Тридцать три по три

Просмотр списком

Альманах длиной в сто минут, снятый 33 режиссерами с мировым именем.

Тридцать три по три

Жиль Жакоб, бессменный президент Каннского фестиваля, аккурат к юбилею своего детища "построил" 33 классиков, заставив каждого из них снять по короткометражке. Условия были жесткие: чтобы действие обязательно происходило в кинотеатре и чтобы длилось не дольше трех минут. В результате получился киноальманах, подписанный самыми звездными именами.

Как сказал маститый Андрей Кончаловский: "Задача особенно тяжела для тех, кто привык мыслить глобально и снимать трехчасовые полотна. Подозреваю, что Жиль Жакоб, прославленный интриган, сделал это неспроста: хотел, видимо, проверить, на что способны мэтры. Если человеку есть, что сказать, то и трех минут хватит".

Интересно, как отыграны эти минуты такими разными мастерами, как, скажем, Элиа Сулейман или Маноэль Де Оливейра. Столетний классик Оливейра, видимо, не понял задачу и снял прелестный экзерсис на тему встречи Хрущева и Папы Римского. При чем здесь кино, никто не понял, но спорить с аксакалом не стали. Вечно ироничный Элиа Сулейман наваял почти немую картину, где режиссер, которого играет он сам, выглядит сущим идиотом. Ларс фон Триер изобразил киномана, расправившегося с болтливым соседом, мешающим ему смотреть кино; Кен Лоуч высмеял голливудскую лабуду; Дэвид Линч, как всегда, показал феерический абсурд, завораживающий и пугающий, как дурной утренний сон. Единственная женщина в этой суровой мужской компании, Джейн Кэмпион, создала "феминистскую" балладу, где женщину-мотылька давит мужской каблук.

Интересно, что все авторы альманаха явились в Канн весной прошлого года собственной персоной: никто, кроме нашего Сокурова, не посмел игнорировать предложение Жакоба.

То был незабываемый во всех смыслах вечер: если бы не скандальная выходка Романа Полански, обозвавшего присутствующих журналистов идиотами, эта встреча напоминала бы прощание с кинематографом ХХ века. И не только потому, что во многих творениях продемонстрирован полупустой или совсем пустой кинозал, но и потому, что мы увидели воочию тех, кто этот кинематограф создавал.

А сюжет короткометражки Дэвида Кроненберга и вовсе построен на том, что в туалете последнего в мире кинотеатра собирается застрелиться последний в мире еврей. Пока Кроненберг, сам сыгравший этого "последнего еврея", и так и этак пристраивает к себе пистолет, за кадром идет уморительный комментарий двух дурашливых ведущих, болтающих с MTV-шными интонациями: это, судя по всему, и есть голос нового века.

В прокате с 27 марта

8933
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top