15 популярных книг Виктора Шендеровича

Просмотр списком

15 августа отмечает свое 55-летие известный российский писатель-сатирик и публицист, теле- и радиоведущий, человек либеральных взглядов Виктор Анатольевич Шендерович. К такой дате за его плечами не только литературные опусы для эстрадников, но и сценарии документальных фильмов, телевизионных программ (например, «Куклы», «Итого»), многочисленные престижные премии. Но более всего привлекает творчество Виктора Анатольевича. Остановимся на самых популярных его книгах.

15 популярных книг Виктора Шендеровича
У Виктора Анатольевича природное чувство юмора, а многолетняя жизненная практика отточила его до сарказма. Все творчество сатирика можно было бы охарактеризовать словами М.Ю. Лермонтова: «Люблю Отчизну я, но странною любовью...» Сначала он писал для эстрадников, в основном для Хазанова, а уже с середины 90-х гг. выступает со своими опусами сам. Все, конечно, помнят миниатюру «В деревне Гадюкино — дожди» (1993). Исполненная Геннадием Хазановым, она стала своеобразным символом всех российских глубинок. Смех сквозь слезы над нищей Россией. А что изменилось со времен классиков, да практически все то же.

«Проект Конституции Страны» (1994) – это небольшое эссе, посвященное узакониванию власти обезличенного Дедушки. Но все-то понимают, о чем речь. «Статья 11. В случае стойкой недееспособности Дедушки Страной никто не руководит, а все идет, как есть». А что народу еще надо: либо жесткий контроль, либо анархия – такова Россия.

«Куклиада» (2000).В этот сборник вошли не только сценарии программы «Куклы», но и история процесса, курьезы и то, что осталось за кадром. Тексты отличает злободневность, граничащая с политической иронией. Это, естественно, не могло остаться незамеченным, хотя к тому моменту цензуры как таковой в России не было. И все же, например тему «Пир во время чумы» руководство забраковало. Вот как пишет об этом событии Виктор Шендерович: «... Обращение к пушкинскому «Пиру во время чумы» произошло в ночь на третье марта 1995 года. За день до этого был убит Влад Листьев, и пускать в субботний эфир уже готовый веселый выпуск было совершенно невозможно: так сошлось, что именно в ту неделю, вдобавок к убийству Листьева, России было впервые показано наглое от безнаказности лицо фашиста Веденкина.

И все это на фоне раскручивавшейся бойни в Чечне. Надо было успеть написать и снять что-то соответствующее температуре общественного гнева тех дней – или совсем убирать «Куклы» из эфира.

Стилизация «Пира...» была написана за ночь, утром в студии озвучания собрались актеры, но производство сценария было категорически остановлено руководством телекомпании. «Куклы» в эфир не вышли.

...Недавно я перечитал тот сценарий – и, кажется, понял, что в нем так напугало наших партнеров. Разумеется, не конкретная сатира – были у меня (и благополучно проходили в эфир) куда более злые шутки. Напугало, я думаю, полное соответствие духа пушкинской трагедии и пушкинского текста (которого в моем «Пире...» оставлено было больше половины) происходящему в России весной 95-го года. Меня это напугало тоже, но именно поэтому я так хотел, чтобы программу увидели миллионы россиян».

Несмотря на закулисные баталии, программа «Куклы» была одной из популярных и собирала огромную аудиторию пред экраном.

Повесть «Из последней щели» (2007) посвящена людям, которые не живут, а существуют. Через главного героя Фому Обойного, то есть самого противного домашнего насекомого – таракана — идет проекция на жизнь российского общества. Государственное устройство, политика, культура и быт людей рассматриваются в сравнении с домашними гадами. «Тараканы согласились на съезд только при условии, что будет буфет, причем подраковинные заявили, что если придет хоть один плинтусный, то ноги их не будет на столе, а антресольные сразу создали фракцию и потребовали автономии...» Нет, здесь нет прямых оценок или осуждений, но после прочтения произведения испытываешь странные чувства. Озноб охватывает, когда пропускаешь через себя эти грустные умозаключения: «... и вот я здесь, в чужом доме, в одиночестве – существую. Почему все умерли, а я – нет, зачем я ТУТ, в безопасности, а они – ТАМ, где нет ничего?... Я вернулся в ту квартиру на следующий день, ядовитый запах выветрился, пришли обычные люди – с лицами – и, как простой мусор, стали аккуратно выметать тела погибших: пол был усыпан ими почти без просветов, всплошную, люди сгребали тараканьи трупы в горки, грузили на специальные широкие досочки с приделанными длинными палками, за которые они держались и стряхивали всё, что нагребли в высокий черный мешок. Так целый народ, уничтоженный полностью, обрел единую могилу...»

