Осторожно: тихий ребенок

Просмотр списком

"А может быть, и бабочка на свет,/А может быть, и дети на опасность/Летят вот так же, чувствуя неясно/Тоску и смерть, но видят только свет".//До недавнего времени это были просто стихи. Смысл я поняла, когда мой собственный ребенок у меня на глазах пытался шагнуть с метровой высоты или подняться на горку без перил. Неужели "лететь на опасность" — в природе маленьких детей? Осторожность приходит с опытом? Или кто-то рождается осторожным, а у кого-то ген осторожности отсутствует напрочь, и тут уже ничем не помочь?

Осторожно: тихий ребенок

Мальчик Даня - сын друзей нашей семьи — всегда был притчей во языцех. Над ним висел некий... травматический, что ли, рок. Когда другие дети набивали банальные шишки и наставляли синяки, Даня ломал себе руки и ноги. Он падал, обжигался, попадал во всевозможные экстраординарные ситуации. С возрастом неприятности не прекратились, а лишь перешли в иное качество.
Свою первую машину Даня разбил до состояния металлолома, но сам остался цел. На работе он в первый же день стал ходячей легендой — начал с того, что замкнул некий тумблер и обесточил часть огромного завода (отдувалась моя мама, так как она же и привела его работать).
В другой раз сушил на зажигалке свежеприклеенную подошву зашнурованного ботинка. Клей, разумеется, загорелся, а снять ботинок с ноги Даня не смог, так как — см. выше. Жизнерадостный и веселый Даня сам смеялся над своими незадачами и продолжал в том же духе.
Будучи друзьями семьи, мы каждую неделю ждали новостей с фронта — Даня сделал то, Даня повредил это... или — ну, слава богу, в этот раз все обошлось. Как это все переносила его мама, я не знаю. Но факт: в этой семье подобные вещи случались со всеми детьми — и с сестрой Дани, и с его племянниками. Интересно, что когда меня, маленькую, отправили к ним на дачу на лето, я тут же сломала руку — может быть, действительно подхватила некий травматический вирус?

Что же это было?
"Дети с повышенным уровнем травматизма — такого понятия в психологии нет, - утверждает Татьяна Симченко, педагог и семейный психолог. — Чувство страха — базовое чувство, оно появляется примерно к трем месяцам. К семи-восьми годам та палитра страха, которая присуща повседневной жизни, должна полностью сформироваться — это крайний возраст. Если этого не произошло, значит, что-то не так. Возможно, надо разбираться с родителями. Велика вероятность того, что бесстрашие и неосторожность детей стали ответом на некий персональный страх кого-то из взрослых членов семьи, с которым они, взрослые, не справились".

Ответ на страхи взрослых
И тут я вспоминаю, что Данина мама долгие годы была серьезно больна. Однако она всегда держалась молодцом, не показывая своего страха. Уже сейчас, став взрослой, я понимаю, что, вероятно, некая напряженность в семье была. И этот общий большой страх как бы обесценивал "маленькие" страхи детей — страх свалиться-ушибиться и тому подобное. Видимо, на фоне огромного экзистенциального страха матери это просто не было чем-то "из ряда вон".

Все назло
"У травмоопасного поведения может быть и другая причина, - говорит Татьяна Симченко. - Дети могут делать опасные вещи назло. Назло запретам, увещеванием, призывам к осторожности — всему, что ограничивает свободу. Назло родителям, одним словом. Они ведь не понимают, что такое опасность".

Адреналинщик
У психологов есть термин — адреналинщики, люди, которым чувство страха доставляет наслаждение. Интересно, что родители таких детей, как правило, такие же бесстрашные: байкеры, гонщики, просто любители быстрой езды или прыжков с парашютом. И то, что их ребенок постоянно попадает в передряги, их не удивит — для адреналинщиков это норма. Но это крайний случай. А вот если обычный ребенок семи-восьми лет не понимает, что опасно, а что нет — стоит обратиться к специалисту.

Слишком тихий
Кстати, если ребенок абсолютно спокойный, послушный, осторожный, отлично учится и не доставляет родителям никаких проблем — это сигнал опасности для специалиста. Психолог понимает, что слишком тихий ребенок все возрастные кризисы переживает глубоко внутри, и они могут вырваться наружу в более позднем возрасте, как раз в форме каких-нибудь экстремальных действий.

И что же делать взрослым?
Главное — не переборщить, предостерегая. Малыш должен набить энное количество синяков и шишек — без этого никуда, иначе, как он получит свой уникальный опыт. Но под контролем родителей: так, чтобы ощущать поддержку и сочувствие. Если маленький человек возьмется получать свой негативный опыт самостоятельно, экстремальная ситуация, может, и научит его осторожности, но трудно сказать, какими страхами он в итоге обзаведется.
Конечно, есть шанс, что ребенок все это перерастет — взять хотя бы моего знакомого Даню. Несмотря на бурную молодость, он вырос в отличного молодого человека, жив-здоров, обзавелся семьей и детьми. Тревожных сообщений мы больше не получаем.

7174
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top