Тест на "сияние"

Просмотр списком

В наше время, когда все бесконечно кого-то цитируют, сравнивают и на что-то ссылаются, даже звезды стали объектом экспериментов.

Тест на "сияние"

Один знаменитый критик и одновременно тонкий ценитель женской красоты как-то рассказал мне, что в городе Париже познакомился с близким ему по духу человеком — хозяином парижского ресторана, арбитром вкуса и элегантности и тоже ценителем женственности. Разговор — пока хозяин угощал своих российских гостей — шел исключительно о кинозвездах, портретами и автографами которых его ресторан был буквально напичкан. Интересно, что главное слово, которое парижанин употреблял в отношении звезд настоящего и прошлого, было "дивайн" (то есть — "божественная" по-английски). Вот, скажем, Катрин Денев — несомненно "дивайн", говорил он, а вот Моника Белуччи — совсем не "дивайн", да и Пенелопа Крус — тоже. Не "дивайн", по мнению нашего судьи, были и старательная Николь Кидман, и инфернальная Шэрон Стоун, и многие другие. Ту же Жанну Моро, одну из лучших актрис прошлого столетия, он не назвал "дивайн".

Этот смешной, казалось бы, разговор — в самом деле, мало ли у кого какие вкусы — имеет основание. От звезды, считают очевидцы, и вправду исходит особенный свет. Звездная особа притягивает безо всяких поэтических преувеличений. Замечено и другое: современные звезды притягивают все меньше и меньше; и не в красоте тут дело. И даже не в таланте. А именно в качестве "звездности" и умении "сиять". Продюсеры раннего периода нюхом чуяли это свойство — когда человека любит камера — и построили на этом целую империю.

Во времена же "постмодернизма", когда все кого-то цитируют, ссылаются на первоисточники - даже женственность стала объектом таких экспериментов. Кинозвезды — Скарлетт Йоханссон, Пенелопа Крус, Моника Белуччи, Одри Тоту или Николь Кидман — всем своим обликом на что-то такое намекают, с чем-то невольно полемизируют и куда-то стремятся. Куда, спрашивается?

Когда Педро Альмодовар в "Возвращении" бесцеремонно советует своей музе, Пенелопе Крус, "надеть" накладной зад, он имеет в виду Софи Лорен ("Грудь у меня своя!" — постоянно повторяла Пенелопа, обиженная тем, что про этот самый зад знают теперь все на свете).

Когда Брайан де Пальма в "Черной орхидее" любовно одевает Скарлетт Йоханссон в атласные белые платья эпохи послевоенного кино, он держит в голове, конечно же, Мэрилин Монро.

Тест на "сияние"
Тест на "сияние"

А Вуди Аллен и вовсе не боится прямых цитат: в фильме "Матч Поинт" он наряжает Йоханссон в белый халатик с глубоким вырезом, скроенный по образцу легендарного платья-халата Монро. Удачную режиссерскую находку немедленно доводят до абсурда глянцевые фотографы и работники рекламы: и вот уже от живой и непосредственной американской простушки, каковой Йоханссон предстала в своих лучших работах ("Трудности перевода" и "Мир призраков"), не осталось и следа — один лишь отфотошопленный вариант "новой Монро".

Режиссер Жан-Пьер Жене, приглашая на роль Амели тогда еще начинающую актрису Одри Тоту, имел в виду образ Одри Хепберн. Ему нужна была лукавая девушка-подросток, повадками и внешностью напоминающая доброго и легкомысленного эльфа.

Тест на "сияние"
Тест на "сияние"

Сперва он звал на эту роль британку Эмили Уотсон с ее обаятельной детской мимикой. Но когда увидел фотографию Одри Тоту, тут же понял, что попал в десятку. Тоту оказалась не просто тезкой Хепберн, а прямо-таки ее "прямой цитатой". В "Амели" это внешнее сходство двух актрис сознательно подчеркивается: у Тоту здесь короткая челка, акцентированный на глазах макияж и даже уши торчат точно так же, как у Хепберн в "Римских каникулах". Большинство режиссеров, работавших с Тоту после Жене, чаще всего эксплуатировали уже закрепившийся за ней образ "второй Одри".

Тест на "сияние"
Тест на "сияние"

Даже харизматичная Николь Кидман не смогла уберечь себя от теней прошлого. Режиссер Алехандро Аменабара, снимая мистический триллер "Другие", позвал Кидман на роль героини по имени Грейс, которая живет в полумраке старинного особняка с детьми, страдающими аллергией на солнечный свет. Причесанная под хичкоковскую блондинку и носящая имя любимой актрисы Хича — Грейс Келли - Николь Кидман с тех самых пор ассоциируется с этим образом. Даже тот, кто не видел фильм Аменабара, взглянув на фото Грейс Келли, без труда обнаружит сходство типажа и стиля.

Тест на "сияние"
Тест на "сияние"

Перечисление этих реплик, обращенных в прошлое (Скарлетт Йоханссон — Мэрилин Монро, Одри Тоту — Одри Хепберн, Николь Кидман — Грейс Келли, Моника Белуччи — Стефания Сандрелли), можно продолжать бесконечно, что, разумеется, чести современному кино не делает. Наводя на мысль о том, что его звездная мифология осталась далеко в прошлом, когда женщина воплощала собою не только определенный эстетический "силуэт", но и совершенное существо, чьи полураскрытые на весь экран губы заставляли трепетать не только озабоченных подростков. Этот "тотем" был разрушен, табу — в том числе и эротического характера — снято. Тайна стала общедоступной, перестав быть тайной; зато теперь звезды вынуждены подогревать интерес к своей персоне громкими скандалами. А прежде публичные скандалы и эскапады были не в чести: зрители должны были додумывать личную жизнь своих кумиров.

И, поскольку ничто так не вдохновляет, как воображение, звезда лепилась из фантазий зрителей и собственных внешних достоинств. Движение было встречным, порождая порой такие культы, как, например, культ Дитрих или Гарбо. Даже кич был иным. То, что раньше считалось таковым, ныне слывет чуть ли не эталоном стиля. И если даже словосочетание "божественная Гарбо" сейчас звучит несколько высокопарно, то сказать "божественная Йоханссон" просто язык не повернется.

Тест на "сияние"
2576
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top