«Человек с плаката» (1990) – из той же серии, что и предыдущая книга. Ее главный герой обезличен – назван просто Человек с плаката. Разговаривающий и мыслящий советскими лозунгами, он пытается достучаться до чиновников, от которых зависит порой жизнь обывателей.

«Тщетно пытаясь сообразить, который час, Павел Игнатьевич Бушуйский протяжно зевнул, щелкнул выключателем и, почесывая грудь под байковой пижамой, открыл дверь. В полутьме лестничной клетки взору его предстали ботинки примерно пятьдесят второго размера, заляпанные грязью брюки и уходящий куда-то вверх пиджак невероятной величины.

— Здравствуйте! — раздался сильный голос из-за верхнего косяка.

— З-з... здрась... — выдавил Бушуйский, прирастая вместе со шлепанцами к половику.

— Вы начальник ДЭЗ-13?

От этого простого вопроса во рту у человека в пижаме сразу стало кисло.

— Ну я, — сказал он.

Мокрый, грязный, невозможного роста и совершенно незнакомый ему гражданин нагнулся и вошел в квартиру.

— В чем дело, товарищ? – теряя при отступлении шлепанцы, но не достоинство, осведомился начальник ДЭЗ-13.

— Нуждам населения – внимание и заботу! – надвигаясь на микрорайонного владыку, объявил вошедший.

Услышав такое с утра пораньше, владыка больно ущипнул себя за костлявую ляжку, но проснуться второй раз не получилось.

— Что вам надо? – спросил он, стараясь опомниться.

— Товарищ Бушуйский! – голосом мокрого гражданина можно было забивать сваи. – Работать надо лучше!»

Это произведение – настоящая карикатура на нашу действительность.

«Изюм из булки»(2005). В этот сборник вошли театральные истории и байки, жизненные эпизоды. Тонкий и остроумный сатирик выводит подчас эпатажные события, преувеличивая их до абсурдности.

15 популярных книг Виктора Шендеровича

Таковым кажется эпизод «Гений поведения» об Александре Ширвиндте, якобы вступившемся за честь актера. Не будем пересказывать содержание, читатель прочтет это сам. Происходило ли это реально, или небылица – это не суть важно в рассказе, Шендерович акцентирует внимание на то, торгашей от власти нужно уметь вовремя остановить. Правда, метод выбран достаточно грубый. Возникает вопрос: неужели нормального языка чиновники не понимают?

«Здесь было НТВ, ТВ-6, ТВС и другие истории» (2004) – рассказы о закадровой жизни многих программ.

15 популярных книг Виктора Шендеровича

Грустные размышления по поводу культуры, эпизоды великого противостояния. Как пишет Виктор Анатольевич, его «безумная попытка проковырять в застывающем медиабетоне новую нишу для политической сатиры случилась уже летом 2002-го». Как складывались отношения тех, кто хотел делать независимое телевидение с руководством канала, можно прочитать в этой книге.

«Недодумец, или Как я победил Марка Твена» (2006). Эта книга о том, как Шендерович пробовал баллотироваться в Государственную думу. О об этом произведении как нельзя лучше сказал сам автор: «Книжка сложилась из дневниковых записей, из горячего варева двух моих предвыборных месяцев осени 2005 года. Остужать это до комнатной температуры и политкорректных формулировок – значило бы, полагаю, просто врать себе и читателю. Авторская температура является здесь частью правды, желчь – естественной реакцией, сбитое ударами дыхание – верным тоном рассказа...»

