Ксения Раппопорт открыла Венецианский фестиваль

Просмотр списком

На острове Лидо, в одном из самых буржуазных курортов неподалеку от Венеции, стартовал второй по престижности кинофестиваль планеты.

Ксения Раппопорт открыла Венецианский фестиваль

На том же месте, в тот же час: пока Большой фестивальный дворец не достроен (объект сдадут через три года), все журналисты, папарацци и киноманы вынуждены довольствоваться старым - без крутой красной лестницы, какая есть в Канне. Везет немногим: обладателям баскетбольного роста, мобильных лесенок, которые, словно муравьи, тащат на себе самые отчаянные, и пригласительных билетов.

Впрочем, и с пригласительными билетами немногое разглядишь — разве что уже внутри, шныряя по фойе зала Гранде с озабоченным лицом — типа ищешь своих знаменитых друзей. Если же пригласительный тебе не достался, то и с метром семьдесят три (больше у меня не получается) делать особенно нечего: разве что подежурить с самого утра. Впрочем, протиснувшись через толпу и не двигаясь с места — сметут! — можно заметить почти все, что происходит в этот момент на узкой площади перед залом Гранде.

Все-таки молодец президент фестиавля Марко Мюллер, принявший решение открыть Мостру (так итальянцы называют свой фестиваль) фильмом "Сжечь после прочтения" братьев Коэн: и кино отличное - очередная черная комедия про козни ФБР, и состав исполнителей впечатляет: Тильда Суинтон, Брэд Питт, Френсис Макдорманд, Джордж Клуни, Джон Малкович.

Вся эта звездная рать подрулила к месту события в самом финале (на разогреве были местные знаменитости, которых, впрочем, толпа встречала с неменьшим энтузиазмом, хотя нам их имена ничего не скажут) на роскошных авто и продефилировала к дворцу, у входа в который, как всегда, маячила фигура Мюллера, бледного как смерть, — от недосыпа последних фестивальных дней.

Стоило появиться на "звездной дорожке" Джорджу Клуни и Брэду Питту, как все словно с ума сошли: над узкой площадью перед фестивальным дворцом раздался прямо-таки не крик, а долгий сладострастный стон, ибо ревела и рычала многотысячная толпа.

Две звезды, затмившие своих дам — Тильду Суинтон и Френсис Макдорманд, не говоря уже о самих авторах картины, братьев Коэн, - явились на свое торжество в строгих черных костюмах. Зато на пресс-конференцию приоделись на манер немецких пенсионеров -на Питте даже была нелепая шляпа-винтаж, напоминающая головные уборы советских шестидесятников.

"Прессуха", впрочем, прошла более чем весело - прежде всего благодаря господину Клуни, записному остряку и балагуру, который умеет "держать зал" не хуже нашего Жванецкого в лучший его период.

Но вернемся к "звездной дорожке": такого блистательного открытия, как в этом году, я что-то давно не припомню (как правило, в первый день и писать-то особенно не о чем: в прежние годы звезды приезжали в Венецию гораздо позже, дня через три-четыре).

Тильда Суинтон, звезда интеллектуального кино, всегда держит марку. На сей раз она была одета скромно, но величественно: в золотисто-желтое платье, напоминающее древнегреческое. Когда из такого наряда, словно стебель из вазы, горделиво высится лебединая шея, увенчанная прелестным, чисто английским лицом одной из самых стильных актрис мира, это производит впечатление.

А вот Френсис Макдорманд явно оплошала — скромнейшее платьице в малиново-черную полоску достойно разве что обедневшей журналистки, но никак не голливудской звезды.

Зато братья Коэн, заранее уверенные в успехе, выглядят орлами: особенно радуется Джоэл, обладатель более сурового характера, нежели его брат, вечно радостный Итан. Посмотим, впрочем, как публика примет их картину — ждать осталось совсем недолго.

Вообще, зрелище получилось впечатляющее.С тех пор, как оформление фестивального пространства поручили художнику Данте Ферретти, который каждый год придумывает, как расположить своих львов, которых по его заказу изваяли сотнями, Мостра стала громадным арт-объектом.

И хотя здесь и раньше работали замечательные художники (один придумал перед дворцом Casino подвесить огромного бумажного человека на шарнирах, другой проецировал на стены портреты звезд прошлого), синьор Ферретти превзошел их всех. Прежде всего имперским размахом - золотом с красным и размножившимися львами (на изготовление которых ушло без малого миллион евро).

В этом году львиные морды выглядывают из-за белой стены с пугающим правдоподобием, сообщая действу какой-то древнеримский размах. На их фоне прекрасные дивы в развевающихся нарядах от дорогих кутюрье кажутся весталками и жрицами, случайно перепутавшими столетия.

Одной из самых прекрасных "жриц" — нашей Ксении Раппопорт — было доверено открыть фестивальное действо.

Совсем недавно овладевшая итальянским Ксения провела церемонию без сучка без задоринки, как будто изучала этот язык с детства: неофиты, не знавшие ее в лицо, вообще решили, что она итальянка.

Параллельно с церемонией открытия в фестивальных залах уже вовсю идут фильмы: в частности, новая картина Маноэля Де Оливейры, которому в ноябре должно исполниться ровно сто лет. В четверг в одном из самых громадных кинозалов мира, в "Паллагалилео", будет показан фильм братьев Коэн. Надо бы встать пораньше: в Венеции аккредитовано более десяти тысяч журналистов, и все как один ринутся в Паллагалилео.

Венеция — Москва

5548
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top