Теона Контридзе: "Меня вдохновляет любовь"

Просмотр списком

Одна из самых интересных современных певиц России Теона Контридзе рассказала корреспонденту Tata.ru о себе, своем характере, творчестве, детях и о многом другом.

Теона Контридзе: "Меня вдохновляет любовь"

- Теона, у вас такая потрясающая энергетика, это ваш грузинский темперамент дает о себе знать?

— Ну, наверное, да, Грузия. Не знаю, у меня характер всегда был такой энергичный. Даже для Грузии это было слишком.

— Знаете, складывается впечатление, что в вас всё ещё живёт такая маленькая озорная девчонка.

— Да, я пытаюсь не убить в себе какой-то детский аспект, стимулирую и храню его.

— Вы ломаете стереотипы во всём: в музыке, в стиле, имидже. Почему?

— Скажем так, мне просто хочется чуть-чуть быть хиппи и чуть-чуть панком. Я не знаю почему. Ну потому что я такая. Я ничего не пытаюсь делать специально. Я никогда не любила такую обычную музыкальную форму. Форму, которая зарекомендовала себя, как классическая. Мне очень нравилось исполнение других. Я примеряла эту форму на себя, и мне всегда хотелось эту форму как-то разрушить. Может быть, у меня просто энергетика разрушителя.

— В одном из своих интервью вы сказали, что не воспринимаете таких исполнителей, как Мадонна. Но, скажем, уважаете ту же Мадонну как продюсера. С чем это связано?

— Да нет, не то чтобы я их не воспринимаю, просто они на меня не влияют. Я их воспринимаю прекрасно, как профессиональных людей, и они имеют гораздо больше публики, чем любой джазовый исполнитель. Потому что это четко выстроенная позиция. И социологи над этим работают. Это такие политические проекты на самом деле. Они на меня не влияют. Ради Бога, другие люди могут "торчать", тратить деньги на диски, на концерты, все что угодно.

— Скажите, а среди сегодняшних исполнителей есть люди, которых вы признаете и уважаете, как артистов?

— Не знаю, ну вот мне очень симпатична Pink, я покупаю её диск. Она озорная, живая, очень хорошо поет.

— А среди отечественных исполнителей кого-нибудь можете назвать ?

— Ну, это все будет очень личное. Хотя у этих людей с музыкальным репертуаром тоже все в порядке. Мне нравится Сергей Лазарев, лично люблю его и нравятся очень многие вещи, которые он делает. И я очень переживаю, болею за него. Я очень люблю группу "Винтаж", очень люблю Лёшу Романова: хорошие ребята, трудятся, работают, ищут опять же какую-то новую форму. Вот нравится "Винтаж" и Лазарев. Мне всегда очень симпатична была группа "Гости из будущего". Жалко, что их не существует в том виде, в котором они были когда-то. Это был очень хороший поп-продукт.

— У вас промелькнула мысль, что джазовые артисты не настолько популярны в прессе, и за автографами не стоит толпа людей, как за "юными звездами". Как вы это можете объяснить?

— Я думаю, это нормально, что я менее интересна людям, чем допустим Лолита или София Ротару, или Алла Пугачева. Во-первых, они поют русскоязычный материал и издают очень понятную для этого социума эмоцию, очень понятные тексты и очень понятную энергию. Каждая женщина ощущает единство с ними. Со мной это очень сложно. Я думаю, это связано с тем, что я не обсуждаю эту тему в моей музыке и не делаю это так, как принято в России. Я, честно говоря, не очень люблю вот эти массовые сношения, ну как сказать... Я люблю всяких людей, но я люблю людей, которые способны воспринимать сложный материал. Я не ем жареный картофель, вообще, принципиально. Я его разлюбила. Шаг за шагом мне было интересно искоренить те вещи, которые любят все. Сначала я это делала специально. Так, например, в 12-13 лет я не ела то, что ели все. И в итоге я пришла к тому, что у меня сформировался какой-то такой необычный вкус к пище, и к живописи, и к фотографии и к музыке.

— В российском шоу-бизнесе принято посещать различные светские мероприятия. Кто-то приходит туда, чтобы пиарить себя, пиарить других звёзд. В этом плане грузинский шоу-бизнес отличается от нашего?

— Вы знаете, я в Грузии не живу уже 15 лет. Хотя должна вам сказать, что у меня грузинского менталитета не было даже тогда, когда я жила в Грузии. У меня менталитет грузинки, живущей в России. На меня повлияли многие культуры. В том числе американская культура повлияла на меня не меньше, чем грузинская. Я американскую культуру обожаю. Кино люблю американское очень, театр, танец, да и вообще люблю американский стиль жизни.

— Но для того, чтобы полюбить чью-то культуру, нужно к ней самому как-то приобщаться, о ней нужно многое знать. Кто вас приобщил именно к американской культуре, может быть, кто-то в семье или среди друзей?

— Не, не, у меня в семье был культ Германии. У меня папа абсолютно германист такой.

— А мама?

— А мама пофигист. Мама любила меня и папу. Сейчас моя мама уже ушла на тот свет, а папа ещё не ушёл, слава Богу, и пускай подольше остается со мной, он даёт мне силы.

— Вы не жалуетесь на свою судьбу, всегда улыбаетесь, подбадривает всех вокруг. Вы, наверное, очень позитивный человек?

