Егор Кончаловский: семейственность вещь хорошая

Просмотр списком

В любви можно объясняться по-разному: дарить цветы, писать письма или петь серенады под окном. Егор Кончаловский объясняется в любви в рабочем порядке. Сейчас он стал творческим продюсером проекта "Москва, я люблю тебя!" — картины, состоящей из 20 мини-фильмов о Москве, снятых разными режиссерами. О себе и своей любви Егор Кончаловский рассказал корреспонденту Tata.ru.

Егор Кончаловский: семейственность вещь хорошая

- Фамилия Кончаловский помогала или мешала вам в жизни? Вам никогда не хотелось ее изменить?

— Фамилия Кончаловский мне и помогала, и мешала. На вопрос, хотел бы я носить другое имя, отвечу — нет, не хотел бы. Хотя фамилия моя — Михалков. Как и у Андрона Кончаловского.

— Вы — творческий продюсер проекта "Москва, я люблю тебя!" и каждый день приезжаете на съемочную площадку. Не возникало желания что-то посоветовать коллегам по профессии?

— Конечно нет! Я приезжаю на площадку часа на два, смотрю, что там происходит, иногда помогаю с какими-то организационными мелочами, но ни в коем случае не вмешиваюсь в творческую часть работы. Что я буду советовать Алле Суриковой или Георгию Григорьевичу Натансону, ему уже за 80, и он понимает в кино гораздо больше, чем я? Это же смешно! Но даже если снимает молодой кинорежиссер, пять минут экранного времени отведено ему для независимого, абсолютно самостоятельного высказывания.

— Снимать пятиминутный фильм сложнее, чем полнометражную картину?

— Я бы так не сказал. Просто пять минут — это другой формат, и за это время режиссеру нужно успеть высказаться. Я пришел в кино из рекламы, не раз снимал клипы - и поэтому мне знакома малая форма. Я понимаю, как в течение этих пяти минут обращаться с пространством и временем.

— Как работают режиссеры, привыкшие к полнометражному формату?

— С разной степенью успешности. Но сейчас, когда сняты почти все фрагменты (я надеюсь, что в августе мы закончим съемки), мне нравится то, что у нас получается.

— Существовали ли какие-то ограничения, касающиеся темы или сюжета?

— Ограничения, конечно, были. Это проект о Москве, и все истории должны быть так или иначе связаны с этим городом и живущими здесь людьми. Вера Сторожева придумала историю о киллере, у Наны Джорджадзе история о самоубийце, у Василия Чердынского — о женщине, которая работает в метро и вообще не видит солнечного света: она уезжает на работу поздно вечером, возвращается домой рано утром, а днем спит. История Мурада Ибрагимбекова о высотниках — мойщиках окон, — которые моют стекла небоскребов. Один из его героев мечтает вымыть кремлевскую звезду... Зато по всем остальным параметрам наш проект — авторский. Мы с продюсером Юрием Глоцером принимали историю и больше не вмешивались в творческий процесс. Каждый режиссер сам приглашал оператора, съемочную команду и подбирал актеров. В результате, в этой работе занято 12 звезд российского кино: Евгений Миронов, Мария Миронова, Максим Суханов, Евгений Стычкин, Евгения Добровольская, Иван Охлобыстин, Дмитрий Дюжев, Альберт Филозов и другие. Ни один полнометражный российский блокбастер на сегодняшний день не соберет такого количества звезд. И все артисты согласились работать за, в общем-то, скромные гонорары.

— Рассказывая о режиссерах, вы назвали Аллу Сурикову, Веру Сторожеву, Нану Джорджадзе... Кроме них в проекте участвуют режиссеры-женщины?

— Да, это удивительно. Обычно считается, что кинорежиссер, как дирижер оркестра, командир полка или капитан корабля, — типично мужская профессия. А в нашем проекте участвуют семь женщин-режиссеров. Это почти половина режиссерского состава.

— У вас столько родственниц-актрис: жена Любовь Толкалина, мачеха Юлия Высоцкая, двоюродная сестра Анна Михалкова. Не было желания снять в фильме кого-нибудь из них?

— Семейственность вещь хорошая, но я не Глеб Панфилов, для которого Инна Чурикова, на мой взгляд, стала музой и точкой отсчета в профессии. В режиссерской профессии все очень индивидуально. Мне иногда трудно работать со своими близкими, поэтому я не снимал Любовь Толкалину. Но без семейственности все же не обошлось. Один из коротких фильмов снимает мой двоюродный брат Артем Михалков. Он попал в наш проект не по блату, а потому, что написал прекрасную историю и сыграл в фильме Ивана Охлобыстина.

— Но ведь Иван Охлобыстин — священник. Духовный сан не мешает ему снимать кино?

— Не мешает. Иван не только снимает кино, но и играет в моей истории и написал для нее сценарий. Знаете, во времена Крестовых походов вместе с войском ехали священники. Если вдруг нападал противник, они снимали рясы, брали в руки мечи и дрались не хуже рыцарей.

— О чем будет ваша история?

— Я делаю довольно жесткое кино, и меня всегда обвиняют в жестокости и любви к чернухе. На этот раз я снял комедию. Но мне интереснее не картина, которую я снял, а возможность поработать с 20 кинорежиссерами, известными и не очень. Для меня это была удивительная школа: за время работы я увидел 20 разных режиссерских стилей и понял, как мастера и новички снимают кино. Это удивительный багаж. Одни истории мне больше нравятся, другие меньше, но всякий раз это — режиссерский автограф. Пятиминутный автограф о Москве.

— Трудно ли было найти средства на съемки фильма?

— Продюсер Юрий Глоцер, с которым я работал в фильме "Консервы", уже через 15 минут согласился финансировать этот проект. Мне нужно было только описать ему его и сказать, кто будет принимать в нем участие. Хотя у нашего проекта довольно скромный бюджет.

5508
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top