Мама вышла замуж

Просмотр списком

У разведенной женщины с ребенком есть несколько путей. Или раствориться в потомстве и обречь себя на одиночество, потому что чужой дядя вряд ли заменит ее крошке родного папу. Либо искать нового мужа, но каждого претендента на свою руку и сердце рассматривать под одним углом: будет ли он хорошим отцом. Что делать? Спорный, очень спорный вопрос. Вот мы и спорим – мужчина и женщина, папа и мама, Семен и Марина.

Мама вышла замуж

Семен:
— Вопрос: чей голос должен быть
решающим — женщины или потомка? Народ в большинстве своем скажет про потомка и окажется неправым. На мой взгляд, женщине в этот момент нужно быть не просто немножко, а множко эгоисткой. Поясню.
Прежде всего, женщина сама строит свой дом. Следовательно, доверять выбор семейного счастья неразумному дитяте, у которого критерии выбора будут младенчески эгоистичными, в корне неверно. В конце концов, что младенец понимает в женском счастье? Поэтому мама существенно ограничивает свой выбор, пытаясь подобрать так, чтобы и ребенку было бы комфортно с "этим чужим дядей". А если мама будет несчастлива с новым мужем, то хорошо ли будет ребенку?

Марина:
— А ты не задумывался, что когда мы ищем мужчину, исходя из комфорта нашего ребенка, то мы вовсе не приносим себя в жертву — ведь мы ставим во главу угла наше сугубо эгоистическое желание не рвать потом свое сердце на части, когда начнутся детские слезы от разборок с чужим дядей?
Да, "чужой дядя" может оказаться вполне нормальным мужиком, который просто детей не особо жалует. Ну, не шарахается и не прячется за рельефом местности, но ведет себя недостаточно "жертвенно" по отношению к подрастающему поколению. А такие жертвы неизбежны, если у тебя ребенок.

Семен:
— В такой ситуации ребенок — это неизбежное зло,с которым приходится мириться. Да, теперь мы делим одно жизненное пространство, постановка вопроса "или-или" в данном случае выглядит дико. Поэтому взрослым нужно договариваться. Причем договариваться не в трехсторонней системе, а строить систему двусторонних контактов. То есть отдельно договариваться о манере поведения с "младенцем" и отдельно — с мамой, например, о пределе воспитательного воздействия. И не только на уровне "как скажешь, дорогая", а в какой-то момент и "потому что я так сказал". Естественно, истина окажется посередине.
Увы, если в этом тройственном механизме возникают малейшие трения, все материнские комплексы расцветают пышным цветом. Вина: ага, не смогла положить свою "женскую" жизнь на алтарь ребенкина счастья. Комплекс неполноценности: с первой попытки семью построить не сумела.
А ведь есть еще родители и прочее старшее поколение — и у него, конечно, свое мнение. В таких условиях не каждый мужчина готов жить да еще и быть источником радости для любимой. Любовь и совместное строительство быстро превращаются в выживание.

И как ни странно, тут лишь нормальный, внятный и устанавливающий правила развивающей игры с дитем и окружением мужик и есть то самое спасение. И на тетушек да матушек цыкнет (они ему никто и вообще ландшафт засоряют), и отцу своей нынешней невесты докажет, что берется за дело всерьез и надолго, да и предшественнику пропишет ранг в субординации микроорганизмов. А то, что с дитем отношения не сразу налаживаются — так это и к лучшему. У ребенка возникает понимание того, что этот мужчина — он не отец, он - наставник. Когда отец не любит, это неприятно, а с наставника какой спрос? Он-то ведь про любовь только матери рассказал, а ее сыну ничего такого не говорил.

Марина:
— Когда я сижу в комнате, напряженно вслушиваясь в разборки моих самых любимых мужчин — сына и мужа, частенько веду с собой внутренние диалоги на тему: а правильно ли я тогда сделала. В зависимости от фазы менструального цикла, состояния атмосферы и гороскопа на эту неделю ответы бывают разные. От "я променяла ребенка на мужика" до " я тоже имею право на свой кусочек женского счастья". Устав бесконечно качаться на этих качелях, решила сформулировать для себя некие тезисы. Они помогают мне не выгонять любимого нового мужа несколько раз в неделю.
Итак...


Спасительная мысль № 1. Я привела в дом интересного, развитого, незлого, достаточно адекватного человека. Он готов стать сыну наставником, но не готов быть нянькой. Значит, нужно пользоваться тем, что этот человек может дать, взяв на себя обеспечение недостающего. Эту мысль я и внушаю своему мальчику в разговорах перед сном. Благо сыну шестой год - и о многом с ним можно разговаривать спокойно и почти по-взрослому. Так и говорю: "Бери с него, что можно, а для остального у тебя есть я". У сына появилась возможность расширить свой опыт за счет еще одного мужчины. Разве это плохо? Наоборот, это учит гибкости. Тем более, что в моем лице он всегда может найти материнское тепло, ласку и заботу, да и от общения с родным папой сына никто не ограждает.

Спасительная мысль № 2. Мой сын не вечно будет нежным младенцем, с которым достаточно разговаривать на уровне "уси-пуси". А допуск мальчика к дрели, разводному ключу, футболу на стадионе и прочим радостям настоящей мужской жизни возможен только после прохождения своеобразного периода инициации. И как бы мне, маме, ни хотелось уберечь чадо от прозы жизни, но и мужчину из него воспитать тоже хочется. А кто это сделает лучше, чем мужчина? Так что придется мне повздыхать, запастись зеленкой и отпустить сына постигать азы мужественности в компании "безжалостного" (читай — требовательного) наставника.

Спасительная мысль № 3. Да, я легко могу себя поставить на службу своему ребенку, но надолго ли меня хватит — вот главный вопрос. Если на многие годы, то я получу сына, который будет уверен, что мир крутится только вокруг него. Если же я смогу жертвовать собой всего-то год-два, то потом может случиться такой бунт на корабле, что сына незаметно смоет за борт волной моей женской неудовлетворенности. Я-то помню, как в первый год жизни моего сынули мира для меня просто не существовало. Не интересен мне был мир, только сын с его ежедневными маленькими достижениями и большими заботами. И казалось, что так будет всегда. Но нет, появились и свои интересы, и своя — отдельная — жизнь. Нужно помнить — наши планы меняются!


Комментирует психолог Марина Воинова-Соколюк:
"Когда встречаются два человека и начинают воспитывать третьего, самое большое влияние на этот процесс имеют не чувства, связывающие взрослых, а стереотипы поведения, вынесенные из отношений с собственными родителями. Они воспитывали нас изо дня в день много лет. Гомеопатические дозы их воздействия вошли в наше сознание намертво. Если в родительской семье мужа не принято ставить ребенка на первое место, если главный принцип - "дети не должны мешать взрослым", то очень трудно будет убедить его относиться по-другому не только к чужому ребенку, но даже и к собственному. И не потому, что муж плох, просто он на себе испробовал, что такая система нормально работает и сделала из него человека.
Что же делать? Получается, все усилия будут бесполезны? Нет, нужно разговаривать и договариваться, но не ждать, что все устаканится само собой. Стараться спокойно разбирать спорные ситуации, не считая, что близкая вам модель родительского поведения — единственно верная. Каждая модель родительского поведения: и родительская строгость, и полное попустительство, и демократия — чреваты неоднозначными последствиями в жизни ребенка".

8028
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top