«Вечерний выезд общества слепых» (2005). Короткая комедия анекдотичного содержания. Как ведут себя люди в пиковой ситуации – в данном случае пассажиры метро. Внезапно остановился поезд: чем можно заняться во время вынужденной паузы. Вот эти-то случаи и рассматривает Виктор Анатольевич с позиций умственного развития и воспитания своих героев.

«Монолог с властью: Трагикомические хроники» (2005) и «Плавленые сырки и другая пища для ума» (2007) можно объединить одной темой – недовольство руководством страны.

Политическая ситуация предстает перед читателем во всей красе. Шендеровича можно сравнить с Салтыковым-Щедриным, настолько все едко описано.

«Шендевры» (2003). Это сборник афоризмов Виктора Шендеровича. Язык сатирика иносказателен. Невольная улыбка возникает при верно подмеченных реалиях наших дней:

«1. Чтобы понимать шелест листвы, надо забыть язык уставов...

2. Чувствовал себя дикарем среди миклухо-маклаев.

3. Эйнштейн, остриженный «под ноль», может считаться Эйнштейном только относительно.

4. Я знаю, почему страусы прячут головы в песок. У них там инструкция!

5. Является ли свободой осознанная необходимость пойти в рабство?

6. Нашедшего выход затопчут первым.

7. А если тошнит от народа — это беременность чем?

8. Ничего не бойтесь – все уже было.

9. Опьяненные властью опохмеляются кровью.

10. Хорошо бы после трубы Страшного суда вступили саксофоны...

11. Когда человека хотят надуть, ему льстят.

12. Ветер перемен не должен свистеть в ушах.

13. О величии эпохи спросите у раздавленных ею.

14. В зеркальном карпе отразилась довольная харя рыбака.

15. В России чаша терпения измеряется стаканами.

16. Мало прийти к власти — надо уйти от нее живым.

17. В чем сила москитов? В подавляющем большинстве!

18. Ваша агония не устраивает меня с эстетической точки зрения!

19. Когда уходить с корабля крысе, если она капитан?

20. Когда истину долго отстаивают, вера выпадает в осадок.

21. Считать ли изнасилованием, когда идея овладевает массами?

22. Везде есть место изяществу. Даже тревога бывает воздушной.

23. Возглавлял броуново движение...

24. Носорог плохо видит, но при таком весе это уже не его беда.

25. В военное время ничто не ценится так дорого, как плоскостопие.

26. Вечный ассортимент: черствый хлеб истины — и маковая булка лжи.

27. Что такое собака Баскервилей? Это Муму, которой удалось выплыть.

28. Моисей сорок лет водил евреев по оккупированным палестинским территориям.

29. Флюгер был приколочен намертво, и ветер обреченно дул в указанном направлении.

30. Если у павиана красная задница, это еще не значит, что он революционно настроен.

31. Одного юношу не признали как художника. Стал фюрером. Надо быть внимательнее к талантам.

32. Что такое человек, с точки зрения обезьяны? Это пример того, до чего может довести труд!

33. Лифт, который ломается по два раза в сутки и Федор Михайлович Достоевский — явления глубоко национальные!»

«208 избранных страниц» (1999) входит в российскую антологию юмора и включает жизненные истории. Немного грубоватый язык характеризует ее персонажей, зато наглядно показывает, что в какие бы наряды ни рядилась власть – от этого ничего не меняется. Вот, например, сценка «Из дальних странствий:

— Хай!

— Чего?

— Привет! Это я.

— А-а... Простите, не припоминаю.

— Я жил тут, напротив!

— Ах, да-да...

— Ну как вы? Я тут не был три года...

— Мы? Да помаленьку.

— У вас тут какие перемены...

— У нас? Секундочку... Маш, говорят у нас перемены! — Голос из кухни: «Пусть идет к такой-то матери!» — Вот видите, все по-прежнему.

— Ну как же! А путч? А СНГ?

— А-а-а...Так это у них.

— А у вас...

— А у нас все по-прежнему. Ну вот разве что... Ну не знаю. Ну вот Петька женился.

— Петька женился? Поздравляю!

— Спасибо, он уже развелся.

— Ну что еще?

— Коганы вернулись.

— Вернулись Коганы???

— Ага. И снова уехали. Вы Петрачкова Иван Борисыча знали?

