Вера Строкова: "Дружба мешает играть любовь"

Женсовет tata робю 15.06.2010 13:20
Просмотр списком

Вера Строкова сыграла любовь Исаева в сериале Сергея Урсуляка и, что называется, проснулась знаменитой. О том, как играть любовь с Даниилом Страховым, и о многом другом Вера Строкова рассказала в интервью корреспонлденту Tata.ru.

Вера Строкова: "Дружба мешает играть любовь"

— Вера, как вышло, что, еще не окончив театрального училища, вы стали играть Соню Мармеладову в спектакле "Сны Родиона Романовича" в "Театральном товариществе Олега Меньшикова" и, практически в это же время, Сергей Урсуляк пригласил вас в "Исаева"?

— Это все подарки от театрального училища. Павел Сафонов, который поставил "Сны Родиона Романовича", увидел меня в дипломном спектакле и пригласил играть Соню. Сергей Урсуляк хорошо знает Павла Любимцева, художественного руководителя моего курса. Любимцев показал ему записи наших студенческих работ, и Урсуляк меня пригласил в "Исаева".

— Вы поступили в стажерскую группу "Мастерской Петра Фоменко", уже работая в Театре имени Моссовета. Почему?

— Это случилось спонтанно. Конечно, все мечтали попасть к Петру Наумовичу. Он — мастер, педагог, а не просто художественный руководитель. Ходили легенды о том, что в "Мастерскую Фоменко" актеров со стороны не принимают, и поэтому, когда он стал набирать стажерскую группу, все сюда хлынули, был дикий конкурс.

— Фоменко строгий педагог?

- Он никогда не бывает только добрым или только сердитым. Иногда скажет на репетиции какую-нибудь фразу, и актер потом над ней очень долго думает. Я стараюсь взять у него все, что можно.

— Когда снимали "Исаева" вы уже учились в "Мастерской"?

— Да, на первом курсе.

— Фоменко легко вас отпустил на съемки?

— Он, конечно, был не очень доволен, но отпустил.

— Жена разведчика, которую вы сыграли в "Исаеве" — мягкая, нежная, напоминает женщин 30-х годов. В жизни вы абсолютно на нее не похожи. У вас был какой-то прототип?

— Да, моя героиня — существо из другого мира, она немного идеализирована: лично мне хотелось сделать ее характер значительно острее. Но никакого прототипа у меня не было. Просто, у каждого фильма и спектакля своя атмосфера. Создавая ее, режиссер настраивает актера на материал, и если все получилось, атмосфера передается зрителям.

— В одном из интервью вы говорили, что натурные съемки были для вас труднее всего. Интересно, почему?

— Я в первый раз снималась на натуре, и меня отвлекало все, что происходило вокруг. Нужно держать внимание, а тут ветер дует, шум, то птичка пролетит, то еще что-то произойдет незапланированное. И еще я очень мерзла. Часть сцен "Исаева" снимали зимой в Севастополе, рядом с морем - дул такой пронизывающий ветер...

— Вы с Даниилом Страховым замечательно сыграли влюбленных. Для того, чтобы так играть, нужно подружиться с партнером, или можно сыграть любовную сцену с практически незнакомым человеком?

— Не могу сказать, у меня еще мало опыта. У нас с Даниилом во время съемок было нормальное, рабочее общение. Хотя я думаю, что можно сыграть любовную сцену и с незнакомым человеком. Это зависит от актеров. Мне даже кажется, что иногда дружба может помешать актерам сыграть любовь. Но точно сказать не могу.

— Сейчас вам предлагают сниматься в кино?

— Да, но от очень многих работ мне пришлось сразу отказаться, потому что просто нет времени ездить на пробы.

— Не жалеете об этом?

— Конечно, я бы хотела сниматься в кино. Но сейчас я выбираю театр - и не просто театр, а конкретную работу, хочу ее закончить. Я репетировала "Алису в Зазеркалье" и не могла отрываться от работы, чтобы куда-то ехать.

— Правда ли, что не поступив в театральное училище, вы зарабатывали тем, что раздавали на улице рекламные флайерсы?

— Для меня это была веселая игра в то, что я работаю и раздаю на улице листовки. До этого я была тихим, домашним созданием, и мне очень нравилось ощущение своей самостоятельности. Это было прекрасное время. За год я сменила несколько профессий. Раздавала листовки, потом пошла работать в пиццерию, где за пару месяцев прошла путь от официантки до повара, переживая ощущение эйфории от такой стремительной карьеры. Потом работала в школе организатором детских праздников. Параллельно ходила по отборочным турам разных театральных институтов - и поступила в Театральное училище имени Щукина.

— Как родители отнеслись к тому, что вы так резко начали самостоятельную жизнь?

— Очень спокойно. Когда я не поступила в театральное училище, у мамы и папы не было никакой паники. Они мне доверяли: не нервничали, не предлагали мне поступить хоть куда-нибудь, и мне это очень помогло.

— Чего вам сейчас не хватает?

— Общения.

Я иногда думаю: какой бешенной популярностью пользовался бы блог, в котором актрисы "Мастерской Петра Фоменко" записывали бы все, что с ними происходит и о чем они думают?

- Не могу ответить за всех актрис "Мастерской Петра Фоменко". Если говорить обо мне, то у меня нет времени на то, чтобы вести блог, да и нет потребности писать. В последнее время я стараюсь записывать в тетрадь какие-то мысли и наблюдения, связанные с ролью. Но мне это удается с трудом.

— Вам не кажется, что ваш театр похож на заколдованный замок, отгораживающий актеров от окружающего мира? И что, выходя на улицу, актерам приходится сталкиваться с суровой реальностью?

— Не думаю, что "Мастерская Фоменко" похожа на заколдованный замок. Конечно, у меня случаются трудные ситуации, когда, например, останавливает гаишник или на меня накричат в магазине. Кажется, что я попала в другой мир. Но думаю, что со временем научусь балансировать.

— А гаишники вас часто останавливают?

— Крайне редко. Видимо, у меня такой ангельский вид, что меня невозможно в чем-то заподозрить. Поэтому я иногда со спокойной душой езжу без документов.

— Когда вы сели за руль?

— В прошлом году, в апреле.

— Не страшно было?

- Нет, это случилось спонтанно. Обычно я не ощущаю опасности и не могу предвидеть, что со мной может произойти. Когда мне разрешили ездить самостоятельно, я сразу поехала далеко на юг Москвы, неправильно встроилась в ряд машин, и меня долбанули. Но я не стала переживать, просто поехала дальше.

— Никогда не думал, что вы такая безбашенная.

— Я не безбашенная, это просто контрапункт. Петр Наумович всегда говорит, что контрапункт надо выстраивать в любой роли. Такая решительность, при моей внешности — это и есть контрапункт.

123
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top