Куценко встретили ревом и стоном

Просмотр списком

XIX-й по счету российский кинофестиваль"Кинотавр" открылся ровно в срок с соблюдением всех положенных ритуалов – со звездами на дорожке, длинной торжественной церемонией, приветствиями и поздравлениями.

Куценко встретили ревом и стоном

И хотя снобы фыркают — дескать, куда там Гоше Куценко до Брэда Питта, сочинские киноманы с ними бы не согласились: у меня, по крайней мере, сложилось такое впечатление, что именно Гоша — главный герой церемонии.

Такого рева, переходящего в сладострастный коллективный стон, я не слышала ни в Канне, ни в Венеции: сопровождающая Гошу миловидная девица, тонкая и звонкая, по-моему, даже обиделась и не стала дожидаться, пока ее знаменитый спутник, милостиво склонившись со своего подиумного возвышения, раздаст автографы. Другие звезды — и певица Алена Апина, и прочие очаровательные ньюсмейкеры и ньюсмейкерши - таким успехом, как Гоша, не пользовались. Вообще определить популярность звезды всегда можно по количеству децибелов, которое выдает толпа, завидев своего кумира.

К слову сказать, артист Куценко, вопреки мягким просьбам администрации одеться в вечерний костюм, таковым пренебрег: в белой расхристанной рубашке и джинсах на Каннскую дорожку его бы ни за что не пустили. А вот Алену Апину — в чудесном, облегающим ее идеальную фигуру золотом русалочьем платье — пустили бы, и еще как. В таком прикиде можно было бы посоревноваться и с Миллой Йовович, которую обслуживает Дом Версаче. То же самое можно сказать и о костюме Аллы Демидовой — вероятно, самой элегантной женщины России: на "Кинотавр", ей -богу, стоит заявиться только за тем, чтобы вблизи понаблюдать, как Демидова, актриса вообще-то интеллектуального склада, преподносит свои великолепные костюмы. Будь Демидова мужчиной, можно было бы сказать — "высший класс дендизма".

После Демидовой многим нашим актрисам лучше бы вовсе не дефилировать по дорожке (не говоря уже о критикессах, которых, бедняг, прогоняют словно сквозь строй — в их-то скромных нарядах). На "Кинотавре" такая традиция, как сказал мне милиционер, когда во время первого своего визита сюда я попробовала прорваться через кордоны, минуя страшный для меня "путь к славе", звездную дорожку: мол, приказано идти - и пойдете, где положено. Так и не пропустил. Пришлось, уже на следующий год, срочно что-то предпринимать, бегая по бутикам в поисках подходящего костюмчика.

Что же касается самой церемонии открытия, то она была посвящена даже не столько "Кинотавру", сколько столетию российского кино, которое, как выяснилось, грянуло аккурат в этом году. Если, конечно, вести исчисление с премьеры то ли "Понизовой вольницы", то ли "Стеньки Разина" — восьмиминутных "клипов", сегодня кажущихся студенческим хулиганством, заснятым на пленку где-нибудь на подмосковной даче.

По сравнению со столь древними "артефактами" 70-летие Алексея Германа, которому здесь вручили приз, сопровождавшийся пятиминутной овацией, кажется чуть ли не детской датой. Зато нарезка из его фильмов стала иллюстрацией золотого века нашего кино, которое за каких-то полвека достигло германовского величия, чтобы потом устремиться к своему зачаточному состоянию.

Впрочем, пока что рано сетовать, распекать молодых, сравнивать их с Германом или Тарковским: фестиваль только начинается и, возможно, сулит нам чудные открытия.

6770
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top