Канн, день первый: перья Джулианны Мур и психи на газонах

Женсовет tata канн 15.05.2008 13:39
Просмотр списком

61-й Каннский кинофестиваль открылся, как всегда, бравурно, при огромном скоплении народа — фанов, приехавших на набережную Круазетт издалека и загодя: уже за сутки до старта можно было лицезреть сумасшедших, расположившихся неподалеку от Большого фестивального Дворца прямо на своих рюкзаках.

Канн, день первый:  перья Джулианны Мур и психи на газонах

Впрочем, для Канна это обычная картина: первый в мире фестиваль давно оброс традициями. Восторженные толпы, сопровождающие безумным ревом и скандированием появление звезд на красной дорожке, — одна из них. Не говоря уже о патентованных сумасшедших, которые с первого дня фестиваля изо всех сил стараются привлечь к себе внимание: прямо при входе во дворец иные из них разыгрывают пантомимы, другие раздают листовки - чуть ли не в защиту насекомых, третьи висят на деревьях вниз головой, умудряясь при этом играть на гитаре. И это уже в первый день, с утра пораньше: что будет на второй и на третий - даже страшно представить.

Вообще, день открытия, самый первый фестивальный день, — всегда определяющий. Конечно, все еще зыбко и хлипко, непонятно, какой фортель выкинет президент жюри (а на сей раз это Шон Пенн, человек со сложным характером), кто выбьется в лидеры, а кто останется в аутсайдерах. Тем не менее, фигура президента жюри очень важна: когда председательствовал Тарантино, фестиваль так и искрился, заряжая своей энергетикой; а вот во времена правления Вонга Кар-Вая или Патриса Шеро действо было довольно унылым.

На пресс-конференции, что прошла утром, господин Пенн был весьма мрачен, посетовав, что все время хочется курить, но нельзя, и что ради "такого дела" ему пришлось напялить на себя костюм. Мрачно присовокупил, что ему не нравится слово "президент", явно намекая на г-на Буша. Больше ничего вразумительного Шон Пенн не сказал, поглядывая на остальных членов жюри с выражением усталого превосходства.

Кстати говоря, нынешнее жюри состоит почти сплошь из молодых и очаровательных дам: одна Натали Портман чего стоит, не говоря уже об Александре Марии Ларе, только что снявшейся у самого Копполы. Женскую половину жюри оттеняют такие тяжеловесы, как, скажем, Апичатпонг Вирасетакул, вундеркинд из Бангладеш, давний фаворит Канна, или мексиканец Альфонсо Куарон, один из самых модных режиссеров планеты. Учитывая, что в нынешней программе Канна преобладают фильмы из Латинской Америки, присутствие Куарона более чем уместно. Жиль Жакоб, на протяжении чуть ли не полувека бессменный президент Каннского фестиваля, хоть и отошел в сторону (чисто формально уступив место более молодому Тьерри Фремо), продолжает править из-за кулис: в этом году ему захотелось вывести на авансцену Латинскую Америку. Что абсолютно справедливо: в кинематографе этого региона, как, собственно, и в его литературе, присутствует магия, помноженная на энергетику, и особого рода мистицизм.

Чего, правда, не скажешь о фильме открытия — "Слепоте" Фернанду Мейреллиша, в свое время блеснувшем замечательной картиной "Город Бога". Не знаю, что произошло с господином Мейреллишем за это время, но "Слепота", повествующая о хрупкости нашей цивилизации, страдает, извините за дурацкий каламбур, художественной глухотой — все вроде на месте, вплоть до суперзвезд (Джулианна Мур, Гаэль Гарсиа Берналь), а откровения не происходит.

Зато благодаря Мейреллишу уже в первый день на красной дорожке появилась очаровательная Джулианна Мур, одна из самых прекрасных и талантливых актрис. В платье, напоминающем наряд Жанны Самари со знаменитого полотна Ренуара, - с перьями вокруг шеи, розовом, длинном, с открытой спиной, - подчеркивающем женственность этой актрисы.

Почти такую же гамму — розово-жемчужную, благородно бледную - выбрала для своего выхода в свет знаменитая американка Фэй Данауэй. Даже не платье, а сложно скроенный костюм — из ткани, будто подсвеченной изнутри, как нежнейший утренний рассвет. А вот Натали Портман, девушка строгих правил, всегда одета не по возрасту — слишком солидно. Ее безупречное сиреневое платье, такие же безупречные туфли на высоченных каблуках, точно в тон платью, отдают буржуазной скукой. Поневоле вспомнишь, как на Круазетт "зажигала" Бьорк в совершенно невероятном наряде. Допустим, Александре Мартинез или Еве Лонгория положено представлять знаменитые дома мод и раскрученных модельеров: обе принадлежат больше миру гламура, нежели большого кинематографа. А вот Портман, претендующая на одну из первых драматических актрис Голливуда, могла бы быть поизобретательней — и в своих ролях, и в одежде.

Однако настоящий фурор в Канне произвела знаменитая парочка — Анджелина Джоли и Брэд Питт. На красной дорожке они почему-то не появились, зато забрели вместе со своими многочисленными отпрысками на... общественный пляж, приведя туристов, греющихся здесь на солнышке, в состояние ступора. Действительно, такое можно увидеть только в Канне — чтобы суперзвезда заявилась на пляж без охраны... Помнится, когда Сочи посетил Жан-Клод Ван Дамм (здесь, в Канне, его бы никто и не заметил), город оцепили с самого утра.

Это еще одна каннская традиция: только здесь, и нигде больше, можно увидеть звезду, одиноко бредущую в толпе — французы настолько деликатны, что не станут приставать с автографами и валить с ног. Те, кто неистово скандирует, увидев свою любимую звезду на красной лестнице, вежливо уступят дорогу на улице, даже не протянув ей блокнот с просьбой расписаться.

Канн — Москва

5409
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top