— Вы знаете, некоторые люди меня воспринимают как очень позитивного человека, а некоторые — конченой сукой. И это нормально. В жизни я совсем не позитивная. Я много грущу, думаю, анализирую. У меня такой мужской склад ума, и иногда это делает мне больно. Не могу сказать, что я замкнутый человек. Я открытый человек, и иногда мне от этого не очень хорошо, потому что я думаю, что открыта и, соответственно, человек для меня тоже должен быть открыт. Я очень много говорю, у меня длинный язык. Могу сказать намного больше, чем нужно, и порой даже то, что не стоит говорить всем. Раз я не скрываю о себе что-то, то думаю, что и другие не скрывают. И годы меня, к сожалению, ни чему не учат в этом смысле. Ну, друзья, это понятно. Я могу им сказать всё. Они уже привыкли ко мне и способны воспринимать меня такой, какая я есть. У меня, кстати, немало таких верных друзей, наверное, человек шесть. И я тоже воспринимаю их такими, какие они есть. В этом вообще философия жизни.

Кроме того, что вы певица, вы ещё и мама. Расскажите о ваших детях. Чем они живут?

— Дети... они невероятные. Я просто счастлива с ними. Ой, они обычные дети, нет там ничего оригинального. Они очень красивые. И я не слишком оберегаю их, я просто поддержку даю и люблю. Всё. У меня нет истерики, что они упадут в колодец. У меня нет истерики, если, например, они на даче. Я не думаю: "Ой, как же я тут без них". Слава Богу, что у меня сейчас есть время на то, чтобы посвящать сколько-то времени себе и своему духовному равновесию. Быть родителем очень сложно. Если ты не можешь, если ты не готова к трудностям, не делай детей.

— Как материнство повлияло на ваше творчество и мироощущение?

— Понимаете, я не могу сказать, что слово "материнство" появилось во мне с момента появления моих детей. Я всегда была чуть-чуть мамочкой. В детском саду была мамочкой. Вот всё время. Мне было пять лет, и я выгуливала двухлетних детишек. И мне всегда доверяли почему-то. Я жила на восьмом этаже и выгуливала постоянно девочку с четвёртого этажа. Могла с ней часами гулять, потом привести назад. Это было в пять-шесть лет. Серьёзно говорю. То же самое было и в другие периоды. Я постоянно кого-то опекала. Не могу сказать, что я семейный человек. Просто это инстинкт. Его невозможно выработать: либо есть, либо нет. В моём понимании "хорошая мама" — это не мама-опекун, а мама, не мешающая раскрыть настоящий потенциал в человеке. Очень важно не мешать ребёнку.

— Вы перепеваете старые пени, саундтреки. Как осуществляется выбор композиций? Вам кто-то предлагает эти песни?

— Я беру песни, которые мне симпатичны. Во время выбора репертуара ориентируюсь на режиссёрский взгляд. Мне важен режиссёрский взгляд на вещи. И если я могу себе представить, как при этом выгляжу, что на сцене делаю, то есть музыка — это саундтрек к твоим действиям. Это не просто музыка. Никого не волнует музыка, людей интересует человек, который это делает. Или ты захватываешь аудиторию своей энергией, и за тобой идут, или этой энергии нет. Это магия. Иногда смотришь на артиста, которому уже за 60 и думаешь: "Это невозможно. Человеку за шестьдесят и он ещё такая мышца кружащая. Это чудо!" Хотя я иногда тоже горжусь собой, потому что во мне почти 90 кг, и я ещё пляшу, какие-то кульбиты делаю. И сама иногда смотрю свои видео и думаю: "Кто это? Что за энергия у этого человека?"

— Сейчас вы сами себя делаете. Каково это, скажем так, оторваться от продюсера?

— Единственной моей работой с продюсером был мюзикл "Метро". Тогда моим продюсером был Александр Вайнштейн. Мне более любопытно быть с продюсером, чем с ним не быть. Потому что у меня не было такого опыта — "быть с продюсером". Быть управляемым человеком — это другое. Мне кажется, в этом нет ничего плохого. У меня не было никакого опыта в сольной карьере с продюсером. Да, были люди, которые говорили: "Теона, тебе вот тут надо так". Мне кажется, что продюсер — это как часы Rolex, например. Часы же без коробки не продаются. Часы, которые продаются без коробки стоят сразу процентов на тридцать меньше, чем с коробкой. То же самое — вот из магазина вышла, надела часы, выбросила коробку, и сразу часы стоят на 30 процентов меньше. Так вот продюсеру очень важно сделать коробку, пакет. От пакета зависит, как будет продаваться исполнитель. Важно, чтобы продюсер и исполнитель были в стопроцентном доверии к друг другу. Очень важно, чтобы исполнитель не видоизменялся при этом, ни визуально, ни... Я имею ввиду исполнителей, которые уже изначально являются неким message для публики. Правда, при всём уважение к поп-культуре. Там Бритни Спирс, Кристина Агилера... эти девочки рождены, чтобы ими управляли. И это правильно, что у них есть продюсер. И это правильно, что им говорят, что вот сейчас надо покрасить волосы, сейчас надо похудеть, сейчас надо потолстеть, там сейчас надо надеть трусы, чтобы папарацци тебя сфотографировали. Это всё чётко выстроенная конструкция. Я просто не понимаю, как некоторые исполнители связывают свою жизнь с продюсерами, а потом хотят от них независимости. С чего это? Если уже миллион на тебя потрачен, ты сначала отработай эти деньги и потом иди, куда хочешь.

— И всё же советуетесь с кем-то по поводу имиджа, стиля?

— Конечно, советуюсь с друзьями, близкими. Но нельзя сказать, что я к ним прислушиваюсь на сто процентов. Бывает, что очень прислушиваюсь. Есть миллион людей, которые имеют на все своё мнение, они все очень интересные люди. Почему бы интересных людей не послушать? Но я абсолютно не завишу от социального мнения.

— Что вас вдохновляет?

— Любовь. Только любовь. Ой, я вообще жизнь очень люблю в любом её проявлении.

8377
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top