Мария Аронова: всю жизнь любила булки и не хочу себя ломать

Просмотр списком

В наступающем сезоне актриса театра и кино Мария Аронова будет играть в Театре им. Вахтангова роль Елены Прекрасной в трагедии Шекспира "Троил и Крессида". Аронова много играет, и чаще всего ее можно застать в театре. Но корреспондент Tata.ru встретился с актрисой в ЦДХ на выставке "Шура и Мишура", где были представлены работы ее брата – художника-реставратора Александра Аронова, его супруги Ирины Мишуры и их дочек, племянниц Марии Ароновой, Анны и Анастасии.

Мария Аронова: всю жизнь любила булки и не хочу себя ломать

- Мария, вам никогда не хотелось стать художницей, как ваш старший брат?

— Нет, хотя уйдя в девятом классе из школы, я пошла работать художником на фабрику ВТО. Я вообще не умела рисовать. Но пыталась это делать. Помню, как классе в четвертом мне задали по природоведению нарисовать кленовый лист. Мама рисовала примерно так же "восхитительно", как и я, и мы с ней часа четыре с половиной мучили несчастный листок бумаги и никак не могли вспомнить форму кленового листа. Я была в истерике, когда пришел Саша после занятия в художественной школе, увидел меня — зареванную, мгновенно набросал лист идеальной формы и сказал мне: "Раскрась!" Знаете, мне кажется, что Саша мог бы стать актером. Он человек очень тонкий, интеллигентный, артистичный и с потрясающим чувством юмора. В детстве он занимался в театральной студии, и ему это очень нравилось.

— А вы ходили в студию вместе с ним?

— Нет, Саша старше меня на четыре года, и когда он ходил в театральную студию, я была совсем крошкой.

— Как в вашей жизни возникло увлечение театром?

— Я хотела стать актрисой с тех пор, как себя помню, и у меня не было никаких проблем с выбором профессии. Не так давно я поняла, что это великое счастье - родиться с прямой дорогой. Оказывается, огромное количество людей никак не может понять, чем им хочется заниматься. Я не мучила себя этим вопросом. С детства старалась привлечь к себе внимание взрослых, устраивала выступления дома и мучила сидящих во дворе бабушек постоянными концертами. Натягивала на веревку какие-нибудь занавески, простыни, собирала всех, кого могла, и устраивала юмористические представления.

— Вас не смущало, что на вас смотрело много людей?

— Нет, я отлично себя чувствовала, орала и старалась изо всех сил. Мне кажется, что лицедейство было для меня единственным способом самоутвердиться. А Саша был совсем другим. Он даже играть любил маленькими, изящными игрушками, а у меня была какая-то страсть ко всему гигантскому.

— Как вы оказались в Театре им. Вахтангова?

— Я училась на втором курсе Театрального училища им. Щукина, когда наш педагог Алла Казанская посоветовала Аркадию Фридриховичу Кацу взять меня в спектакль "Женитьба Бальзаминова" на роль Белотеловой. Я ее сыграла, потом мне предложили несколько вводов, потом взяли в новый спектакль. А учеба в институте как-то плавно перетекла в работу в театре. К моменту окончания института у меня даже не возникало мыслей о том, что нужно куда-то показываться.

— Вы никогда не переживали по поводу своей внешности?

— Я — характерная актриса, поэтому мне помогает моя внешность. Вот если бы я играла героинь, тогда мне пришлось бы попереживать. Я это поняла, когда пришла в театральное училище: кругом одни красивые девочки, а таких как я — нет. Но ведь кому-то нужно играть старушек или каких-нибудь смешных теток. На сцене у меня есть возможность прикрываться разными масками, и сейчас меня, по большому счету, не очень заботит, как я выгляжу в жизни. Мой муж Женя любит меня, как бы я ни выглядела и независимо от того, в каком я настроении. Я могу быть с ним такой, какая я на самом деле. Ну не дал мне Господь красы, о которой я всю жизнь мечтала, не дал талии, которой у меня никогда не было, ну и что? Зато дал много другого. Я всю жизнь любила булки и не хочу себя ломать. Конечно, можно попробовать сесть на диету, заняться фитнесом, нарастить волосы и посвятить всю свою жизнь погоне за красотой. Но ради чего? Я и так гармонично себя чувствую.

— А правда, что вас в театре посадили за гримерный столик Людмилы Целиковской?

— Да, это стало моим боевым крещением. Это произошло случайно: когда я пришла репетировать "Женитьбу Бальзаминова", меня направили в гримерку к жене Аркадия Фридриховича Каца - Фаине Борисовне Праудиной. Я спросила: за какой стол я могу сесть, она показала мне свободный столик, но, открыв верхний ящик, я увидела маленький гребешок. Я даже подумала, что стол уже занят, но мне сказали, что это бывший гримерный столик Целиковской. Я аккуратно завернула гребешок в салфеточку, и он до сих пор лежит у меня на столе. А потом, снимая в гримерке репетиционный кринолин, который мне принесли из костюмерной, я отвернула поясок и увидела, что на нем тоже стоит метка: Людмила Целиковская... Я для себя решила, что это какой-то знак.
А когда мне вручали "Хрустальную Турандот", Юлия Константиновна Борисова подарила мне рушник, который ей когда-то подарил Топорков. Передавая ей рушник, он сказал: "Юля, если увидишь человека, которому сможешь передать его как знамя, передай". Она передала его мне! Для меня это было настоящим потрясением!

— Вы ездите на работу на машине или на общественном транспорте?

— На машине, и сама ее вожу. В марте купила себе "Лендровер Дискавери". Это одно из моих хобби, я люблю водить машину. Друзья говорят, что у меня абсолютно мужская манера вождения и мужское поведение на дороге. Я езжу гораздо быстрее, чем обычно ездят женщины.

— Что вы делаете в пробках?

— Читаю, учу роль. Главное, найти правильное положение, чтобы глаза видели фонари стоящих впереди машин и я понимала, когда можно будет тронуться с места. А сейчас, в основном, болтаю по телефону. Друг подарил мне на день рождения iPhone с корпоративным номером, так что можно разговаривать без ограничений.

5472
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top