Даниил Белых: В театре хорошо стареть

Просмотр списком

Подростком приехав вместе с мамой-актрисой на Авиньонский фестиваль, Даниил Белых самостоятельно отправился на ночном поезде в Париж. Сейчас он путешествует по всему миру, не прибегая к услугам туристических агентств, и побывал в таких местах, о посещении которых россияне могут только мечтать. Но несмотря на путешествия, актер много работает. В октябре на экраны выйдет сериал "Наследство", где он играет одну из главных ролей. О своей работе в кино Даниил Белых рассказал корреспонденту Tata.ru.

Даниил Белых: В театре хорошо стареть

- Даниил, как вы выбираете роли в кино или сериалах? Бывает ли так, что вы отказываетесь от какого-нибудь проекта?

— Иногда отказываюсь. Хотя обычно соглашаюсь сниматься, даже если знаю, что мне придется придумывать роль самому.

— Как в сериале "За все тебя благодарю"?

— Да, во второй части режиссер работал только с главными героями, и я был предоставлен сам себе: делал то, что хотел, ограничивая себя только рамками сценария. И все придумал сам, начиная от костюма и кончая словами, которые произносил. Мне кажется, сериалу это только пошло на пользу. Бывает, что мне предлагают серьезную роль, но я понимаю, что смогу сыграть ее так, как считаю нужным, только вступив в конфликт с режиссером. Если с самого начала не найти компромисса, сотрудничество лучше не продолжать. Я несколько раз попадал в такие ситуации. Поэтому, соглашаясь на тот или иной проект, нужно все как следует продумать. А по большому счету я соглашаюсь на все и дальше как вор пытаюсь привнести то, что мне хочется.

— Вы закончили театральное училище им. Щукина. Не тоскуете по работе в театре?

— Нет, мне кажется, в театре хорошо стареть. Молодой актер, придя туда, отдает много энергии и получает за это совершенно не те дивиденды, которые хочется получать. Считается, что выпускник театрального вуза сначала должен пройти суровую школу массовки, сыграть массу ролей из серии "кушать подано" и только потом, годам к сорока, получить роль, которая даст возможность проявить себя, показать, на что он способен. Нужна большая сила воли, чтобы не затеряться в этой "театральной толпе", не спиться, думая о несбывшихся надеждах. Сколько актеров, прославившихся к сорока годам, говорят: "Ну почему настоящие роли пришли ко мне так поздно?!"

— Вы много путешествуете. Легко ли вам находить общий язык с жителями разных стран? Или вы говорите по-английски почти как по-русски?

— Мой собственный опыт доказывает, что чем больше у тебя словарный запас английских слов, тем хуже тебя понимают в местах, где английский язык — иностранный. Например, во французской провинции его не знают. И чем настойчивее ты пытаешься что-то втолковать французу-провинциалу по-английски, тем сильнее его ответная реакция: "Да не знаю я вашего английского и знать не хочу!" Иногда гораздо проще объясняться на языке жестов.

— А правда, что вы были на Пхукете во время цунами?

— Я был не на Пхукете, а на маленьком острове, который находится в три раза ближе к эпицентру цунами, чем Пхукет. Мы с супругой проводили там медовый месяц. Остров находился близко к эпицентру, глубокой воды рядом не было, и волна не успела приобрести ту разрушительную силу, которую она приобрела позже.

— Что с вами было в тот день?

— На острове был очень сильный отлив, обнажилась часть дна, и мы спустились его сфотографировать. В этот момент стала подниматься волна, больше похожая на сгусток грязи, очень агрессивная, мощная. Она накрыла нас, а потом потащила супругу за собой. Но я вцепился ей в бока, уперся ногами в дно и вытолкнул в направлении берега. Вот и все приключение. Еще 5 дней преспокойно жили, не понимая, что произошло, и только увидев в газетах несчетное количество трупов, подумали: "Надо позвонить родителям".

— Я знаю, что вы любите готовить. Привозите ли вы из путешествий рецепты каких-нибудь экзотических блюд?

— Стараюсь запомнить название и ингредиенты блюда, если с ним связано какое-нибудь яркое впечатление. А вернувшись в Москву, пытаюсь его приготовить, чтобы это впечатление повторить. Например, помню, как в годовщину цунами в Таиланде сидел в маленьком кафе на Куасан-роуд: шел проливной тропический дождь, мокрые туристы наперегонки ездили на тук-туках (это такой трехколесный мотоцикл), на улице пахло деревом и корицей, а рядом под навесом, с которого ручьями стекал тропический ливень, сморщенная старушка толкла что-то в грязной ступке, готовя салат из фасоли, перца, орехов кешью и лайма. Когда я попробовал салат, у меня захватило дух от острого перца и от окружавшей меня атмосферы. Пока я с трудом переводил дыхание, капли дождя падали в тарелку, разбавляя еду. Естественно, в Москве, я пошел в тайский ресторан, заказал этот салат и смотрел, как его готовила опрятная тайская девушка. Но вкус был совсем не тот. Я стал размышлять, расспрашивать своих знакомых поваров и понял, что дело в посуде, в которой готовили салат. В Таиланде мало воды, они редко моют посуду, поэтому предыдущее блюдо придает тому, что готовят сейчас, свой привкус и акцент. Именно его мне и недоставало.

— О чем вы думаете, когда готовите?

— Для меня приготовление еды — это некая медитация, которая захватывает меня всего без остатка. Нарезая или поджаривая что-нибудь, я ни о чем постороннем не думаю. Для меня это творческий момент: нужно создать какой-то новый вкус или повторить тот, что мне понравился. Раньше я стеснялся говорить, что хорошо готовлю. Но в последнее время понял, что и вправду делаю это хорошо. Даже хотел обучиться тонкостям европейской кухни. Но этому можно посвятить целую жизнь. А у меня другая профессия, она мне нравится, и мне кажется, что я еще не исчерпал ее возможности.

4223
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Relax.ru в Facebook
 Top