Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки!

Просмотр списком

Не знаю, как мужчины, а женщины начинают готовиться к свадьбе с младенчества. Все эти сказки со свадьбой в конце — мальчишки пропускают их мимо ушей, а девочки принимают близко к сердцу. Вы видели когда-нибудь мальчика, который в немом восторге застыл бы перед витриной со свадебными одеждами? А вот девицу лет трех, припавшую к белым платьям за стеклом, – запросто. Это все не просто так. Вы в детстве хотели замуж?

Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки!

Маня хочет. Своим будущим браком она озаботилась лет в пять. Как же это так, пытала она маму, на чужом дяде жениться? Как понять, что он хороший? Мама, понятное дело, отвечала, что вырастешь, Манечка, и разберешься, и дядя будет не чужой, а очень даже свой. А может быть, ты, Маня, и вовсе замуж не захочешь — у нас теперь свобода.
Но Маня ни в какую не соглашалась. Найди мне, говорит она, мама, мужА хорошего (с ударением на последнем слоге). Ты, Маня, сама найдешь, у нас с тобой вкусы разные, говорила мама, в ответ на что Маня пускалась в рев.
Зато во втором классе пришла как-то Маня из школы и деловито так говорит: все, выхожу замуж за Егора, свадьба завтра (конфет дай мне в школу с собой и печенья), жить будем у нас.
— Это почему же у нас? — вскипела мама, представив себе житье с чужим мордастым Егором, которого в школу привозят на джипе с охраной. — Отделяйтесь!
Тут Маня растеряла весь свой нахальный тон, разинула рот и устроила жалобный рев, а мама устыдилась, потому что нельзя же так серьезно.
Потом Маня на время поутихла, сердца разбивать — разбивала, это да, но планов особых не строила. Расспрашивала, конечно, маму, как это она заимела себе такого хорошего папу и как этот папа делал ей предложение — вставал ли на одно колено и был ли при этом во фраке. Мама начинала было хихикать, вспоминая папину позицию, папино неглиже и вообще обстоятельства, при которых решили жениться, но осекалась и строго отвечала "не помню". В общем, девочка что-то варила себе в голове.
А потом у нее случился роман.
— Мама, мама! В меня Славка влюбился.
Мама делает серьезное лицо и просит рассказать в деталях.
Ладно. Дело было в спортзале. Славка этот подошел к Мане и доложил: так и так, люблю. Маня запрыгала от радости и побежала звать девчонок — пусть посмотрят на влюбленного человека.
По научению девчонок и в их окружении Славке было велено доказать, что не врет, а для этого:
— сорок раз сказать Антону "идиот";
— сплясать чечетку;
— сложить в уме 1731 и 835.
— Станцевал? — Станцевал! — А девчонки чего? — Хохотали! — А он? — Улыбался, а потом перекувырнулся.
— Сказал Антону "идиот" сорок раз? — Сказал.- Да ладно. Чего-то я не верю. Будет Антон стоять и слушать. — Мама! Антон стоял смеялся — он же все слышал. — А Славка? — Улыбался. — В уме сложил? — Сложил. Неправильно, конечно... А еще там один мальчишка стал ко мне приставать. А Славка ка-ак его — "поше-е-е-ел"! И оттолкнул!
— А потом... тайно... — Маня придвигается к маме и выдерживает эффектную паузу, за время которой мама думает понятно что, — дал мне... — понижает голос, придвигается и, обдавая маму конфетным чистым дыханием, шепчет торжественно, — мятный леденец.
Мятный леденец! Дорогие товарищи, он дал ей Мятный Леденец в знак всего-всего-всего, и она приняла его и вот гоняет за щекой не просто, а со значением... Как много еще у нас впереди! М-да...
— И тренер не против, что вы дурака валяете? Это у вас все занятие на объяснения ушло.
— Не-е-ет! Не все! Сделал кувырочек — и есть немножко времени. Ну еще на "вышибалах", когда меня вышибли и Славку тоже вышибли, можно было поболтать.
Потом мама специально выходит с Маней на детскую площадку — посмотреть на этого Славку. Ревниво оглядывает: ничего так себе. Большой мальчик, спокойный, лицо хорошее, интеллигентное. С Маней — очень достойно, хотя и плясал чечетку. Пусть будет.
Приходит с работы папа, и мама докладывает ему про Славку. Папа мрачнеет и не велит обижать мальчишку, а то водиться не будет. Маня клянется не обижать.
Посмотрим.
А вот Мишка — уже в детстве было понятно, что запутается в женщинах, как в трех соснах.
В один прекрасный день этот Мишка, кудрявый шестилетний мальчик из тех, что в детстве похожи на грибы боровики, а к юности вымахивают в роскошных двухметровых парней, пришел из детского сада и сообщил маме, что женится сразу на Оле и на Ире. Мама осведомилась, чего это вдруг на обеих.
— Иру я люблю, — разъяснил Мишка, — поэтому женюсь. Олю я не люблю, но она меня — любит. Ее жалко, поэтому тоже женюсь. А ты ведь портниха, ты можешь платья шить обеим. Сошьешь?
Мишкина мама захохотала и пообещала каждой по платью. А папе ничего не рассказала, потому что папы у Мишки не было.
Шли годы.
Мишка отмахал-таки в двухметрового парня, мама ему доставала чуть выше локтя. Были девы, и была любовь — или та, которую он считал таковой. Она то пропадала, то появлялась. Мишка то делал ей предложение, то бросал, не отказываясь от тех, других дев. Наконец они расстались окончательно.
Снова шли годы. Тридцать лет, жена. Мишка не любит жену, но... но как сказано - не помню где - нехорошо человеку быть одному.
В потайном месте, в дальнем ящике, у Мишки лежит увеличенная фотография той, про которую он думает и сейчас, что она — единственная его любовь. На фото ей 20 лет. Как-то женины руки при уборке доходят до этого ящика. Скандал, признания, горькие разговоры.
Этим бы и кончилось, но есть на свете интернет.
В один прекрасный день Мишка звонит маме. Можно он... э-э... возьмет до вечера ключи?
— Она? — спрашивает мама.
— Она, — опускает Мишка голову.
— Хорошенького понемножку, — загадочно говорит мама. — Я заночую у подруги.
Развод. Это Мишка может сразу с двумя, а жена — не может. А что "она"? А ничего. Ей он тоже не нужен.
И знаете что? Так хорошо, как сейчас, он никогда и не жил.
Как в детском саду, до Иры и Оли.

8035
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top