Пенелопа Крус оскорбила Бардема

Просмотр списком

Каннский кинофестиваль достиг своего апогея: показана половина фильмов из официальной программы и большая часть из параллельной; на Круазетт засветилось огромное количество звезд первой величины; уже наметились аутсайдеры и, наоборот, лидеры.

Пенелопа Крус оскорбила Бардема

Несмотря на погоду — до конца фестиваля синоптики предрекают пасмурные дни и перманентные дожди — фестивальное пространство буквально светится: скандалы, споры, очереди, истерики, толпы фанов.

Дождь — не помеха: чтобы увидеть новый вариант "Индианы Джонса", можно, оказывается, подраться и зонтиками, рискуя выколоть глаз своему визави. Чтобы потом... уйти с середины просмотра, притомившись от подвигов Инди, который битых два часа лезет с хрустальным черепом наперевес в какой-то ковчег. По ходу дела отбиваясь от козней... КГБ. Интересно, что главную кагэбэшницу при этом играет не кто иной, как блистательная Кейт Бланшетт — правда, изуродованная для этой роли до неузнаваемости. Бедняга Кейт, обычно строгая в выборе ролей, видимо, не устояла перед обаянием Спилберга и былой славой "Индианы Джонса", в прошлом действительно великой эпопеи: в результате на пресс-конференции ей пришлось извиняться перед русскими, без конца заверяя их, что, дескать, ничего против нашей страны не имеет.

Надо сказать, что те русские, у которых туго с чувством юмора, все равно смертельно обиделись, переключившись со сплетен о своих знакомых на злобные выпады против актрисы Бланшетт, обвиняя ее, а заодно и некогда обожаемого Спилберга, в полном отсутствии "политкорректности". С другой стороны, только русские смогли по достоинству оценить феерический идиотизм этого фильма, где кагэбэшники в перерывах между погонями и стрельбой пляшут вприсядку у костра под цыганские романсы. Если воспринимать картину как кич (а это и есть кич), то она действительно очень забавная: от старого, классического Спилберга здесь почти ничего уже не осталось. Только к концу (поэтому очень рекомендую досидеть до конца) он вновь набирает силу, благодаря которой на него когда-то молились подростки всей планеты. И не только подростки: даже интеллектуалы, притворно морщась, признавались, что первый "Индиана Джонс" буквально завораживал. Прежде всего ритмом и эффектными, изобретательными трюками, которых и в этой серии хоть отбавляй.

Ясное дело, "Индиана Джонс" был показан вне конкурса, в качестве специального события, в огромном фестивальном дворце "Гранд театр Люмьер" на три тысячи мест.

Что же касается непосредственно конкурса, то в этом году, на мой взгляд, до сих пор не наметилось явного лидера. Есть замечательные картины вроде "Трех обезьян" Нури Бильге Джейлана, турецкого гения, наследника Тарковского и Антониони, есть интересные опыты филиппинских, китайских, корейских авторов, уже успевших получить высочайшие оценки критиков, есть "Молчание Лорны" великих братьев Дарденн, но... Ни одна из этих картин не может — как это было когда-то с "Догвиллем" Ларса фон Триера — претендовать на звание шедевра и величины абсолютной.

Кстати говоря, Канн, чувствуя "сердечную недостаточность" программы, как будто специально прямо в середине действа устроил пышное чествование человека, с чьим именем связано великое прошлое кинематографа — а именно Мануэля де Оливейры, португальского режиссера, которому в этом году исполнятся ровно сто лет. Де Оливейра, несмотря на более чем солидный возраст, самолично прибыл в Канн - чтобы представить свой первый фильм, снятый почти восемьдесят (!) лет назад. Казалось бы, ничего особенного — немой фильм-наблюдение, снятый в документальной манере и повествующий о повседневных буднях портового городка, но какая высочайшая культура проникновения в реальность, какая романтика повседневности или, как говорили в советские времена, — "романтика труда". Ни один современный документальный фильм, снятый дигитальной камерой с высокими техническими характеристиками, не идет ни в какое сравнение с этой старой короткометражкой — черно-белой, поцарапанной и технически несовершенной.

Другое событие Канна-61 — премьера нового фильма Вуди Аллена "Вики Кристина Барселона", почему-то не удостоенного чести принимать участие в конкурсе. Хотя это, по-моему, пока что лучшая картина фестиваля — живая, остроумная, романтичная, великолепно сыгранная такими звездами, как Пенелопа Крус, Хавьер Бардем и Скарлетт Йоханссон.

На пресс-конференции, на которую почти невозможно было прорваться, присутствовал сам Вуди Аллен — в компании с очаровательной Пенелопой, актрисой без преувеличения выдающейся, наделенной красотой звезд прошлого — эдакая реинкарнация Софи Лорен пополам с Клаудией Кардинале. Крус играет здесь жену художника, темпераментную испанку, все время скандалящую, выкрикивающую оскорбления в адрес супруга (Хавьер Бардем) и в то же время мирящуюся с его многочисленными любовными похождениями. Возможно, самые смешные эпизоды картины — безмятежная жизнь втроем (Бардем, Крус и Йоханссон) на фоне божественной красоты испанской природы и пейзажей Барселоны. Как всегда, Аллен снимает пародию — причем на все подряд: на интеллигенцию, богему, американцев, испанцев, на современное искусство, на взаимоотношения, на мужчин и на женщин. Смотреть на это великолепие — истинное наслаждение, ибо кто, как не Аллен, может ежегодно выдавать штучный товар, абсолютно не похожий на унылый голливудский конвейер? Никто.

За "гламурную", представительскую часть фестиваля отвечают, конечно же, такие суперзвезды, как, скажем, Анджелина Джоли, приехавшая в Канн буквально на сносях: врачи боятся, что Джоли может разродиться прямо на Красной дорожке, предрекая роды ровно через неделю (но ведь могут начаться и раньше!).Брэд Питт — видимо, лучший муж на всем белом свете — сидит в отеле с чадами и домочадцами, пока его "сильно беременная" супруга дает интервью, красуется на Красной дорожке и радуется жизни. Один всего раз бедняга собрался посмотреть городок Антиб, заказал себе машину пошикарнее и двинулся в путь, но, увидев, что его преследуют папарацци, свернул куда-то не туда. В результате — смех и грех! — именно папарацци объясняли заблудившемуся Питту, как проехать в Антиб: суперзвезда вышел из машины, мирно с ними пообщался, дал себя сфотографировать - трагедии, что случилась с принцессой Дианой, слава Богу, не повторилось.

Как известно, в Канн прибыли не только кинозвезды, но и звезды спорта — Диего Марадона и Майк Тайсон. Марадона пока что не светился на публике — фильм о нем, снятый самим Эмиром Кустурицей, еще не показали, зато Тайсон, биографический фильм о котором был заявлен в программе "Особый взгляд", уже успел устроить пресс-конференцию. Вечером этого же дня беднягу не пустили в Большой дворец на премьеру собственного фильма! Секьюрити дворца, известные своими "зверствами" (в свое время они точно так же не пустили Никиту Михалкова — из-за кроссовок), сочли, что у Тайсона недостаточно солидный эскорт (звезде, по правилам, положено чуть ли не четыре охранника). Все доводы, что уж Тайсону-то охрана точно не нужна - он сам себе охрана, не подействовали: у стражей порядка вообще всегда было неважно с чувством юмора.

7960
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top