Такеши Китано: я - художник посредственный

Просмотр списком

"Ахиллес и черепаха" — фильм Такеши Китано, приглашенный в основной конкурс Венецианского фестиваля, пока лидирует среди довольно вялых картин этого года. Китано, пробующий себя в разных жанрах, мастер на все руки, неожиданно снял сатиру – причем не на что-нибудь, а на современное искусство, так называемое contemporary art. Сам он объясняет корреспонденту Tata.ru выбор темы очень просто – типа надоели все эти горе-художники, расплодившиеся, как кролики, после триумфа Энди Уорхола.

Такеши Китано:  я - художник посредственный

— Господин Китано, почему вы назвали свой фильм так странно — "Ахиллес и черепаха"? Ахиллес-то тут при чем? Не говоря уже о черепахе?

— Вы что, не помните, что это один из самых известных парадоксов Зенона: никогда Ахиллесу быстроногому не догнать черепахи...

— Никак не могу понять, в чем тут суть, всю жизнь бьюсь...

— Ну а месседж современного искусства — можете?

— Это когда на ржавом гвозде висит пальто, а в кармане — пустая бутылка?

— Что-то вроде.

— Нет, честно сказать, не могу и не хочу. Поэтому мне ваш фильм очень понравился: здорово вы их подкололи, всех этих коммерсантов от искусства. Хотя вначале я было подумала, что это будет длинный и нудный биографический фильм, как талантливый мальчик пробился несмотря на препятствия и непонимание близких.

— Правильно подумали — мальчик пробился, только вот зачем, я думаю. Любой ценой заниматься так называемым "искусством", на чем сейчас помешались буквально все - от мала до велика. Если раньше родители желали ребенку нормальной профессии, вроде врача или юриста-экономиста, то теперь все как один "развивают таланты" своих чад. Считается, что это престижнее, а главное, интереснее, чем корпеть в банке... Зачем нам столько талантов, спрашивается.

— А что, разве не так? В банке-то, поди, еще страшнее.

— Это как сказать, как сказать... Лучше все-таки делом заниматься, а не мошенничеством.

— Ну а вы сами... как бы это поделикатнее выразиться...

— (Смеется.) Не занимаюсь ли я мошенничеством? В какой-то степени — да, конечно. Как любой режиссер, наверное, то есть представитель неконкретной профессии. В своем предыдущем фильме ("Банзай, режиссер!" — ред.) я постарался как раз понять самого себя: что мне предстоит делать дальше, какие фильмы снимать. Хочется, видите ли, так называемые "авторские", "феллиниподобные", а приходится что-то типа боевиков. Ну как сейчас любят говорить, что, мол, и в авторском кино есть элементы коммерческие, и наоборот, в коммерческом — толика авторства.

— Кризис жанра? А заодно и среднего возраста?

— Что-то вроде.

— Ну в "Ахиллесе и черепахе" вы неплохо выкрутились — взяли свои собственные картины и их же и высмеяли. Вы ведь и живописью балуетесь?

— Ну так в том-то и дело! Кабы не баловался, и фильма бы не было. Где мне было взять такую кучу посредственных картин, чтобы никого не обидеть вдобавок? Вот я и взял свои собственные!

— Вы к себе несправедливы. Если бы взять эти картины и объявить их автора гением, публика бы съела и это. И заплатила бы миллионы, не волнуйтесь.

— Да знаю я! Фильм, возможно, как раз об этом — об отсутствии критериев.

— Тем более, что там действительно есть приличные вещи, я живопись хорошо чувствую.

— Мне льстить не надо, я художник посредственный, чтобы не сказать более. Но современная культура так построена, что если бы нашелся арт-дилер, объявивший их шедеврами всех времен и народов, люди бы и вправду поверили. Вот в чем суть-то. Все построено на пиаре и рекламе, никакой подлинности.

— Здорово, что вы на эту тему сняли не морализаторскую притчу, а сатирическую феерию про идиотического художника.

— Хотя тут не смеяться, а плакать надо.

Венеция — Москва

5250
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top