Джейн Биркин: хочу рожать еще

Просмотр списком

Джейн Биркин – не только актриса, певица и фотомодель, но и брэнд, символ, легенда. Английская аристократка, она рано начала свою самостоятельную карьеру, став сначала секс-символом Лондона семидесятых, а потом музой, женой и соавтором знаменитого Сержа Генсбура. И сегодня Биркин ничуть не похожа на вышедшую в тираж "экс-звезду": она активно снимается, снимает сама и выступает с концертами по всему миру. Наш корреспондент встретился с Джейн в Париже и задал несколько вопросов о ее новом фильме.

Джейн Биркин:  хочу рожать еще

— У вас появилось новое увлечение — режиссура?
— Ну да, ну да. Когда так долго работаешь в кино, знаешь столько людей, подвизающихся в этом деле, хочется и самой попробовать.

— Странное название у вашего фильма — "Коробки"...
— Зато многозначительное (улыбается, подмигивает). Переехав в новую квартиру, моя героиня оказывается в окружении множества коробок.

— В которых и заключена ее жизнь?
— Ну конечно! Открывая каждую из них, она начинает вспоминать своих мужей, детей, знакомых, свои романы, увлечения, друзей. Короче говоря, прожитую жизнь. Вы правильно догадались.

— Простите, а это автобиографическая история?
— В том-то и дело (вздыхает). Я начала писать сценарий сразу после смерти Сержа, продолжила, когда умер мой отец, и потом не останавливалась. Таким образом я, наверное, изживала свою боль. Когда Серж умер, я еле пережила это, когда же умер мой папа, думала, что не переживу. Этот сценарий — моя терапия. Или, лучше сказать, — исповедь.

— Исповедь вроде "Восьми с половиной" Феллини или "Американской ночи" Трюффо снимается, когда наступает определенный кризис.
— Это правда. Вот мне и захотелось написать сценарий о кризисе пятидесятилетней женщины, о том периоде в жизни каждой, когда многое позади, а вот что впереди — неизвестно.

— Но до старости еще далеко.
— Но матушка природа распорядилась так, что будущего — я имею в виду женское будущее, то есть детей, — не предвидится.

— Однако кризисы бывают и у мужчин.
— Только другого порядка. Вы же сами понимаете, что даже семидесятилетний мужчина может иметь ребенка. Но не женщина. В этом — наша основная проблема.

- Но у вас три прекрасные дочери — талантливые и знаменитые.
— Ну да, а я сетую, что не могу иметь еще и еще. Есть что-то жестокосердное со стороны природы в том, что с определенного возраста мы обречены быть бабушками, но не матерями.

— Простите за такой вопрос, но все ваши дочери от разных мужей?
— (Смеется) Ну да, это же известный факт. Я рассталась со своим первым мужем, Джоном Барри, потому что у него всегда были романы на стороне. От него я в 19 лет родила свою первую дочь, Кейт. С Сержем Генсбуром я тоже рассталась, правда, прожив целых 12 лет, и родила вторую дочь — Шарлотту.

- А с Сержем — почему?
— Потому, что в его квартире все было его. Его картины, книги, мебель... Все должно было быть так, как ему хочется. Нам с девочками там будто не было места. Кроме того: его увлечение алкоголем стало просто невыносимым.

- А третий развод?
— Третий муж сам меня бросил.

— Не всякая женщина, тем более такая знаменитая, как вы, признается в этом.
— Я предпочитаю всегда говорить правду — так легче и удобнее.

— И такой чисто женский вопрос. Почему знаменитая фирма "Гермес" назвала одну из лучших моделей своих сумок вашим именем?
— О, это давняя история! Летела я как-то в самолете с симпатичным попутчиком и пожаловалась ему на неудобство современных дамских сумок. Попутчик попросил меня нарисовать эскиз идеальной сумочки, что я и сделала. И только потом выяснилось, что я летела с Жаном-Луи Дюма, владельцем марки "Гермес"! Теперь у меня пожизненный бонус в их магазинах — но, признаюсь, все свои лучшие варианты я распродала на благотворительных аукционах.

— Это и есть лучший подарок, который вам когда-либо преподносил мужчина?
— Нет, лучший — это альбом песен, который когда-то посвятил мне Серж. Вообще, все самое лучшее — это не материальное.

4871
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top