Музейный вклад в демографию

Просмотр списком

В Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина открылась выставка "В кругу семьи", собранная из фондов самого музея и Третьяковской галереи. Экспозиция стала одним из событий ежегодного фестиваля "Черешневый лес", а тема была продиктована, видимо, дыханием общественно-политической жизни. Как известно, 2008-й указом президента РФ назначен Годом семьи.

Музейный вклад в демографию

Начали с самого глубокого прошлого — с Египта времен еще самых первых династий фараонов: скульптурная группа из известняка изображает главного садовника и его семью. Экспонат, дающий волю фантазии по поводу устоев и норм семейной жизни в XXVI веке до н.э., но не предоставляющий, однако, точных сведений, за исключением свидетельства о существовании семейного уклада в Древнем Египте вообще. Остальное — дело воображения зрителя.

Так же, как в истории с Адамом и Евой, теоретически — самой первой семейной парой на Земле, которую Асмус Якоб Карстенс уже в XVIII веке (в таком масштабе — совсем недавно) пытался интерпретировать. Или в полотне Аньоло Бронзино «Святое семейство с Иоанном Крестителем», написанном около 1540 года. Эта картина — один из вариантов темы, волновавшей художника, и варианты эти оказываются очень разными по содержанию: картина из ГМИИ построена совсем по-иному и вызывает другие мысли, нежели аналогичный сюжет, написанный Бронзино, но хранящийся ныне в галерее Уффици.
Экспозиция демонстрирует, что художников чаще всего заботило именно то, как семья должна выглядеть: шла ли речь о святом семействе, исторических фигурах или заказном семейном портрете. То, как семья может выглядеть на самом деле, впервые заинтересовало, пожалуй, малых голландцев: с едкой иронией Исаак ван Остаде живописует «Крестьянскую свадьбу», а Давид Рейкарт III - обычай крещенского праздника «бобового короля».
Век Просвещения, несмотря на свое совпадение с галантным веком, рождает большое количество высокопарных, идеализированных сюжетов на тему семьи и брака. Чего стоит хотя бы полотно Жан-Батиста Греза «Первая борозда» (1801), вдохновленное патетикой Руссо и Дидро, на котором изображен земледелец, передающий плуг сыну в присутствии всей семьи. Впрочем, XVIII век бросается бичевать пороки с неменьшим дидактическим усердием, чем восхвалять семейный очаг. Серия гравюр Хогарта «Модный брак», созданная в 1745 году, обличает легкомыслие и распутность, приводящие к болезням и смерти. Обличительный тон подхватывает русский передвижник Максимов уже в конце XIX века — его работа «Злая свекровь» воплощает образ, нашедший свое прочное место в мифологии и фольклоре. Но парадные семейные портреты того же века вторят идиллическим картинкам более ранних времен — на то они и парадные портреты.

Начало ХХ века представлено в образах совсем не однозначных и далеко не парадных: «Семья странствующих комедиантов» Пикассо, «Субботний день» Дерена, «Белая лошадь» Шагала — более бесприютные и хрупкие образы трудно найти. Хотя именно здесь на передний план отчетливо выступает та тонкая материя, которую на протяжении веков художники пытались передать сентиментальными взглядами и жеманными позами.
Помимо работ признанных мастеров в выставку включены рисунки юных воспитанников центра «Мусейон» при ГМИИ им. А.С.Пушкина, и это немного разрушает строгое музейное повествование, точнее, сбивает понятие музейного уровня. Российские музеи традиционно сравнивают с айсбергами, поскольку они обычно демонстрируют публике лишь считанные проценты своих собраний. Из закромов Третьяковки и Пушкинского музея можно собрать десятки выставок на разные темы, вроде сегодняшней, и показать при этом произведения, последний раз виденные только зрителями предыдущих поколений, а то и вовсе доселе неведомые широким зрительским массам.

Но отечественные музеи делают это нечасто, больше заботясь о хранении, чем о показе, особенно после нашумевших в прошлом году недостач в Эрмитаже и прокатившейся вслед за тем волной проверок, накрывшей все крупнейшие федеральные музеи. Про эти проверки ходят разные слухи. Например, в одном музее хранители тренировались находить произведения за пять минут по произвольно вынутой карточке из картотеки — ждали комиссию из не очень компетентных в этих вопросах органов. Но в итоге настолько выросла морально-идейная чуткость музейных работников, что серьезная заинтересованность где-то там наверху в демографических вопросах не могла не откликнуться в их сердцах настойчивым желанием исследовать тему семьи.

Музейный вклад в демографию
Горациус де Хох. Материнские заботы. ГМИИ им. А. С. Пушкина
Музейный вклад в демографию
Музейный вклад в демографию
Пюви де Шаванн. Бедный рыбак. 1881 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина
Музейный вклад в демографию
Элизабет Виже-Лебрен. Портрет княгини Голицыной с сыном. Между 1795 и 1801 г. ГМИИ им. А. С. Пушкина
Музейный вклад в демографию
Маргерит Жерар. «Материнство». 1800-е гг. ГМИИ им. А. С. Пушкина
Музейный вклад в демографию
Паскаль Адольф Жан Даньян-Бувре. Благословение новобрачных». 1880-1881 гг. ГМИИ им. А. С. Пушкина
8485
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top