Никита Тюнин: я хотел стать космонавтом, а моя дочь – мойщиком окон

Просмотр списком

Обычно у каждого известного режиссера есть своя команда актеров. Те, кто в нее попал, как правило, не уходят в другие театры. Судьба Никиты Тюнина стала исключением из этого правила. Он может похвастаться опытом работы с двумя лучшими современными режиссерами – Анатолием Васильевым (Никита был его учеником и играл в "Школе драматического искусства") и Петром Фоменко. Сейчас Тюнин работает актером "Мастерской Петра Фоменко". Но он к тому же еще и партнер Чулпан Хаматовой и Дины Корзун в фильме "Страна глухих" и брат замечательной актрисы Галины Тюниной.

Никита Тюнин: я хотел стать космонавтом, а моя дочь – мойщиком окон

- Никита, Галя обычно говорит в интервью, что никак не повлияла на ваше решение стать актером. А что скажете вы?

— Конечно, она меня специально не направляла и не говорила, что я должен стать актером, но я выбрал свою профессию, потому что Галя была актрисой. Я смотрел все спектакли детской театральной студии при Доме ученых в Троицке, где она занималась. А на вопрос, как меня зовут, я в детстве отвечал — Никита. А фамилия? — Галя Тюнина. Мне тоже хотелось играть на сцене и ходить в студию. Там было очень интересно, и атмосфера была замечательная. Но в студии занимались только старшеклассники, младшей группы не было. Поэтому я просто ходил смотреть все спектакли. А потом, классе в третьем, меня взяли в студию. Как был счастлив! Помню, на прослушивании читал стихотворение Михалкова про Фому.

— Кого вы играли в студии?

— У нас были замечательные спектакли, и наш режиссер Лариса Дмитриевна очень интересно строила репертуар. В нем были разные пьесы — от древнегреческих до современных. (Галя в спектакле по древнегреческим пьесам играла Электру). Помню, что в одном из спектаклей играл председателя совета отряда, я обожал эту роль. В шекспировском спектакле играл Дудку - ученика точильщика и раздувальщика мехов. Я вспомнил этот опыт, когда репетировал в театре Васильева "Пир" Платона и неплохо импровизировал на тему игры на музыкальных инструментах. А еще в Доме ученых была замечательная лестница с широкими перилами, и после репетиций мы все время по ней скатывались.

— Как отнеслись родители к вашему увлечению театром?

— Очень хорошо. Мама мечтала стать певицей, они с папой пели в хоре в Доме ученых и брали меня с собой на репетиции. Они смотрели все наши спектакли и были рады, что Галя и я решили стать артистами. Когда Галя сказала, что будет поступать в Саратовское театральное училище, папа сам отвез ее в Саратов на машине. А у меня даже вопроса не возникало, кем стать. Правда, сначала иногда хотелось поступить в Суворовское училище или стать космонавтом, но потом я уже четко понимал, что буду поступать в театральный вуз.

— Вас не останавливало то, что актер — это зависимая профессия?

— Тогда я об этом не думал. Честно говоря, я и сейчас не ощущаю никакой зависимости. Хотя мой первый учитель, Андрей Александрович Гончаров говорил: "Театр — это каторга, веселая каторга".

— Почему вы после окончания ГИТИСа решили поступить в лабораторию Анатолия Васильева?

— Знаете, у Станиславского есть смешное выражение: "Искусственное раздражение периферии тела", и актеры на сцене частенько этим занимаются. Хотелось вместо этого разобраться в структуре театра, правилах актерской игры. Мне в этом очень помогло изучение текстов Платона, которые мы играли в лаборатории у Васильева.

— Трудно ли было, пройдя школу Васильева, стать актером "Мастерской Фоменко"?

— Конечно, "Мастерская Фоменко" для меня — это другой мир. Хотя репетируя с Иваном Поповски спектакль "Носорог" (с предложения Ивана сыграть в этом спектакле началась моя работа в "Мастерской"), я вспомнил, как мы репетировали у Васильева диалоги Эразма Роттердамского. Тексты драматургов-абсурдистов очень на них похожи. Помню, как Петр Наумович, посмотрев прогон "Носорога", говорил, что каждому из нас нужно найти борьбу с носорогом в себе самом. Тогда мне это было в диковинку.

— А правда, что в "Мастерской Фоменко" железная дисциплина?

— По моему ощущению, слово "железная" к театру Фоменко не подходит. Дисциплина возникает естественно, в процессе работы. Она тебе интересна, ты стараешься делать ее как можно лучше, каждый день приезжаешь в театр на репетиции, сам работаешь над ролью. Вот так и возникает дисциплина.

— Репетируя и играя в спектакле "Голая пионерка" вместе с Чулпан Хаматовой, вы вспоминали совместную работу в фильме "Страна глухих"? Помогало ли это вам лучше играть спектакль?

— Не помогало и не мешало. Просто мы были знакомы, и сохранилась какая-то ниточка, связывающая нас. Хотя за восемь лет многое изменилось: Чулпан стала совсем другой, я — тоже. Но она, по обыкновению, очень хорошая партнерша.

— Ваша дочь Глаша уже смотрела спектакли "Мастерской Фоменко"?

— Она посмотрела "Волки и овцы", "Семейное счастье", "Носорог"и из осветительской рубки кусочек репетиции спектакля "Как вам понравится" по Шекспиру. Иногда Глаша бывает вместе со мной за кулисами. Все это ей нравится.

— Она по-прежнему ходит в балетную студию?

— Нет, она пробыла там недолго. Теперь поет в хоре.

— Хочет ли Глаша стать актрисой?

— Раньше она хотела стать парикмахером или мойщиком окон. А недавно сказала мне, что хочет стать или артисткой, или гримером. Она видела, как наши художники-гримеры делают грим и прически, и это ее заинтересовало.

5388
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top