Телесные трудности слабого звена

Просмотр списком

Плохо учится, вертится, как юла. Невнимателен, рассеян. Ошибок столько, что просто беда. Не успевает за классом, а к тому же путает, где право, где лево. Учителей не слушается, инструкции пропускает мимо ушей. Отругать? Наказать? Поставить крест? Отвести к детскому нейропсихологу. Он исследует особенности развития мышления, памяти, внимания ребенка. Скажет, какой отдел мозга работает лучше, какой хуже, как поправить дело и помочь ребенку.

Телесные трудности слабого звена

Девятилетняя Маша совсем не запоминает стихи. Пересказать услышанную историю для нее непосильная задача. Я выявляю у Маши низкий объем слухоречевой памяти. Зато у нее высокий уровень памяти зрительной! Иными словами, Маша плохо запоминает то, что слышит, и хорошо — то, что видит. В Машином случае зубрежка не даст результатов, т.к. мы только сильнее нагружаем и без того слабое звено.
А если мы подключим опору на зрительные образы, дадим Маше карточки с картинками, попросим ее нарисовать услышанный рассказ, посоветуем ей представить себе стихотворение в виде образов, то зрительная память девочки поможет ее слухоречевой памяти.
Можно ли с помощью занятийс нейропсихологом добиться того, чтоб Маша блестяще запоминала на слух? То есть — до какого уровня можно "подтянуть" слабое звено? Если говорить в общем, то это зависит от возраста ребенка, регулярности занятий и многих других факторов. Но наша цель — не столько вытянуть слабое звено, сколько создать баланс между всеми психическими функциями ребенка, сделать так, чтобы сильное звено помогало слабому.
Важно научить ребенка учиться (дать ему удочку, а не рыбу), а дальше он сможет пользоваться наработанными стратегиями и самостоятельно развивать те или иные функции, навыки. Короче, Маша должна знать, какие приемы помогают ей запоминать материал.

Семилетний Рома пишет как курица лапой. У мальчика быстро устает рука, его прописи выглядят ужасно. К тому же ему трудно усидеть на стуле — все время ерзает. Вскоре я понимаю, что ребенок испытывает так называемые телесные трудности. У Ромы не полностью сформирована схема тела, из-за чего ему трудно удержать все его части в сложной позе сидя. Отсюда — проблемы с письмом. Рому нагружают дополнительными прописями, а это только создает ему мышечные зажимы, из-за которых у мальчика болит и немеет рука.
Что же делать? Сначала надо, как выражаются мои коллеги-психологи, проощущать собственное тело (понять, какие у меня ножки, где у меня ушки, спинка и т.д.) — для этого есть множество игр и заданий. А уже потом можно начать подготовку руки к письму, начиная с крупных и простых движений (рисование толстой кисточкой на большом листе) и заканчивая движениями мелкими и сложными, то есть собственно письмом. В общем, важно отыскать первопричину и разобраться с нею, а не терзать мальчишку прописями.

У каждого ребенка психические функции развиваются по-разному, какая-то быстрее, какая-то медленнее. Дисбаланс между этими функциями может со временем исчезнуть сам, без чьей-либо помощи. Да только во что это ребенку обойдется? Распространенная история — мальчик путает лево и право. Родители не придают этому значения: подумаешь, ерунда. Ан нет, не подумаешь. Смотрите: наши пространственные маркеры строятся от нашего собственного тела, т.е. сначала мы определяем, где наша правая рука, левая нога (это работа со схемой тела), а потом уже маркируем пространство относительно нашего в нем положения ("слева от меня стол").
Затем мы маркируем пространство и относительно других людей, предметов ("за спиной у Пети", "справа от шкафа"). Далее от трехмерного пространства мы переходим в двухмерное пространство листа бумаги. Тут необходима перешифровка понятий "верх" и "низ", тут сначала совсем не очевидно, что верх листа — это дальний край, а низ — ближний.
А теперь представим первоклассника Васю, который путает лево и право. Перед Васей тетрадка. Учительница велит отступить на две клеточки сверху и на три клеточки слева. Задание элементарное, а Вася испытывает колоссальные трудности — ну, не понимает он, где у тетради верх и где там лево. Его родители обращаются к нейропсихологу только сейчас. Ничего страшного, все поправимо, но если бы они пришли на год-два раньше! Чем позже начата работа, тем дольше она продлится, тем труднее добиться результата: у ребенка уже закреплены неэффективные способы компенсации своих трудностей, он уже имеет негативный эмоциональный опыт от своих неудач. Вот и учительница Васю ругает, и соседка по парте смеется...

Возраст 5-6 лет — самый оптимальный для работы с нейропсихологом. Все можно скорректировать в игровой форме. Прятки или поиск клада, где для того, чтобы найти заветную цель, нужно пройти по определенному маршруту (два шага вправо, один назад). И еще простые бытовые поручения: "взять со второй полки снизу, между ящиками, шоколадку" или "стереть пыль с дальнего края стола".
А если не помочь Васе вовремя, то будут у него в средней школе тройки по математике и по геометрии.

7966
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top