Венецианская диктатура

Просмотр списком

На острове Лидо неподалеку от Венеции, открывается 65-й Венецианский кинофестиваль, который сами итальянцы называют Мостра.

Венецианская диктатура

Как известно, ежегодный фестивальный сезон открывает Берлинале — когда на дворе стоит серенький февраль; затем, поближе к маю, кинокритики, агенты, звезды и продюсеры перемещаются на Лазурный берег — участвовать в роскошном Каннском фестивале; бархатный же сентябрь принадлежит Венеции.

Добраться сюда может далеко не каждый: и потому, что цены кусаются едва ли не сильнее, нежели в Канне, и потому, что на Лидо снять отель практически невозможно — приходится каждый день совершать водную прогулку. Венеция, как писал когда-то Томас Манн, похожа на обманщицу: за обворожительным фасадом часто кроется типично итальянское лицемерие, крохоборство и фальшь. Однако, даже зная все это, не перестаешь восхищаться и этим городом, единственным в своем роде, и фестивалем — несмотря на его накладки, беспорядочность, дороговизну и суету. Как сказал один мой знакомый итальянец, когда мы посетовали на все возрастающие цены: мол, у вас же нет ни Леонардо, ни Боттичелли, ни Дворца дожей, вот и молчите.

Вот мы и молчим: коль скоро ты решаешься посетить Венецию, необходимо запастись некоторой толикой терпения. Тем более, что фестиваль того стоит: Мостра структурирована и продумана так, что в самом конце, когда от движущегося изображения уже рябит в глазах, начинаешь понимать все величие и мощь этой конструкции.

Взять хотя бы Марко Мюллера, директора Мостры, "сильную руку", что правит венецианским действом вот уже пять лет: его "самоуправством", "диктатурой" и регулярным превышением сметы недоволен сам мэр Венеции.

Однако Мюллер, киновед и интеллектуал, помешанный на китайском кинематографе, один из самых авторитетных начальников в фестивальной табели о рангах, ведет свой корабль бестрепетной рукой, а обнаружив бунт на борту, пресекает его в зародыше. Именно он сумел превратить Мостру в фестиваль без преувеличения выдающийся, поисковый, авангардный: причем чуть ли не в ущерб гламуру и звездному блеску (здесь он не так ощущается, как в Канне). И хотя Мюллер понимает, что без Голливуда в наши дни не обойтись, он, как, впрочем, и Жиль Жакоб, президент Каннского фестиваля, почти никогда не берет в основной конкурс раскрученные голливудские однодневки. Другое дело — авторское кино, на него "антиамериканские" настроения Марко Мюллера не распространяются.

Так случилось и в этом году: как известно, Мостру будет открывать фильм братьев Коэн, типичных "детей кукурузы", плоть от плоти корневого Американского Мифа. Видимо, Марко "простил" сумасшедших братцев после шедевра "Старикам здесь не место", прозвучавшего в прошлом году в Канне: ведь многие думали, что Коэны давно выдохлись. Вообще в этом году американское присутствие довольно заметно — 5 картин из 21-й конкурсной: правда, ни одного коммерческого имени. Наряду с Коэнами (пока непонятно, будут ли они соревноваться наравне с другими или лишь торжественно откроют фестиваль) в конкурс приглашен Даррен Аронофски, Амир Надери, Кэтрин Бигелоу, Гильермо Арриага и Джонатан Демми.

Целых три картины из соседней Франции, три — из Японии (причем две — мультипликационные), четыре — из Италии (притом, что итальянское кино сейчас на спаде), турецкая и алжирская картины и, наконец, одна наша родная, отечественная. Чести представлять огромный регион — всю Восточную Европу, а не только Россию, — удостоился Алексей Герман-младший, несколько лет назад показавший в Венеции изумительный "Гарпастум". Интересно, что юный Герман (ему едва за тридцать, не возраст для режиссера) на сей раз снял фильм о "шестидесятниках", то есть о поколении своих родителей, Алексея Германа-старшего, выдающегося режиссера, и Светланы Кармалиты, не менее выдающегося кинодраматурга. Позаимствовав название — "Бумажный солдат" — у песенки Окуджавы. Участием Леши Германа российское присутствие на Лидо не ограничится.

Вести церемонию открытия и закрытия пригласили Ксению Раппопорт, которую итальянцы давно считают своей.

Видимо, после того, как Ксения получила премию Давида Донателло в качестве "Лучшей итальянской актрисы года" за роль в "Незнакомке" Джузеппе Торнаторе. А в большом жюри будет заседать Юрий Арабов, единственный на наших просторах драматург, удостоившийся "Золотой пальмовой ветви" - высшей награды Канна, за сценарий "Молоха".

Кроме того, в одну из параллельных программ приглашена российская картина "Дикое поле" Михаила Калатозишвили:так что в этом году русское присутствие в Венеции обозначено довольно четко.

Что же касается "звездопада" — ни один крупный фестиваль в мире не может обойтись без звездного присутствия - в Венеции ждут Шарлиз Терон, Микки Рурка, Марису Томей, Ким Бейсингер, Рейфа Файнса, Гая Пирса, Такеши Китано, Бенуа Мажимеля и прочих. Пока не известно, кто из них в точности приедет. Поживем — увидим.

6220
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top