ныне музей, где хранятся их личные вещи, картины их брата Патрика Бронте и воссоздана атмосфера той эпохи

Парк музея украшает скульптура «Сестры».

Короткая, но яркая жизнь

В их честь также назван кратер на Меркурии.

Короткая, но яркая жизнь
2390
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top