Пенелопа Крус: без мужчины никак не обойтись

Просмотр списком

В российский прокат выходит картина испанского режиссера Изабель Койшет "Элегия", где Пенелопа Крус сыграла роль юной студентки, лишевшей сна солидного профессора. Этот фильм был впервые показан на Берлинском кинофестивале, куда испанская актриса специально прилетела для участия в презентации. Нашему корреспонденту удалось побеседовать с Пенелопой Крус сразу после премьеры.

Пенелопа Крус:  без мужчины никак не обойтись

— Мисс Крус, после множества неоднозначных характеров у Педро Альмодовара - в "Элегии" вы играете традиционную любовную историю. Не было ли вам скучно изображать влюбленную в пожилого профессора студентку?
- Ну да, в "Элегии" мне не пришлось прятать в холодильник труп только что убиенного мужа и находить воскресшую мать под кроватью - что правда, то правда. Но играть настоящую любовь - это ведь тоже необыкновенно. Если у Альмодовара в "Возвращении" женщины преспокойно обходятся без мужчин — моего мужа там убивают, как вы помните, в самом начале фильма - то в "Элегии" без мужчины никак не обойтись.

— Для любви нужны как минимум двое?
— Как минимум, совершенно верно. Одного явно недостаточно.

— Однако ваша героиня в одиночку тащит на себе груз своего чувства — ее партнер, столкнувшись с трудностями, сразу же пугается.
— К сожалению, это так. Но "Элегия" - не банальная мелодрама о невостребованной женственности, мужской трусости и эгоизме.

— О чем же тогда этот фильм?
— О том, что любовь, даже не слишком обычная с обывательской точки зрения — ведь он старше ее лет на тридцать, ведет к бессмертию, к особого рода совершенству. Если, конечно, любовники выдержат испытание временем и обстоятельствами.

— А если не выдержат?
- Тогда бессмертие отодвигается на неопределенное время, возможно, даже навсегда. Потому что встретить подлинное чувство можно только один или два раза в жизни... Нет, пожалуй, лишь один раз. Второго случая не представится.

— Простите за фамильярность, а в вашей личной жизни что-нибудь подобное происходило?
— Простите за скрытность, но ничего про свою личную жизнь говорить не буду. Кроме того, сейчас моя голова занята абсолютно другими проблемами. Если подобное чувство возникнет в моей жизни, то и слава Богу: но как-то это ускорять, провоцировать, разыгрывать искусственно — не в моей натуре.

— Сейчас ваша карьера на подъеме. Говорят, вы уже снимаетесь в новой картине Вуди Аллена вместе со Скарлетт Йоханссон и Хавьером Бардемом?
- Правду говорят. Работа с Вуди Алленом — это что-то невероятное. Более легкого, тонкого, изящного режиссера я в своей жизни не встречала — если не считать, конечно, моего любимого Педро Альмодовара. Но там было другое: возвращение к корням в Испанию, удовольствие от того, что играешь на своем родном языке. У Аллена, несмотря на то, что играть приходится на чужом мне английском, тоже есть эта стихия импровизации, легкости, детской игры.

— Таблоиды пишут, что у вас в этом фильме есть откровенная лесбийская сцена со Скарлетт Йоханссон: такого, кажется, в вашей карьере еще не было?
— Зато я вслух произносила очень неприличные слова в фильме Альмодовара "Все о моей матери" (смеется). Вообще, не вижу в этом ничего особенного. Можно подумать, в жизни мы с этим не сталкиваемся. Если режиссер придумывает подобные сцены не для того, чтобы просто шокировать публику, то сыграть можно все, что угодно, — и лесбийскую любовь в том числе. Я не ханжа.

— Ну а сексуальные сцены в "Элегии" трудно было играть?
— Это вопрос доверия и профессионализма партнера. А кто сомневается в профессионализме Бена Кингсли? С другой стороны, как подумаешь, ЧТО приходится выдерживать актерам в угоду пресловутой "правде жизни", мурашки по коже... У меня, слава Богу, откровенных сексуальных сцен еще не было. Это одна из самых сложных задач для актеров: особенно когда рядом стоит толпа техников, осветителей, и все смотрят в упор, как вы лежите с кем-то в постели и целуетесь. Брр...

Берлин — Москва

341
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top