Корабль на песке

Просмотр списком

Авиньонский театральный фестиваль завершился тем же спектаклем, что и открылся, — "Полуденным разделом" Поля Клоделя и Валери Древиль.

Корабль на песке

Корабль любовников из Фучжоу пристал к песчаному Бульбонскому карьеру — еще одной эффектной авиньонской открытой площадке. С 1985 года ее природный аскетизм успешно конкурирует со средневековым двором Папского дворца. Легкие подмостки под звездным небом на фоне отвесных скал превращались то в плот, то в погост, то в расходящиеся острова. Публика впадала в ритм клоделевских гимнов любви, желанию и вызову. Чтобы смягчить эту ритмическую качку, квартет артистов с Валери Древиль во главе снабдил высокопарный текст французского пост-символиста легкомысленными интонациями, гримасками, кокетством и смехом. Все остальную, торжественную часть, взвалила на свои заслуженные плечи сама Валери. Еще бы, героиня Древиль и Клоделя — не какая-нибудь там авантюристка кокетка, но "та, на чьем челе написано слово ТАЙНА". С таким вот челом Древиль и играет женщину-ртуть, принимающую форму того, кого любит, передает метаморфозы, позволяющие ей быть разной с разными мужчинами, взывает к стихиям. Стихий в Бульбонском карьере оказалось с избытком. С одного из спектаклей зрителей пришлось эвакуировать из-за проливного дождя.
Валери Древиль — такая же интеллигентная французская артистка, как Алла Демидова — интеллигентная российская артистка. То есть, Древиль — воспитанница солидной драматической школы, исполнительница многих главных ролей на сцене "Комеди Франсез". Повышенный эстетизм ее артистического образа отдает некоторой надмирностью, и тот будто воспаряет над пошлой обыденностью. Надменное неприятие массовой культуры в ее случае неплохо сочетается с охотой к экспериментальным затеям. Впрочем, радикальный поиск лучше обеспечить либо громким режиссерским именем, либо подстелить под него культурный слой потолще. В Москве Демидова декламирует со сцены библейские главы и литературную классику в сопровождении симфонического оркестра в Консерватории. В Авиньоне Валери Древиль без особых постановочных изысков читает избранные песни "Божественной комедии" Данте в каменном мешке Двора почета Папского дворца. Трудно, конечно, представить, что Алла Демидова разденется на сцене даже ради воплощения замысла самого гениального режиссера. Древиль сделала это в спектакле Анатолия Васильева "Медея-материал", кстати, еще в Москве. Такая обнаженная богиня у самого бога европейской сцены.
На Авиньонском фестивале Валери Древиль исполняла обязанности творческого куратора совместно с итальянским режиссером Ромео Кастеллуччи. На эту ответственную должность организаторы фестиваля ежегодно приглашают влиятельных театральных деятелей. Ее ложка радикализма в общую бочку как раз и была зачерпнута из Поля Клоделя. Московская публика не вполне знает Клоделя, странного классика, метафизика и дипломатического работника в Китае. Национальное достояние Франции не получило в России своей сценической судьбы. После революции Клоделя ставил Таиров. В 1988 году был знаменитый спектакль Владимира Мирзоева, основанный на менее велеречивом переводе Людмилы Черняковой, осуществившей его незадолго до своей смерти. А спустя еще двадцать лет явилась минималистская версия Владимира Агеева. И вот теперь в рамках Года Франции в России обещают привезти в Москву эту авиньонскую постановку "Полуденного раздела", спектакль без режиссера, осуществленный силами самих артистов.
В Клоделе поражает то, как органично серебряный век сочетается в нем с авантюрными перипетиями индокитайской колонизации. Многозначительные возгласы, тирады и мистические шарады текста "Полуденного раздела" уживаются с почти физической натугой страстей и деловыми подробностями, а вместе с тем это — автобиографическая, самая личная пьеса Поля Клоделя. Написав ее в 1906 году, он сорок лет отвергал мысль о постановке, пока актер и режиссер Жан-Луи Барро не сделал ее сенсацией французской сцены.
В жизни Поля Клоделя, младшего брата горделивой безумицы Камиллы Клодель, ученицы и подруги скульптора Родена, случилось, как минимум, четыре инсайта. Поэзия "первобытного мистика" Рембо. Откровение Библии, приведшее Клоделя к мысли, что "искусство и поэзия — вещи божественные". Китай — "есть такие страны, с которыми соглашаешься, сочетаешься, которые принимаешь сразу как женщину", и поздняя встреча с польской красавицей Розали Вич. Накануне этой встречи Клодель решил покончить с дипломатией, сочинительством и стать монахом. Но, по его словам, "получил отказ". Возвращаясь к старой жизни, он в скором времени испытывает негаданное обновление. Будучи замужем за коммерсантом-авантюристом и матерью его детей, Роз входит в жизнь Клоделя и так же внезапно — исчезает из нее. Клодель отправляет любовницу, беременную его ребенком, в Европу подальше от сплетен и стрессов. Там ее след и теряется. Клодель раздавлен, его мучения, ярость и страсть находят выход в "Полуденном разделе" и окончательно спутывают в этой пьесе вымысел и реальность. Пройдут годы, и Клодель получит от Роз письмо, в котором она объяснит свой уход самопожертвованием и признается, что она — "все та же". Между любовниками завяжется нежная и полностью удовлетворяющая обоих переписка "о главном", а Клодель, наконец, познакомится со своей дочерью, которую Розали воспитывала в браке с другим человеком. Жертвенная красавица так и останется для поэта "прекрасной дамой", что считалось исключительно полезным для литературы, театра и вообще творчества.

5459
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top