Цинизм нового времени

Просмотр списком

Фестиваль "Эдинбургский фриндж в Москве" завершился читкой пьес Марка Равенхилла и сатирическим путешествием в "Дамаск".

Цинизм нового времени

Равенхилл теперь не только лондонская знаменитость. Он — один из самых востребованных драматургов в России. Его "Продукт" поставлен в "Практике", "Откровенные полароидные снимки" и"Shopping & Fucking" играют не только на московской сцене.

Сегодня в Лондоне можно в течение недели обойти все театральные площадки, по которым рассредоточены новые короткие пьесы Равенхилла. Каждая из них — не длиннее двадцати минут.

Из семнадцати пьес, написанных драматургом специально для фринджа в Эдинбурге, в Москву доехали пять: "Война и мир", "Мать", "Потерянный рай", "Возвращенный рай", "Любовь". Равенхилл сознается, что почти каждое из названий он стырил у классиков — Толстого, Мильтона, Горького - и только "Любовь" — из репертуара песен Meat Loaf. Сам Равенхилл объясняет это концептуальное заимствование своим огромным интересом к столкновению его камерных фрагментарных историй с названиями классических эпических произведений.

Равенхилл — большой мастер поговорить о цинизме нового времени, откуда изгнаны социальные надежды и утопии, которые раньше защищали психику человека. "Война и мир" Толстого и "Потерянный рай" Мильтона представляют собой очень разные утопии, но все они потерпели крушение. Катастрофу переживает и каждый из героев пьес Равенхилла. В "Матери" — это женщина, которая захлебывается в яростном, матерном монологе, лишь бы не дать офицерам возможности сообщить ей о том, что ее сын погиб. В "Войне и мире" - мальчик, которому по ночам является солдат без головы и который в свои десять лет безнадежно искалечен семейной философией успеха.

В Москве новые пьесы Равенхилла не игрались, а читались, причем драматург сообщил публике, что все-таки предпочитает полноценную постановку читке, хотя и не всегда доволен результатом. Его смутило, что в Лондоне пьесу "Война и мир" поняли слишком буквально, и персонажа — ребенка - там играет мальчик, а солдату в самом деле сносят полголовы. Вчитке, предложенной молодым режиссером А. Вартановым, диалог безголового солдата и мальчика прочитан как соблазнение, с ощутимым эротическим подтекстом. Вкрадчиво просит солдат у мальчика его голову, свою-то он оставил на войне, где сражался за мальчика и таких, как он, ведь иначе мир завоюют эти, "у кого полотенца на голове".

Солдат соблазняет мальчика мужественностью, войной: хочешь потрогать мою винтовку? Конечно хочет, но имеет аргумент: его прекрасная голова обеспечит мальчику прекрасную должность и прекрасный счет в банке. Спи, короче, солдат. Впрочем, многие пьесы на читках были превосходно разыграны нашими артистами, особенно хороша была исполнительница роли матери в одноименной пьесе. Ей удалось даже на читке воплотить образ именно типичной английской пьющей домохозяйки, без классического российского бабьего надрыва. Марк Равенхилл, несмотря на всю свою радикальность, ратует за традиционную театральную культуру и заявляет, что больше не будет давать разрешения на читки. Хотя именно в процессе читки ему удается понять, насколько живыми персонажами он заселил свою пьесу, насколько обитаемым сделал ее мир.

Фестиваль завершился вполне полноценным и даже традиционным спектаклем "Дамаск" театра "Траверс". В его основе немного филологии — герой продвигает в Дамаске новую образовательную языковую программу, много политики — герой не может улететь домой, потому что в аэропорту Бейрута найдена бомба. А главным двигателем действия является восточная красавица, убежденная феминистка и прогрессивная деятельница, которая проводит политпросвет для героя, шотландца, рохли и демократа. Искусству агитации она, видимо, научилась в Москве, где провела студенческие годы. Политическая сатира не всегда удачно соединяется с лирическими отступлениями, но в целом драматургу Дэвиду Грейгу удается рассмешить публику, особенно когда его шутки рискованно балансируют на грани политкорректности. Достается, впрочем, не только мультикультурализму, глобализации и политическим амбициям запада, но и просто мужчинам, умеющим быть достаточно неприятными созданиями, что в Дублине, что в Москве, что в Дамаске.


1837
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top