— Петрачкова? А как же!

— Умер он.

— О Господи!

— Да чего там “о Господи” — реанимировали. Так что ничего, буквально ничего не изменилось. Вот вы приезжайте лет так через... Впрочем, вы где живете?

— В Сан-Франциско.

— Вот и живите себе. Если что-нибудь изменится, я вам сообщу по факсу.

— У вас есть факс?

— Если что-нибудь изменится — будет.

Занавес».

Вот так и живет русский человек, уповая, что что-то изменится. Только вот в какую сторону?..

«Театр Черные ходики» (2005). Книга представляет собой сборник миниатюр-диалогов Виктора Шендеровича на темы власти и личности в истории, маленького человека и т.д. Отточенные мысли до предела ясны.

«У врат
Душа. Где это я?
Архангел. В раю.
Душа. А почему колючая проволока?
Архангел. Разговорчики в раю!
Занавес».

«Евроремонт» (2012) – сборник самых лучших рассказов, объединенных темой России, ее истории.

15 популярных книг Виктора Шендеровича

На презентации этой книги Виктор Шендерович ответил на вопросы читателей.

И напоследок еще пара цитат этого остроумного автора:
«Если бы человечество знало о своем будущем, оно бы не так радовалось, расставаясь со своим прошлым.
Кажется, колесо истории не рассчитано на наши дороги.
Государство – это просто, как велосипед: наверху рули, внизу цепи...
Когда государство повернулось лицом к человеку, человек закричал от ужаса.
Ну, что у нас за терминология: пионерлагерь, зона отдыха...
Должен ли Дарвин отвечать за озверение масс?
Не так страшен палач, как отвратительны зрители.
Бегущим в одной упряжке не обязательно разделять эстетические вкусы возницы.
Не все золото, что блестит, но то, что пахнет дерьмом — несомненное дерьмо!
Не бейте его, гроссмейстер — это не фамилия!
Бессмертные все вымерли. Осталось два-три долгожителя.
Генеалогическое чудо: сын юриста и кузькиной матери.
Все равно нищие — так уж хоть пойдем по миру!
Все шубы могут поместиться в одну моль.
Власть народа? Уточните — над кем?
Аве, Цезарь! Идущие в коммунизм приветствуют тебя!
В зазор между двумя эпохами может провалиться несколько поколений.
Дети согбенных вырастают горбатыми.
Главное – накормить идеологов! Остальные перебьются.
Власти держат марку, но предпочитают доллар.
Говорящие о единстве иногда имеют в виду братскую могилу.
Знамена кровавые – зато люди, как шелковые!
За столом переговоров подали на десерт несколько третьих стран...
Ездовая собака сдохла от гордости.
Если камертоном бить по голове — гудеть будет голова.
Если народ пьющий, у него и сажень косая...
Был так угрюм, что его перестали посещать даже мысли.
Среди идущих по трупам смотреть под ноги считается дурным тоном.
Смердящих осторожно называли сильными духом.
Сделал мечту явью, теперь не знает, куда от нее деться.
Размеры нашей гордости определяются масштабами наших несчастий.
В каждом генерале умирает пацифист. Под пыткой.
Революции называются Великими в зависимости от количества пострадавших.
Кажется, у нашего прошлого большое будущее.
Бывают времена, когда о произволе судьбы можно только мечтать.
Когда к власти приходят сукины дети, собачья жизнь начинается у всех.
Быки и не подозревают, что дозволено Юпитеру...
Иуда не повесился. Он сменил фамилию и ушел в профессионалы.
Ключевой вопрос математики: не все ли равно?
Бывает, что варвары занимают в империи ключевые посты.
Конвойный вынужден повторять путь арестанта.
Когда он пообещал хорошую жизнь, все заранее похолодели.
Ветеран войны мечтал взять в магазине языка и донести его до своих.
Почему последняя сволочь непременно в первых рядах?
Политические шахматы: сколько лет отовсюду мат, а партия не сдается!
Пока кухарка училась управлять государством, кончилась еда. А если хочется поубивать отцов-командиров — это эдипов комплекс?
Бог есть, но он по ту сторону баррикад!»

9201
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top