Светлана Иванова: "Надоело играть страдалиц"

Женсовет tata прь 28.09.2010 11:55
Просмотр списком

Помимо таланта, актеру нужно везение. Ведь будь ты хоть самый талантливый актер, но если не везет, то и на кастингах тебя не будут замечать, и награды будут обходить стороной. Светлане Ивановой повезло — удача просто преследует ее. Молодая актриса постоянно снимается, причем в проектах, которые приносят ей награды и любовь зрителей. Чего боится и чему радуется одна из самых востребованных молодых актрис российского кинематографа — в интервью Tata.Ru.

Светлана Иванова: "Надоело играть страдалиц"

— Ты становишься популярной — что подтвердило и участие в недавно вышедшем в прокат фильме «Москва, я люблю тебя», куда были приглашены многие звезды. С приходом большого успеха не возникает ли у тебя желания начать жить по-другому, с размахом — например, прийти в дорогой магазин и купить все, на что упадет глаз?

Я родом из очень небогатой семьи, и мы жили достаточно скромно, поэтому в детстве я такие мечты лелеяла. Но сейчас я стараюсь держать себя в руках, потому что есть риск дорваться — и тогда меня не остановить. (Смеется.)

— А сняться в каком-нибудь фильме и в один миг прославиться на весь мир ты не мечтала?

— Нет, вот о таком я не думала. Мне кажется, в этом нет ничего радостного. Ну, проснешься ты знаменитой — и что дальше? Мне интереснее, когда все происходит поэтапно.

— Как?! Мне казалось, девушкам нравятся сказки о красотках вроде героини Джулии Робертс и золушках — все эти истории о неожиданном счастье.

— Это все сказки. А в жизни нужно прикладывать усилия, чтобы сказка сбылась. Хотя я не особо стараюсь, но постепенно у меня все получается. Чтобы успех или счастье резко свалились на голову, это нужно заслужить перед Вселенной. Я пока ничего такого не сделала.

— Можешь вспомнить, когда ты чувствовала себя абсолютно счастливой, — когда поступила в театральный, когда тебя утвердили на роль в «9 роту», когда получала призы за фильм «Франц + Полина»?

— Когда мне вручали призы, я почти никакого счастья не испытала, потому что все награды я получала в кафе возле метро. Я много снималась, постоянно была в разъездах, поэтому не участвовала на церемониях. Зато мы с режиссером картины жили неподалеку друг от друга, договаривались о встрече, и он все призы мне привозил. (Смеется.) А вообще я радуюсь мелочам. Например, я очень радуюсь, когда сбываются детские мечты. Вот, в детстве я смотрела фильм «Карнавал» с Ириной Муравьевой, и мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь я окажусь с ней на одной площадке, да еще и общаться мы будем душевно. Когда мы снимались вместе, я вспомнила свое детское ощущение, и вот это было счастье. И такое со мной часто происходит — мечты сбываются фантастическим образом.

— Кстати, родители не отговаривали тебя от поступления в театральный?

— Еще как отговаривали! Я очень хорошо училась в школе, и они хотели для меня более предсказуемого будущего, но вышло по-моему. Мама достаточно быстро сдалась, а папа параллельно с моим поступлением все равно узнавал, в каких институтах еще идет набор, какие предметы мне надо подготовить. Но сейчас, как мне кажется, они рады.

— Сейчас на кастингах ты уже не волнуешься, наверное?

— Очень волнуюсь. Большинство артистов ненавидят пробы и стараются их избежать, а мне повезло — я их очень люблю. Я считаю: даже, если я в этом кино не снимусь, у меня есть возможность попробовать нечто новое. Поэтому я отчасти волнуюсь, а отчасти радуюсь. Для меня лучший способ снять мандраж — это отдаться ему на все 150%, переволноваться, чтобы потом отпустило. Недавно у меня был очень интересный опыт — я первый раз в жизни отправилась на театральный кастинг, где смотрели артистов для нового спектакля. Я понимала, что я киноактриса с бешеной занятостью и отсутствием опыта работы в театре, и мне ничего не светит. Тем не менее, мне было невероятно интересно, и я получила настоящее удовольствие.

— Обычно ты чувствуешь на кастинге, утвердят тебя на роль или нет?

— Нет, потому что это абсолютно непредсказуемо. Даже если ты, по своим личным ощущениям, все сделал хорошо, даже, если режиссер считает также, это еще ничего не значит. И дело не в том, что кино сегодня продюсерское, и актеров утверждают они — в этом нет ничего страшного. Эта наша действительность, в которой надо научиться жить. Просто существует пасьянс из лиц и надо, чтобы все талантливые, прекрасные актеры, которых отобрали, подошли друг другу. Так что в том, что тебе предпочли другую актрису, нет ничего обидного.

— В этом году выйдет фильм «Львы, орлы и куропатки», где ты играешь любовницу Чехова Лидию Авилову. В своих мемуарах она описала их многолетний роман, о котором никто не догадывался. Ты читала ее книги и как ты думаешь, был ли он в действительности?

— Конечно. Мне выпала честь с ней немного, таким вот образом, познакомиться. Это потрясающая женщина, очень искренняя, и именно поэтому у меня нет оснований ей не верить. Она ведь не навязывала никому эту историю. Она скрывала свой роман, потому что была замужем и имела троих детей. В то же время, ее тянуло к Чехову. А он на момент их знакомства был болен и потому не считал возможным связывать кого-либо обязательствами по уходу за собой. Свои воспоминания она написала только после смерти мужа, а опубликованы они были уже когда ее самой не стало. То есть при ее жизни об этом никто не знал. Мне кажется, это высоко.

— А вот в фильме «Сказка. Есть...» у тебя роль дочери Барби и Кена. Считаешь, что актриса должна перевоплощаться в любого персонажа?

— Да, по крайней мере, это очень интересно. У меня был период в карьере, который я называю «Девочки из Красноярска», — в течение нескольких лет мне предлагали играть страдалиц, приехавших из провинции, у которых все плохо. Но мне это быстро надоело, после чего сразу стали появляться интересные предложения.

— Я знаю, что у тебя есть осколок тарелки, которую перед началом съемок «9 роты» разбил Бондарчук.

— У меня уже много кусочков от тарелок, и когда-нибудь я склею их в одну большую. Это киношная традиция, которая имеет логичное объяснение. В первый съемочный день разбивается тарелка, вся группа забирает себе по кусочку, а в последний день их складывают вместе. В идеале должна получиться целая тарелка — это означает, что никто в процессе работы не отвалился. Но сейчас обратно тарелку не составляют, забывают об этом, а осколки собирают многие. Я храню «частички» всех своих любимых картин. А «стекляшку» Бондарчука я загоню за лютые деньги, если вдруг наступит какой-нибудь кризис, и я окажусь на мели. (Смеется.)

6836
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top